Информационное агентство / Аналитический центр

Бизнес-элита, которую мы потеряли?

14.05.2019 | 14:05
|
956
текст Владимир Козлов

В последний месяц появились два повода, непосредственно между собой не связанных. В отношении фабрики «Мишкино», открытой известным в Ростовской области предпринимателем Сергеем Рызенко, поданы иски о банкротстве. Второй повод — арест банкира Игоря Пятигорца, которого можно назвать одним из самых опытных финансистов на Дону, якобы по результатам его деятельности на посту руководителя филиала Россельхозбанка. Связывает эти поводы принадлежность героев к старой деловой элите Дона, а то, что с ней происходит, обретает признаки тренда, суть которого — уход со сцены собственников бизнеса, которые многие годы ассоциировались с крупнейшими предприятиями региона.

Упомянутые «многие годы» - это прежде всего 19 лет, на протяжении которых регионом руководил Владимир Чуб. Василий Голубев возглавил Ростовскую область в 2010 году, и было очевидно, что на интересы бизнес-элит он не ориентирован. В частности, первую встречу с крупным бизнесом он провёл через год. Я был на этой встрече. Она запомнилась её участникам тем, что никаких решений по результатам принято не было. С деловыми элитами стали складываться непростые отношения. Некоторые фигуры оказались в откровенной оппозиции, другие ушли из публичного пространства.

Есть, например, масса свидетельств того, что Иван Саввиди, создатель «Группы Агроком», значительно снизил интерес к региону — возможно, это главная причина продажи в прошлом году основного актива — фабрики «Донской табак». Группой управляют наёмные менеджеры, а Саввиди как член Совета по межнациональным отношениям при президенте РФ провёл весной Всероссийский молодёжный фестиваль «Мозаика языков коренных народов России. Крымский маяк 3.0». На личном сайте Саввиди его представляют как «духовного посла Иерусалимского Патриархата в Восточной Европе и русскоговорящем мире». Напомню, что это человек, который выше иных представителей Дона находится в списке Forbes (64 место в 2019 году). Ранее в Греции Саввиди купил табачное производство SEKAP, футбольный клуб ПАОК, отель Makedonia Palace, а в университете им. Аристотеля инициировал открытие кафедр понтийского эллинизма и русской филологии.

Саввиди — наиболее яркий пример, однако ряд крупных фигур, значительно ослабивших интерес к региону, можно продолжить. Основатель корпорации «Глория Джинс» Владимир Мельников перенёс главный офис компании из Ростова в Москву, в утешение региону остался проект швейно-отделочного комплекса стоимостью 2,4 млрд рублей в ТОСЭР «Гуково». Когда-то Мельников начинал производство на базе донских шахтёрских территорий с дешёвой рабочей силой, с тех пор его производственные площадки появились в Китае, Вьетнаме, Индии, на Украине. Гендиректор «Астон» Вадим Викулов, в 2004 году создавший Агентство инвестиционного развития Ростовской области, в 2010 году отошёл в тень. Последние информационные поводы — закладка новых судов на китайских верфях и создание СП с американцами с центром под Рязанью. Сергей Кислов, основатель группы компаний «Юг Руси», в последние годы заявлял проекты в Волгоградской области и на Дальнем Востоке. В прошлом году крупнейший его актив — Новошахтинский завод нефтепродуктов, второе по величине предприятие Ростовской области с выручкой 97 млрд рублей в 2017 году, — перешёл в управление московской компании. Али Узденов, когда-то создавший группу «Башнефть-Юг», теперь смотрит на регион с поста вице-президента АФК «Система»: он курирует бурное развитие агрохолдинга «Степь», который в 2018 году увеличил выручку более чем вдвое (до 24 млрд рублей) — но роль Ростовской области в активах этой группы пока невелика, хотя имеется проект молочной фермы в Сальском районе. Всё это люди, у которых достаточно потенциала, чтобы задавать тон в инвестиционном процессе. Кажется, их нынешняя роль в региональной экономике не соответствует их потенциалу.

А ещё есть список потерь. Ростовская область лишилась ТагАЗа, основанного в конце девяностых бизнесменом Михаилом Парамоновым. В какой-то момент это было крупнейшее предприятие региона. В стадии банкротства построенный в нулевые годы предпринимателем Вадимом Варшавским Ростовский электрометаллургический завод. Сам Варшавский, с которыми были связаны проекты «Русская свинина», «ДонБиоТех», «Янтарное», сейчас находится под следствием. Его проект завода по глубокой переработке пшеницы в Волгодонске застрял. В этом году область фактически потеряла самый яркий инвестпроект последнего десятилетия — компанию «Евродон», созданную Вадимом Ванеевым. И вот теперь на повестке дня — банкротство фабрики «Мишкино», которую возглавляет Сергей Рызенко, много лет руководящий Союзом работодателей Ростовской области.

Конечно, есть исключения — тяжеловесы промышленности с материнскими компаниями в Москве и Петербурге стабильно работают. Из региональных собственников нужно назвать главу банка «Центр-инвест» Василия Высокова. Но не стоит забывать о регулярных информационных атаках, которые отбивает банк.

Игорь Пятигорец когда-то на мой простой вопрос, как он занимается развитием Промсвязьбанка, вдруг выдержал паузу и спросил: «Хотите знать, с кем я хожу в баню и о чём там говорю?» Ответ, конечно, диковатый, но в нём можно увидеть и то, что сегодня в дефиците. Этот представитель старой бизнес-элиты был, как кажется, всецело ориентирован на личное общение с людьми, принимающими решения. Иногда такие тесные связи внутри элиты называют клановостью.

Трудно сейчас дать однозначную оценку происходящему. Смена деловых элит очевидна, но новое поколение пока не оформилось, предприятия новых лидеров только начали попадать в списки крупнейших компаний.

В марте Ростовстат опубликовал данные по динамике инвестиций в области в 2018 году — минус 23,5%. Давно не было такого проседания. Можно эту цифру списать на суету чемпионата мира по футболу, а можно за ней увидеть и более системные проблемы.

Другие публикации раздела: Новости

Нет комментариев. Ваш будет первым!