Информационное агентство / Аналитический центр

«Нет возможности перерабатывать — нужно сжигать»

23.07.2018 | 17:07
|
267
текст ​Алексей Быков, Евгений Ракуль

Реформирование системы утилизации отходов в России открыло для краснодарской компании «Инсипром» новые возможности и способствовало формированию новых рынков

Компания «Инсипром» производит оборудование для высокотемпературного сжи­га­ния отходов (инсине­ра­то­ры), что позволяет ей продавать продукцию клиентам, желающим сэкономить на дорогостоящей утилизации, а также тем, кто зарабатывает на подобных услугах. «Инсипром» начинал свой путь от дилерства английской продукции, а сейчас является производителем техники собственной разработки. По словам директора «Инсипрома» Марии Белашовой, получив заказ от Минобороны четыре года назад, компания получила возможность полномасштабного тестирования и модернизации собственной продукции. Теперь предприятие имеет предложения от английского производителя по обратному взаимодействию — британцы предлагают продавать производимую на Кубани продукцию. Стратегия компании предполагает расширение сбыта производимой продукции за счет увеличения экспортных поставок, а также развитие дилерской сети как на территории России, так и в странах ближнего зарубежья.

— Тема утилизации отходов стала особенно актуальной с момента введения поправок в 89-й федеральный закон «Об отходах производства и потребления», в частности, предписывающих раздельный сбор мусора. Как это реформа влияет на ваш бизнес?

— Основная цель реформы — строительство новых заводов и формирование раздельного сбора отходов для их дальнейшей переработки. Но, во-первых, не все виды отходов для этого подходят. Например, упаковка, полиэтилен, старая мебель и обувь, биологические и медицинские отходы — всё это нельзя хоронить. А поскольку нет возможности перерабатывать, нужно сжигать. Во-вторых, для многих регионов новая система утилизации отходов сложна для реализации в связи с резким увеличением стоимости таких услуг — логистика становится намного сложнее и дороже. Пусть и говорят о раздельном сборе, но вместо одной условной «мусоровозки» обеспечить движение четырёх-пяти машин по каждому направлению смогут далеко не все. Кроме того, есть большая юридическая проблема — законом не предусмотрена процедура внесения изменений в схему утилизации ТКО. Между тем, неизбежно на практике возникают сложности в её реализации.

— И как компании сейчас решают эту проблему?

— Пока идёт реформирование системы утилизации отходов, ряд компаний решают свои проблемы в переходный период собственными инсинераторами. Среди наших клиентов есть те, кому просто невыгодно оплачивать вывоз отходов из-за логистических издержек. Кроме того, тем предприятиям, которые самостоятельно занимаются утилизацией ТКО, выплачиваются определённые субсидии. Особенно часто этим пользуются транспортные компании, в том числе и потому, что их отходы обычно теплоёмкие и не требуют больших ресурсов для утилизации. Судя по тому, что я слышу от клиентов, в большинстве регионов всё находится на стадии идей и поиска инвесторов. Кроме того, там, где заработали региональные операторы, по какой-то причине начаты прокурорские проверки в их отношении. Процесс идёт очень тяжело. Между тем, если не утилизировать отходы, как полагается, можно получить очень высокий штраф — я имею в виду юридические лица.

— Кто чаще всего становится вашим клиентом?

— Есть организации, которые обязаны иметь инсинераторы. Это, например, медицинские или животноводческие компании, чьи отходы не подлежат захоронению на полигонах. Помимо этого, есть федеральный закон «Об упаковке и упаковочных отходах», по которому необходимо либо платить за утилизацию упаковки, либо делать это самостоятельно. Есть ещё северные регионы страны, где попросту некуда везти отходы по причине отсутствия полигонов. Также наши услуги востребованы компаниями, у которых бизнес распределён на большой территории. Они приобретают мобильные инсинераторы и таким образом упрощают себе задачу по утилизации мусора. Наконец, есть те, кто на этом зарабатывает.

— И насколько популярно это направление?

— Довольно много людей в сложившихся условиях открывают собственное дело, конкурируя с полигонами. Мне они не отчитывались о доходах, но чувствуется, что деньги хорошие. Те из них, кого я знаю, два года подряд заказывают новые печи, увеличивая объём переработки.

— Как эта тенденция отражается на динамике ваших продаж?

— Компании сейчас пять лет, и первое время мы занимались доработкой технологии производства. Затем почти два года мы работали исключительно на заказы Минобороны, а потому не развивали клиентскую базу. Фактически коммерческими контрактами мы занялись чуть больше двух лет назад, и пока говорить о динамике сложно. Сейчас мы всё ещё изучаем текущий спрос, расширяем модельный ряд и вводим новые функции для инсинераторов.

— В чём состоял первоначальный замысел бизнеса?

— Мы в этом бизнесе с 2009 года — тогда компания занималась продажей английского оборудования для животноводства. На тот момент никто не знал, что такое инсинераторы, и это непонимание со стороны клиентов тормозило продажи. Тогда компанией руководил наш собственник Павел Ларин. Он увидел, что у английских печей есть слабые места в конструкции. Кроме того, сервисного обслуживания приходилось ждать полгода. Тогда он и решил запустить собственное производство на основе того, что к тому моменту почерпнул из сотрудничества с британцами.

— То есть ваши инсинераторы были созданы на основе английских образцов?

