Ваш регион: Выберите регион
Найти на сайте:

«Акселераторы ScaleUp растут как грибы после дождя по всему миру»

12.09.2017 | 17:09
|
540
текст Владимир Козлов

«Центр предпринимательства», который возглавляет Виктор Седов, запустил с помощью своих партнёров в восьми регионах, включающих Ростов и Краснодар, прецедентные для страны программы развития малых предприятий. «Эксперт ЮГ» обсудил с г-ном Седовым их первые результаты и те, к которым ещё надо стремиться

— В России наблюдается бум акселерационных программ. Это тема, которой не существовало ещё два года назад, но сегодня её заявляют самые разные институты, специализированные организации и крупные компании. Какую нишу вы занимаете в этой сфере?

— К понятию акселерационной программы мы пришли, когда готовили стратегию развития на трёхлетний период. В ней своей целью мы поставили развитие предпринимательской экосистемы и создание целого ряда инструментов. Мы хотели найти подход, который будет помогать развитию предпринимателя. Важно, чтобы пользу извлекали не только лидеры общественных организаций, административные структуры и менеджеры различных звеньев, но и сам бизнесмен. Так появилась идея внимательнее посмотреть на глобальное движение ScaleUp (переводится с английского как «распространить»), в центре которого стоит акселерационная программа. Мы сравнили его с другими инициативами и пришли к выводу, что сейчас большинство программ работает со стартапами. Мы не хотели заходить на перенасыщенный рынок, а потому выбрали другую аудиторию: растущий бизнес. Мы проанализировали результаты ScaleUp-программ в США, Колумбии и ряде других стран, после чего пришли к выводу, что везде она показала хороший результат. Наставничество, обучение и обмен опытом роста, сотрудничество с аналогичными центрами в других городах — всё это даёт прекрасный результат.

Что изученный иностранный опыт работы таких программ говорит о потенциале программы в части влияния на экономику города или региона? Какой иностранный опыт сегодня признаётся эталонным?

— Глобальное движение ScaleUp Movement появилось относительно недавно, и пока не так уж много известно о влиянии его программ на экономическое развитие на местном и региональном уровнях. Есть, однако, две программы, с которых это глобальное движение началось и которые уже демонстрируют позитивный эффект. Между прочим, когда мы решали, как назвать акселерационную программу, мы обсуждали различные названия, например, «РостОК», «Масштаб РОСТА» и т.п., но остановились на англоязычном ScaleUp, так как сам термин становится интернациональным, как и startup, который вошёл в словарь современного предпринимателя совсем недавно.

Первая программа — ManizalesMas — родилась в 2012 году в колумбийском городе Манисалес (manizalesmas.org). Программы начались с работы акселератора под эгидой ScaleUp для предпринимателей с большим потенциалом роста. К акселератору в дальнейшем добавились программы подготовки профессорско-преподавательского состава по обучению предпринимательству в местных университетах, акселератор для стартапов и программа наставничества, основанная на программе наставничества Массачусетского технологического института (MIT Venture Mentoring Service). В течение первых пяти лет действия программы выпускники акселератора создали почти 1300 новых рабочих мест, заключили свыше 1400 новых контрактов и продемонстрировали в среднем 49-процентный рост товарооборота. Всего за пять лет программа «Манисалес мас» привлекла более 19 тысяч человек, ставших участниками всевозможных мероприятий. Вторая программа — ScaleUp Milwaukee — основана в городе Милуоки (США) в 2013 году. Основой программы является акселератор для предпринимателей, которые хотят перейти на качественно новый уровень развития собственного бизнеса. За прошедшие четыре года появились и другие программы, объединяющие крупные предприятия Милуоки и участников акселератора ScaleUp и способствующие образованию новых партнёрств. Начала действовать программа для выпускников акселератора, позволяющая им продолжить обучение и нетворкинг. В результате 57 выпускников первых четырёх потоков ScaleUp в Милуоки заработали 255 миллионов долларов, показали средний рост бизнеса 35 процентов в год и расширили штат более чем на 400 человек.

