Ваш регион: Выберите регион
Найти на сайте:

Я хочу революции в благоустройстве

16.11.2017 | 11:11
|
771
текст Владимир Козлов

Два юбилея сразу мэрия Ростова-на-Дону отметила рядовым в общем совещанием о благоустройстве — столетие революции и год работы Виталия Кушнарёва на посту сити-менеджера. Наложение этих тем в некоторой степени символично.

Виталий Кушнарёв претендует на звание одного из самых тихих градоначальников своего уровня. Никаких развёрнутых интервью, никаких многочасовых общений с блогерами и прессой и уж тем более специального шоу с Дибровым, никакого публичного обсуждения стратегии развития города. Только скупые цитаты, обрывки, фразы. Его речь на совещании протяжённостью в 15 минут журналисты сочли событием публичной жизни города.

Миссия Кушнарёва, с которой он был перемещён с позиции регионального министра транспорта на эту неожиданную для него самого должность, состоит в подготовке города к чемпионату мира по футболу. Сложный проект по обустройству дворовых территорий, реновация или просто ремонт Большой Садовой, транспортная инфраструктура вокруг новых аэропорта и стадиона, масштабная работа с фасадами — этим летом и осенью Ростов-на-Дону переживал пик активности в проведении городских работ. Сейчас он на финишной прямой, и эта прямая может оказаться довольно длинной — уже в конце ноября откроют новый аэропорт, 1 декабря его приедет открывать Путин. 15 декабря должны быть закончены все работы по благоустройству дворовых территорий и общественных пространств, а финансирование по этим направлениям, по нашей информации, было открыто только в сентябре. А тут осенние дожди, как назло, каждый день размывают грунт под тротуарной плиткой, которая давно должна была в этом месте лежать.

Нам есть с чем сравнить. В это же время как сумасшедшая строилась Москва. У прохожего из России, оказавшегося случайно на Садовом кольце прошлой весной, при виде тотальной стройки возникали непроизвольные мысли. О том, что, оказывается, именно Москва была самым нуждающимся в реновации городом — прямо срочно спасать надо было столицу-матушку. Было ощущение, что весь многонациональный народ России навалился, чтобы перестелить её на два метра в глубину, оставив узенькую тропинку для прочих обывателей. Имперская мощь в действии не может не восхищать.

Иное дело — южный город. Мне случалось за это время публиковать в блоге фото центральной улицы Ростова, которую некие силы разобрали по всей длине — и оставили поле боя. То есть натурально найти посреди рабочего дня на стройке строителя было невозможно — только скачущие по развалинам пешеходы, о существовании которых в огромном количестве, видимо, просто не знали. Особенно апокалиптично выглядел сквер перед правительством Ростовской области — по нему гуляли пыльные бури, пытающиеся найти хоть одного рабочего, но находившие неизменно лишь тех бедолаг-чиновников, которые ходят на работу пешком. Что же это за сила такая, с которой, страшно сказать, само региональное правительство сделать ничего не может? Может, это специально присланные для подрыва нашей государственности третьи силы? Нет, это делают наши обычные местные подрядчики на наши же деньги.

Процесс производства, подсказывают умные люди, сопровождается целым рядом регламентов. Например, проект производства работ (ППР), который представляет собой схему участка с разметкой: где складировать, где подъезжать, где ходят обыватели — и т.д. Надо ли говорить о важности этого при проведении работ в центре города? Говорят также, что ППР утверждает сам заказчик — на этом основании прошу срочно сообщить эту информацию заказчику.

Так случилось, что в это же время фонд капремонта решил: в нашем доме 1935 года рождения настала пора заменить чугунные трубы. Чтобы не нагнетать лишнюю интригу, сразу сообщу, что работы в моей квартире в начале ноября не закончены. Началось всё с того, что зашли люди, спилили все старые трубы и батареи, а через два дня сказали жильцам, что они больше палец о палец не ударят, поскольку фонд капремонта им не платит. То есть спилили трубы как бы просто из любви к искусству. За два месяца сменилось четыре команды, каждая новая открывала преступления старой — и отказывалась исправлять чужие ошибки. Нам дважды пытались включить горячую воду в доме — ибо был приказ пустить отопление в срок — в ситуации неоконченных работ. Просто работники не знали, что они не окончены. Я буду скучать по воскресным созвонам с сотрудниками фонда капремонта — но только тогда, когда они, наконец, прекратятся! Фонд этот — не зона ответственности города, но от этого не легче. А ещё позвольте настучать при случае: у фонда даже сайт не работает — не продлены права на домен http://фондкрро.рф.

Так вот, о чём мы? О революции. Всё это похоже на позорище эпохи Временного правительства. Виталию Кушнарёву, похоже, досталась неблагодарная роль: указанные проблемы — старые, но благодаря небывалым масштабам стройки они разрослись так, что за ними уже трудно видеть что-то ещё. Но неоспоримо и то, что ситуацию можно было бы попытаться изменить — ничего не известно об этих попытках. Забываясь порой в бессильных проклятиях, так как вынужден менять блюдце под не приделанной до конца батареей, я жажду пришествия урбанистического Троцкого, который как-нибудь расстреляет каждое десятое ООО, сорвавшее порядок выполнения работ — и неизвестно как организует финансирование так, чтобы год, который должен закончиться в ноябре, начинался раньше октября. И мне всё равно, в какой партии он будет состоять.

В юбилей революции мне страшновато ловить себя на этой мещанской логике. Кажется, выключи только свет в большом городе на неделю — и в нём вполне может случиться переворот, вызываемый инстинктивным желанием предпочесть беспорядок тому порядку, в котором тебя не предусмотрено. Мы можем наклепать каких угодно духовных скреп и партийных манифестов, а возможность революции так и останется в трёх шагах от нас, там, куда ответственные люди не хотели спускаться со своих высоких кресел. Вспоминать об этом в столетие Октября — тот ещё праздник.

Другие публикации раздела: Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!