Ваш регион: Выберите регион
Найти на сайте:

«Сейчас проще — люди уже понимают, что такое благотворительность»

22.12.2017 | 16:12
|
522
текст Александра Шевченко

Директор фонда «KAF Россия» Мария Черток считает, что резкое вовлечение людей в благотворительность — главное, что происходит сегодня в некоммерческом секторе страны

— Какие проекты сегодня реализует фонд?

— Мы работаем одновременно над достаточно большим количеством проектов в нескольких направлениях. Это программы, которые мы реализуем в сотрудничестве с донорами в разных тематических областях. Доноры — это те, кто участвует в благотворительности, кто даёт деньги на благотворительные проекты.

Например, есть очень крупная программа «Альфа-Эндо», направленная на повышение качества доступности эндокринологической помощи детям. Другая инициатива — программа «Щедрый вторник», которая в этом году во второй раз прошла в России. Это — общественное движение, направленное на развитие культуры благотворительности, вовлечение людей в эту культуру. В 2017 году у нас было очень много партнёров — больше 1800 организаций, коммерческих и некоммерческих. А программа «Статус онлайн» направлена на повышение компьютерной грамотности пожилых людей.

— Как эволюционируют ваши проекты?

— Мы делаем всё больше и больше для вовлечения людей в благотворительность. Мы убеждены, что благотворительность — это не дело только богатых, крупных компаний. Культура благотворительности зависит от участия каждого человека. Поэтому многие вещи, которыми мы занимаемся, так или иначе направлены на создание условий для участия людей в благотворительности.

— Каковы критерий успешности проектов, над которыми вы работаете?

— Это не такой простой вопрос. Для разных проектов критерий разный. Если речь идёт о «Щедром вторнике», то здесь для нас важна вовлечённость организаций и людей. Важно, что в этот день растут сборы некоммерческих организаций. Важно, как тема благотворительности и конкретно «Щедрый вторник» описываются в СМИ, в социальных сетях. К счастью, есть возможность всё это измерить.

В конечном счёте, наша цель — рост культуры благотворительности. А именно это измерить довольно сложно. Поэтому мы проводим разные исследования, в том числе исследования частной благотворительности. Эти исследования мы ежегодно публикуем. Сейчас мы видим, как растёт уровень частной благотворительности. Люди чаще делают пожертвования. Возросло количество и сложность тем, которые интересуют людей. Сказать, что это результат только нашей деятельности, было бы неправильно и самонадеянно. Это результат работы очень многих людей и организаций. Однако это косвенный признак того, что наши усилия не пропадают даром.

Несмотря на экономические и политические сложности в стране, благотворительность даёт людям возможность выразить себя как граждан и повлиять на изменения к лучшему. Это, может быть, звучит очень пафосно. Но именно это мотивирует не только меня, но и коллег по сектору продолжать нашу деятельность.

Раньше было очень трудно объяснять, чем мы занимаемся. Я старалась не распространяться о своей работе. Это чаще всего превращалось в очень длинный тяжёлый разговор. Сейчас проще: люди уже понимают, что такое благотворительность. Вопросы, конечно, остались, но это вопросы заинтересованные. Я думаю, что мы все чувствуем эти изменения.

— Какие ограничения в развитии НКО вы считаете главными?

— Это развивающаяся сфера, поэтому есть некоторые болезни роста. Например, последние год-два мы обеспокоены мошенниками, которые занимаются сборами пожертвований, представляясь фондами, НКО, помогающими людям. В этом году была создана специальная коалиция НКО против мошенников. Она занимается разъяснительной работой с людьми по противостоянию мошенничеству. Это важный прецедент и важный фактор солидарности между некоммерческими организациями в борьбе с внешними угрозами.

Также большим ограничением является конкуренция между НКО. Ощущение, будто они борются за одни и те же деньги, за внимание общества. Мне кажется, что важно было бы НКО учиться работать вместе, объединяясь для достижения общих целей. Потому что совместные действия будут только усиливать положительный эффект. В том числе по отношению к тем людям, для которых это всё делается.

— Много ли организаций в вашей сфере? Получается ли сотрудничать с коллегами?

— В Российской Федерации 140 тысяч НКО. К счастью, довольно много организаций занимаются благотворительностью. Мы очень рады этому и видим в них своих союзников. Например, это ресурсные центры в регионах — НКО, работающие с другими НКО и помогающие им развиваться. Это сеть российских фондов местных сообществ. Этих организаций порядка 70. Они находятся в самых разных регионах, в больших, в маленьких городах. Основная их цель — объединить ресурсы местного сообщества для поддержки местных инициатив, которые решают местные же проблемы.

Есть ряд организаций, занимающихся развитием онлайн-пожертвований. Платформы предпринимают специальные усилия, чтобы сделать процесс сбора пожертвований удобным для людей и максимально прозрачным. У человека, который не ориентируется в сфере благотворительности, есть возможность посмотреть на эти организации, увидеть, какие из них пользуются наибольшей поддержкой. Таким образом для человека упрощается решение о его первом благотворительном пожертвовании.

Другие публикации раздела: Новости

Нет комментариев. Ваш будет первым!