Manizales Mas и ScaleUp Milwaukee отличает несколько моментов, позволивших им добиться успеха. Во-первых, местные власти и агентства экономического развития много инвестировали в развитие этих городов, взяв на себя 30-40 процентов расходов на реализацию программ. Во-вторых, в каждом городе эти инициативы объединяют предпринимателей, представителей органов власти и крупного бизнеса, инвесторов, преподавателей университетов и местные общественные предпринимательские организации. Программы предлагают им новые подходы и передовой опыт, позволяющие добиться устойчивых, долгосрочных перемен в своём городе. И, в-третьих, эти программы — отличное средство информирования об успехах предпринимателей и инструмент измерения экономической активности в городе и регионе.

Новые акселераторы, имеющие в своём названии слово ScaleUp, растут как грибы после дождя по всему миру. В 2016 мы запустили акселератор ScaleUp в пяти российских городах, в 2017 году — уже в восьми, сейчас ведём переговоры ещё с пятью городами. Дания запустила национальную программу ScaleUp, а Рио-де-Жанейро запускает программу ScaleUp сейчас. В самых разных городах мира осознают, что инвестирование в быстрорастущие компании и приобщение местных предпринимателей к знаниям и сетям, позволяющим развивать их предприятия, — это лучшее вложение, обеспечивающее новые рабочие места, рост доходов, повышение налоговых поступлений и оживление местной экономики.

Как выглядят в целом промежуточные результаты, которые показывает ScaleUp в регионах? И прежде всего — с какой скоростью растут компании?

— Сейчас мы можем говорить не только о промежуточных результатах, но и об итогах первого потока 2016 года. В пяти городах завершилась девятимесячная акселерация, и мы можем подвести итог работы ScaleUp. Меня обрадовали результаты. Они оказались выше наших ожиданий, несмотря на то, что в 2016 году мы тестировали разработанный нами прототип программы, и многие вещи меняли на ходу. Например, изначально мы планировали использовать в качестве тренеров предпринимателей, которых обучили нашей методике преподавания, сертифицировали и с которыми мы уже многие годы проводили семинары по управлению собственным предприятием. Но в процессе реализации мы решили отбирать и обучать местных предпринимателей, желающих проводить интерактивные занятия ScaleUp в городах. Использование местных тренеров-предпринимателей дало возможность раскрыть потенциал развития предпринимательской экосистемы, который есть в каждом городе.

Анализ данных по обороту слушателей на входе в программу и выходе из неё показал, что у подавляющего большинства слушателей, которые прошли цикл от начала до конца, обороты бизнеса выросли, причём у 57 процентов — на 25 и более процентов. Результаты слушателей из целевой группы ScaleUp (оборот на входе в программу от 5 до 25 миллионов рублей в год) несколько ниже, чем у слушателей с меньшим оборотом на входе. Но и в целевой группе ScaleUp большинство компаний показали рост оборота, и в половине компаний рост превысил 50 процентов. Кроме того, в пяти городах слушателями программы создано 110 новых рабочих мест. Хорошие это результаты или плохие, сказать невозможно, так как не с чем сравнивать — таких программ в нашей стране пока нет.

Важным элементом акселератора является мониторинг и оценка реализации независимой компанией. Этот элемент, как правило, отсутствует у российских акселерационных программ, и об их результативности можно судить лишь со слов самих разработчиков, что далеко не всегда является прозрачным показателем. Набор слушателей первого потока ScaleUp осложнялся отсутствием доказательств эффективности программы для её участников, так как подобная программа никогда ранее в России не реализовывалась. В результате в составе слушателей первого потока было много предпринимателей, которые не соответствовали целевому профилю потенциально быстрорастущего бизнеса: например, стартапы или предприниматели с оборотом ниже пяти миллионов рублей в год. При этом и такие слушатели получили хорошие результаты — в ряде случаев их оборот вырос в несколько раз.

На первом этапе главный результат — то, что программа работает и в нашей стране. Порядка 90 процентов сформированных в рамках ScaleUp пар «наставник-наставляемый» не распадается. Почти каждый участник отчитывается как минимум о потрясающем личностном росте, который в дальнейшем станет основой для роста бизнеса Что касается экономического эффекта, я бы привёл в пример работу программы в Воронеже. По окончании 9 месяцев акселерации семь пар показали рост от 15 до 30 процентов при увеличении числа работающих, у одной компании был зафиксирован рост в 70 процентов. Сейчас мы готовимся предложить эту программу рынку.

— Кто её потенциальный покупатель? Кажется, если программу закажет крупный бизнес, он будет затачивать её под свои потребности.

