Информационное агентство / Аналитический центр

«Профессиональные НКО должны быть финансово независимы»

12.10.2018 | 10:10
|
566
текст Наталья Шинкарёва

Валентин Работенко из Ставрополя занимается уличным спортом и искусством. Своё увлечение он превратил в профессиональную некоммерческую организацию ОФФБИТС, которая устраивает всероссийские и региональные фестивали и умеет быть самоокупаемым

Какие проекты Вы сейчас реализуете?

Самый большой проект, который мы сейчас реализуем – это федеральная премия уличного спорта и творчества «КАРДО». Мы в прошлом году запустили «пилот». Он показался нам «средненьким». Сейчас готовим новый сезон, который стартует в ноябре. Финал премии пройдет в апреле 2019 года. Крупные проекты мы готовим по полгода. А так у нас по выходным по три-четыре мероприятия: общий сбор, джем, какие-то поездки в детские дома, выступления на концертах. Есть ещё несколько проектов, которые можно отнести к «хозяйственной деятельности». Это проект «OffbeatsLoft» - спортивно-креативный центр, в рамках которого идёт постоянная передача знаний, ежедневные занятия и тренировки с ребятами. Есть «OffbeatsShowTeam» - концертная группа с рэперами,музыкантами, танцорами и акробатами. Раньше эти сферы были проектами, но теперь стали структурными организациями.

Вы руководите центром «Пионер» при бывшем кинотеатре в Ставрополе. Это тоже проект «Offbeats»?

Отчасти. Вообще, бывший кинотеатр и дом культуры — это госучреждение. Мы его руководство взяли «на спор»: сказали, что сможем в отдаленный от центра дом культуры вернуть жизнь. До этого он пустовал. Здесь был кружок лепки из глины, народный песенный коллектив из местных бабушек, «совковый» интерьер. Мы преобразили это место. Большую часть деятельности в «Пионере» осуществляют ребята, которые так или иначе связанны с ОФФБИТС. Партнерами этого проекта стала «Росмолодежь». В центре работает мастерская стрит-арта, вокальная студия «Vinilstudio», школа битбокса и молодежный театр.

Каков объём вложений в ваши проекты?

На премию «КАРДО» в этом сезоне уйдёт больше 14 миллионов. Только один хэдлайнер, который будет выступать в финале на фестивале, например, Скриптонит или Маркул, будут стоить под миллион. В прошлом году «Кардо» стоила около двух миллионов. Но было много недоработок. Пришлось дополнительно кредитоваться. Мы тогда выиграли 700 тысяч рублей президентского гранта, но для проекта такого масштаба это мало.

Как привлекаете потенциальных спонсоров?

Мы стараемся сразу общаться с федеральными офисами крупных компаний в Москве. Мы видим, что они мыслят, примерно, как мы: им нужен результат, поэтому они не жалеют средств. У регионалов другая тема: «Мы будем делать строго в тех бюджетах и тех рамках, в которых мы находимся». Если опять же рассматривать на примере «КАРДО».Сейчас у нас есть «Росмол», Правительство России, администрация города Ставрополя, Ростелеком, Сбербанк, «Югстройинвест».

Какова специфика работы в вашей сфере? Какие в ней есть проблемы?

Основная наша деятельность – социализация уличных культур. Мы хотим, чтобы уличная культура была интегрирована в социум и принята им. К футболу или хоккею хорошо относятся: это неотъемлемая часть нашего современного мира. А райдеров, которые рисуют граффити, до сих пор считают вандалами. Мы с этой позицией в корне не согласны. Почему они не могут быть легализованными художниками? Почему мы не можем сделать в каждом городе, условно, 30-40 легальных спотов, возвести специальные стены, чтобы они просто рисовали? Открыть школы? Таких моментов много, и мы всеми силами стараемся реализовывать эту повестку.

В чем измеряется эффективность ваших проектов? Как вы понимаете, что проект, двигается в правильном направлении?

Если мы проводим фестиваль, мало собрать 10 тысяч человек на улице. Самая сложная задача — сформировать лояльность у этих людей, вовлечь их самих или их детей в секции, школы.

Насколько масштабируемы ваши проекты?

Мы сейчас занимаемся развитием всероссийской сети оффбитс.рф. Уже есть домен и информационная повестка для поиска лидеров сообществ, тех, кому близка идея. Краснодар уже регистрирует юрлицо, потом появится «Оффбитс Кавказ», а дальше уже «Центр», «Северо-Запад». Сейчас идет фаза обучения, трансляции знаний. Когда они будут готовы, мы начнем процедуру регистрации.

Как менялся объем привлекаемых средств за последние два года?

Кардинально. В 2017 году мы выросли в 10 раз по всем показателям: начиная от привлеченных средств, заканчивая охватом людей – теперь это 3 миллиона человек. До этого было до трёхсот тысяч.

За счет чего произошел такой бурный рост?

Скорее всего, дело в количестве проектов. В 2017 у нас было пять крупных проектов на юге России, какая-то часть проектов касалась всей России. Появился «Пионер», театр, крафт, интегрировались новые направления. Они способствовали оживлению всей структуры.

Можете перечислить эти проекты?

Всероссийский фестиваль «Микс баттл»,Всероссийский контест по паркуру и фрирайду «ДРОБЬ». Премия «КАРДО». Был очень большой ставропольский проект – «Творческий Арбат». Мы делали пешеходную зону из центральной улицы, аналогично улице Красной в Краснодаре. Перекрывали центральную улицу и выводили творческие коллективы, художников, музыкантов.

Каков годовой уровень дохода организации и источники финансирования?