— Правильнее сказать, что мы взяли за основу одну технологию. Однако в данный момент у нас стопроцентно собственные разработки. У нас тесный контакт с заказчиками, и мы уже выпустили дюжину модификаций инсинераторов для различных видов ТКО и с разным объёмом загрузки. Мы добавили целый ряд опций, модифицировали пульты, изменили конструкционные особенности. В чём мы уступаем до сих пор — так это в продажах. Англичане — большие молодцы в этом направлении, а у нас это, безусловно, слабое место. Однако в модернизации инсинераторов мы продвинулись настолько, что недавно получили предложение от той же английской компании сконцентрировать производство у нас, а они, в свою очередь, займутся продажей выпускаемой техники.

— Какие модификации появились у ваших инсинераторов по сравнению с первыми моделями?

— Их очень много. Большого прогресса мы достигли во время сотрудничества с Минобороны, когда наша продукция фактически прошла тщательное тестирование. Например, наша продукция должна была соответствовать очень строгому техническому заданию, в том числе работать в температурных пределах от минус 40 до плюс 60 градусов.

Кроме того, разработаны и поставлены мобильные комплексы для утилизации и комплексы «под ключ». Также разработаны технические решения, которые упрощают использование инсинератора и повышают производительность оборудования (системы подачи воздуха, опрокидыватели отходов серии ИНСИ ОП и прочее), продлевают срок эксплуатации, обеспечивают удалённый контроль клиента за работой операторов, за расходом топлива и техническим состоянием оборудования, изготовлено оборудование для утилизации жидких отходов и многое другое.

Способствовали модернизации оборудования и некоторые инциденты. Например, солдатам понравилось кидать в инсинератор патроны. Сортировщик выдержал, а горелки — нет. Мы их усилили. Также у нас автоматически блокируются заслонки при достижении определённой температуры.

— Получается, госзаказ послужил толчком для новых разработок?

— Да, в итоге именно военные образцы мы адаптировали под гражданское производство. Мы добавили ряд функций, которые можно регулировать пультом, печь может перенастраиваться на разные виды отходов. Фиксируется работа оператора, чтобы всегда было понятно, что происходило с инсинератором, и так далее.

— Как устроено производство печей? У вас полный цикл?

— Сама сборка происходит в Краснодаре. Для печей мы заказываем горелки в Италии — это партнёры, в том числе, и той английской компании, поэтому нам оказалось довольно просто найти общий язык. Металлоконструкции мы заказываем у других партнёров — раньше делали их сами, но заказывать по готовым чертежам оказалось намного выгоднее. Огнеупорный бетон мы заказываем на Урале. Ну, а что внутри — это наш секрет, наш метод сборки и технология заливки бетона.

— Какова стоимость этой продукции и сколько вы способны производить?

— От 500 тысяч до 8 миллионов рублей. В месяц мы делаем до 10 средних печей без проблем, но можем увеличить скорость сборки — у нас есть кадровый резерв, который мы можем привлечь для выполнения авральных заказов. Ограничения могут быть вызваны только особенностями технологии сборки — к примеру, большие печи сделать быстрее, чем за 8 недель, не получится. Бетон нельзя заливать весь сразу, потому что печь будет недолговечной.

— В какие страны вы поставляете продукцию?

— Наша техника есть в Грузии, Армении, Азербайджане и Казахстане. Но, откровенно говоря, это небольшое количество. Мы бы хотели расширить экспорт, спрос ведь есть. Поддержку нам предлагала и администрация края. Думаю, в ближайшей перспективе мы выйдем на желаемые показатели.

— А почему не получилось?

— У нас были другие задачи — модернизация продукции, тестирование, а также получение ряда документов. Мы оформили сертификаты Таможенного союза, экологический сертификат, пожарный сертификат, мы прошли государственную экологическую экспертизу федерального уровня. Она упрощает жизнь нашим клиентам — им проще получить лицензию, если у предприятия, где они обезвреживают отходы, есть такая сертификация. Пришлось потратиться, но теперь с нами выгоднее работать.

— В чём сегодня состоит стратегия вашей компании?

— Приоритетными целями и задачами ООО «Инсипром» является расширение географии сбыта производимой продукции за счёт увеличения экспортных поставок, а также развитие дилерской сети, как на территории нашей страны, так и в странах ближнего зарубежья. Мы собираемся расширить производственные мощности за счёт модернизации существующего производства и увеличить скорость изготовления продукции с помощью повышения производительности труда. Это также разработка и создание новых моделей инсинераторов.

— Каковы способы достижения этих результатов?

—Для увеличения экспортных поставок и поиска зарубежных партнёров мы активно участвуем в международных тематических выставках как на территории России, так и за рубежом. Весной этого года наша продукция была представлена на международных выставках в Астане и в Ростове-на-Дону в коллективных экспозициях, организованных Центром координации поддержки экспорта Краснодарского края, департаментом промышленной политики Краснодарского края и УНО «Гарантийный фонд поддержки субъектов малого и среднего предпринимательства Краснодарского края».

— Кто принимал участие в разработке стратегии развития компании? Привлекались ли сторонние организации?

— Сторонние организации не привлекались. К пониманию и чёткой формулировке задач мы пришли, получив богатейший опыт за годы работы в сфере производства оборудования для утилизации отходов. Результаты, которых мы добились на сегодняшний день, новые цели и задачи, которые мы ставим перед собой — это итог кропотливой трудоёмкой работы нашей команды.

Другие публикации раздела: Новости

Нет комментариев. Ваш будет первым!