С властью проще, потому что ей важен сам экономический эффект, а не детали. Но сейчас есть очень любопытные примеры инициатив крупного бизнеса. Например, Рыбаков Фонд, созданный основателем компании «Технониколь», фактически пытается заниматься тем же, чем и мы. В том же Томске по результатам программы местный бизнес увидел, что в участников программы можно вкладывать деньги: они показывают рост. Там был сформирован независимый местный инвестиционный фонд, куда могут войти все желающие, которые способны сделать взнос в размере 10 миллионов рублей. Сейчас таких участников 50, а это уже полмиллиарда рублей. Они готовы предлагать средства под интересные проекты.

— Вы определили типового участника программы как компанию с выручкой от 5 до 25 миллионов рублей. Почему вы остановились именно на этой категории бизнеса? Нет ли намерения работать с более крупными компаниями?

Мы решили начать с малого бизнеса в качестве целевой группы программы, так как это самая большая группа предпринимателей, составляющая значительно более 90 процентов, когда мы говорим о малом и среднем бизнесе. Такова структура МСП в России. Да и те программы, которые мы брали за основу, начинали работать с малыми предприятиями и оборотами 80-400 тысяч долларов, и только через несколько лет после участия в программе их обороты переваливали за миллионы долларов. Естественно, мы планируем повышать стоимость входа в программу, что и происходит в тех зарубежных программах, которые мы отслеживаем. Ходить далеко не надо, Томск повысил планку входа в программу в третьем потоке. Они приглашают в качестве слушателей предпринимателей с оборотами от 25 миллионов.

С другой стороны, важный элемент программы — это наставничество. Мы взяли за основу методику, разработанную в Великобритании организацией Youth Business International, которая многие годы работала в десятках стран мира, предлагая наставничество молодым предпринимателям. На основе в том числе и российского опыта (наставничество в предпринимательстве в России появилось с 2008 года) мы разработали собственную методику наставничества для быстрорастущих компаний. Наиболее эффективным при прочих равных условиях наставничество является тогда, когда оборот наставника отличается от оборота наставляемого в 5-10 раз. У нас было опасение, что в случае работы с крупным бизнесом в качестве слушателей программы нам будет сложно в городе с населением от 500 тысяч — до миллиона человек найти 15 предпринимателей-миллиардеров, желающих делиться своим личным предпринимательским опытом, то есть стать наставниками. Если мы будем запускать программу ScaleUp в Москве, то могу предположить, что станем приглашать слушателей с оборотами 50-100 миллионов рублей. Наставников-миллиардеров найдём.

— Какие сейчас стоят перед вами задачи: расширять список регионов или укрупняться на уже существующих площадках?

— Конечно, в первую очередь хотелось бы расширить список регионов. Если говорить о Юге, я бы хотел, чтобы «Эксперт ЮГ», который запустил программу в Ростове, со временем расширил географию программы на весь макрорегион, а затем самостоятельно провёл качественное улучшение самой программы. То есть стал новым общепризнанным центром, готовым действовать самостоятельно.

— Вы упомянули ключевую цель — создание предпринимательской экосистемы. Как, на ваш взгляд, выглядит её идеальная модель?

— Экосистема — это когда все необходимые компоненты не только существуют — а они есть много где, — но и работают. К сожалению, это редкий случай, даже в городах типа Петербурга. Там есть замечательная Высшая школа менеджмента с собственными курсами по предпринимательству, но постоянного диалога с деловым сообществом нет. Наша задача — наладить диалог между тремя сторонами: бизнесом, высшей школой и властью. Для этого мы инициировали создание координационных советов в регионах присутствия.

Вторая задача — распространять международный опыт, глобальные проекты и современные методики развития предпринимательской экосистемы Азии, Европы и Америки. На данный момент в России мы главные организаторы Всемирной предпринимательской недели. Мы берём лучший мировой опыт, адаптируем его и запускаем в России новые идеи и тренды. Я рад видеть, что большинство запущенных нами проектов живы и существуют без нашей поддержки.

— Мне кажется, пока очень сложно убедить типового участника программы ScaleUp, что он работает на глобальном рынке — это ведь часто предприятия микробизнеса.