В 2017 году он составил 10 миллионов рублей. Один из источников финансирования – хозяйственная деятельность организации. Это коммерческие направления, которые мы стараемся развивать: «OffbeatsLoft», «Offbeatsshowteam». Также Мы постоянно работаем с фондами Елены Исинбаевой, фондом Игоря Рыбакова, с коммерческими компаниями.

Какие источники финансирования некоммерческих проектов вы считаете более перспективными?

Если организация замыкается на одном источнике финансирования, она проигрывает. Я считаю, что гранты нужно использовать с позиций предполагаемого роста. Любой грант – возможность вырасти и стать лучше. Постоянное финансирование нужно искать в других источниках. Максимально эффективна собственная деятельность, в том числе, и с точки зрения удержания людей. Если у организации нет возможности оплачивать сотрудникам работу, то о каких перспективах можно говорить. Нужно четко понимать, как будет жить проект без гранта, без любого уровня содействия со стороны бюджета. Многие НКО этого, к сожалению, не умеют.

С чем это может быть связано?

НКО изначально не смогли сформировать четкую миссию, цель и задачи, к которым они должны двигаться. Пока нет миссии и цели, невозможно им помогать. Зачастую, у НКО есть уставная цель и деятельность, но участники не знают и не понимают необходимость организации. Почему предприниматели или органы власти будут тратить деньги на поддержку таких НКО, если они могут напрямую поддержать незащищенные группы лиц, например?

Какие задачи перед организацией вы ставите на ближайшую перспективу? Какие ресурсы вам необходимы для этого?

Ближайшая перспектива – реализация проекта «КАРДО» и развитие всероссийской организации, создание 40-47 необходимых сообществ, филиалов и представительств по стране. Основной упор будет делаться на это. Самый главный ресурс – люди. Главное – найти людей, близких по духу, которые влюбятся в идею.

Как создавалась команда НКО?

Сначала нас было четверо. Я просто пришел к ребятам и преложил идею создать клуб. НКО еще не было, но уже была основная идея: объединить людей, которые стремятся развиваться за пределами своих возможностей и воображения. Потом клуб трансформировался в организацию, и уже после начало происходить образование команды. У нас открытый вход, любой желающий может вступить в организацию и начать находить себя в ней. Все создавалось по принципу тимбилдинга, общих сессий. Когда вступают ребята, у нас каждый месяц проходит общий сбор: ребята презентуют себя, затем включаются в процессы. Кто-то сразу находит общий язык с руководителем, кто-то нет. Все строится по принципу инициативы.

Какие основные должности есть в вашей организации?

У нас горизонтальная структура. Из основных – совет организации, директор, бухгалтер и 20 руководителей структурных подразделений.

Вы как-то обучаете своих сотрудников?

У нас есть образовательный центр. Он работает и на «внутренний» и на «внешний» мир. Обучаем инструкторов, людей, которые пишут проекты, гранты, бизнес- планы. К «внешнему» относится организация коучинга, мастер-классов.

Какими компетенциями должен обладать сотрудник НКО?

Я думаю, что он должен обладать максимальной стрессоустойчивостью и умением быстро включаться в задачу. Умение адаптироваться – ключевой момент, потому что сотруднику НКО приходится делать все: сегодня снимать, завтра фотографировать, послезавтра быть грузчиком, установщиком, организатором.

Как далеко на сегодняшний день вы планируете свою деятельность?

Стратегический план у нас расписан на пятилетку. Обычно долгосрочное планирование идет на пять лет, но как показывает практика, пятилетку можно выполнить за год. Потом идет срез, анализ и новое планирования.

Сколько таких пятилеток прошло?

У нас уже четвертая пятилетка за одну. В прошлом году мы поняли, что мы закрыли третью и перешли к четвертой. В прошлом году заново собирались советом организации, раскладывали цели, задачи, перспективы роста и конкретные механизмы, как мы будем к этому приходить.

Как вы взаимодействуете со своей аудиторией? Через какие каналы?

В основном это интернет, который включает массу инструментов, начиная с ютуба, заканчивая инстаграмом и мессенджерами. Наша аудитория молодая, поэтому они получают контент из соцсетей. Также взаимодействуем со СМИ, стараемся все время находиться в информационной повестке.

Что для Вас значит профессиональное НКО?

Я думаю, это, прежде всего, НКО, которое понимает свои цели и задачи и ни от кого не зависит. У нас был период, когда мы были зависимы от городской администрации. Но в 2015 году мы порвали с этой зависимостью и не попадаем в неё.

Какие препятствия для развития некоммерческого сектора Вы считаете главными?

Думаю, что препятствий уже нет. Единственное препятствие – наличие компетенций руководителей и сотрудников. Сегодня много инструментов и ресурсов, а все ими не пользуются. Нужно постоянно искать и интегрироваться, тогда будет отдача.

Какие задачи Вы считаете необходимым ставить в сфере развития социального проектирования на уровне региона?

Пора перейти на другую систему отчетов. Отчетность до сих пор на уровне 2007 года. Мы до сих пор ставим печати, что-то куда-то носим, когда можно проводить массовые видеоконференции и совещания через телефон и через НФС ставить печати. Эти технологии нужно интегрировать максимально быстро.

Кто, на ваш взгляд, является локомотивом развития некоммерческого сектора в стране?

Сергей Кириенко, первый заместитель главы администрации президента. Он инициатор Фонда президентских грантов, конкурсов и образовательных форумов. Он сделал эту сферу прозрачной и конкурентной. Нам его позиция импонирует, он ценит инициативу.

Интервью подготовлено с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов в рамках проекта «Социальные инвестиции Юга России: лучшие практики управления в некоммерческом секторе».

Другие публикации раздела: Новости

Нет комментариев. Ваш будет первым!