Для осознания своих возможностей на глобальных рынках предпринимателю нужны не лекции, а примеры выхода на этот рынок. Я могу вам 20 человек прислать, которые покажут примеры выхода на глобальные рынки. Мы с европейскими партнёрами даже выпустили книгу о 20 кейсах выхода на рынки других стран. Там есть четыре примера российских предпринимателей, которые стоит разобрать. Это лучшие примеры — и только так у человека может появиться желание и стремление попасть на глобальные рынки. Мы не ставим перед собой цель вывода нашего бизнеса куда-то в другие страны. Однако чтобы он был конкурентоспособным, он должен чувствовать себя участником глобального рынка.

— Ваша методика сочетает наставничество, обучение и нетворкинг — какую функцию выполняет каждый из элементов?

Эти три компонента — основа любого акселератора. Если хотя бы одного из них нет, то гарантирую, что акселератор плохой. Наше обучение — особенное. Мы прекрасно понимаем, что за 40 часов занятий нельзя дать никаких мало-мальски системных знаний по бизнесу. Что можно сделать, так это сформировать понимание у слушателей основных шагов, которые он должен предпринять, чтобы расширить свой бизнес. Два практических примера. Как правило, у нашей целевой группы предпринимателей нет ответа на вопрос, чего они хотят добиться за определённый период времени, скажем, за год. То есть нет стратегии. Задача интерактивного занятия по стратегическому планированию — помочь предпринимателю понять, зачем ему нужна стратегия, используя практические примеры. Второй пример. Любое расширение связано с набором новых людей и делегированием. Как на практике передать свою зону ответственности нанятому сотруднику, когда этот функционал предприниматель ранее выполнял сам? Нанимать самому, использовать рекрутинговые компании, брать родственников и знакомых? Предпринимателям нужен практический совет в сжатые сроки, причём от предпринимателей же.

Что касается наставничества, то это только на первый взгляд просто. Нашёл опытного предпринимателя, «прикрепил» к нему менее опытного — и дело пошло. К сожалению, это не так. Практически все попытки внедрить наставничество для предпринимателей в нашей стране потерпели неудачу. По нашей методике за 9 месяцев программы наставник со слушателем должны встретиться не менее 18 раз. Как добиться, чтобы наладилось не только профессиональное, но и межличностное общение двух разных людей, причём нацеленное на результат — рост компании слушателя? Для нас это самый трудоёмкий элемент программы, требующий постоянного внимания и такта.

Кто не умеет делать нетворкинг? Это же элементарно. Однако практика показывает иное. Наша методика организации мини-конференций заключается в том, что мы добиваемся поставленных задач: обеспечиваем обмен опытом предпринимателей по теме мероприятия и знакомим участников друг с другом, создавая систему нетворкинга предпринимателя.

— Как программа развивается в тех регионах, где она запускается во второй раз? Чем второй сезон отличается от первого?

Наши опасения, что акселератор ScaleUp не будет востребован в наших городах, полностью развеялись. Программа работает в разных экономических условиях: и в богатых регионах, и в бедных, и для стартапов, и для среднего бизнеса. Наставники идут в программу, понимая, что они отдают сообществу, в котором они стали успешными предпринимателями. Важным результатом первого цикла ScaleUp является то, что программа начала сама себя продавать. Во всех городах второй набор в программу прошёл легче, потому что можно предъявить потенциальным слушателям результаты слушателей первого цикла. В Томске и Воронеже несколько слушателей пришли во второй набор после того, как приняли участие в мини-конференциях первого цикла. В Тюмени второй поток на 80 процентов состоит из слушателей, которые пришли из интернета — по информации о программе в соцсетях и рекомендациям слушателей первого цикла. Кроме того, часть наставников второго цикла пришла по рекомендации наставников первого цикла. В Кирове председатель правления регионального банка, наставник по программе, принял решение, что банк будет рекомендовать участвовать в ScaleUp своим клиентам.

Во втором потоке значительно выросла доля слушателей с целевыми значениями оборота — костяк составляют владельцы компаний с оборотом 5-25 миллионов. Слушатели второго потока более зрелые, чем слушатели первого. Второй поток слушателей более мотивирован.

Мы постоянно совершенствуем программу, дорабатывая методику. Если в 2016 у нас был «работающий прототип», то сейчас это уже работающий продукт, и мы готовимся делать пилотные продажи. Сейчас мы ищем партнёров в лице крупных предприятий, инвестиционных компаний и банков, организаций поддержки МСП, а также органов власти, которые понимают необходимость создания новых рабочих мест и умного стимулирования развития предпринимательства в своих территориях.

Другие публикации раздела: Новости

Нет комментариев. Ваш будет первым!