Ваш регион: Выберите регион
Найти на сайте:

Две казачьи пики

12.09.2017 | 16:09
|
234
текст Сергей Кисин

Основные агропромышленные регионы юга России отмечают 80-летний юбилей

Так уж сложилось, что Дон и Кубань исторически и экономически уже два века тяготеют друг к другу, хотя политически и этнически всегда значительно различались. Они, словно «рабочий и колхозница» юга России, по разным причинам обречены на сосуществование, но при этом и на подспудную конкуренцию, перманентное соревнование на звание лучшей «кузницы, житницы и здравницы» страны. Как раз в этом соревновании благословенный Природой край и куёт своё благосостояние – совокупный ВРП регионов на 2015 год составил 3,118 трлн рублей (12-е и 5-е место в России), за два года увеличившись почти на треть (2,58 трлн рублей в 2013 году).

Куреня в степи

Схожие черты обоих регионов обеспечивает в первую очередь физическая география. Степи-лесостепи разрубаются в одном случае судоходной артерией Дона, в другом – окаймляются кавказскими пиками и глубоководным Азово-Черноморским бассейном. Ростовская область берёт агроперспективными угодьями и рудами, но травмируется восточными солончаками и суховеями. Краснодарский край – клондайк черноземелья, но предгорья Главного Кавказского хребта серьёзно ограничивают экстенсивное земледелие.

Это и определило современную экономическую географию регионов. Один из них уже стал индустриально-аграрным, второй пытается выйти в аграрно-индустриальные. Как раз вместе им бы и дополнять природные недостатки друг друга, но политические реалии их всегда разъединяли.

Оба этих казачьих региона достаточно поздно появились на политической карте Российской империи. Область Войска Донского была встроена в петербургскую властную вертикаль лишь ближе к середине XVIII века, запорожцев переселили на свежезавоёванную Кубань и вовсе к исходу того же века. А аграрным делом из опасения появления здесь помещичьего землевладения казаки всерьёз занялись лишь в XIX веке. И то, главным образом, сдавая плодородные земли в аренду пришлым крестьянам.

От чего в регионах до революции образовалась мощная прослойка так называемых «иногородних», неказаков, ставших основной базой поддержки Советской власти, декретировавшей «землю - крестьянам».

«Но если донские казаки называли себя «нерусскими» больше из приятного сословного заблуждения, то кубанские (так называемые черноморские), как выходцы из Сечи, как раз этнически таковыми и не являлись по крови, - считает историк Андрей Анисимов. - Что в ходе Гражданской войны вылилось во взрыв сепаратизма и кровавые столкновения с русскими «иногородними». К тому же основной состав Кубанской кордонной линии («линейцев») Кубанского войска составили переселенцы из числа бедных (голутвенных) казаков войска Донского. А активное участие кубанцев в Кавказской войне и присоединение территорий многочисленных «закубанских татар» сделало этническую картину края ещё более пёстрой».

Поэтому сходство и различие в ментальности соседних народов стало заметно уже к началу ХХ века.

На Дону после Великой Реформы 1861 года расцветала транзитная торговля, угледобыча, солеварни, металлургия, машиностроение и др. На Кубани – сельское хозяйство, транспорт, торговля с Закавказьем, зачатки курортной индустрии.

Соответственно, в первом регионе были востребованы купцы и промышленники, во втором – пахари, животноводы и пароходчики. Эта тенденция с учётом свершившейся «социальной революции» сохранилась и в советские годы.

Насильно мил

Первая попытка слить воедино «коня и трепетную лань» была предпринята в феврале 1924 года. Победившие в Гражданской войне большевики сначала в феврале 1924 года слили Донскую область с Кубано-Черноморской, добавили Ставропольскую и Терскую губернии, образовав Юго-Восточную область. А через полгода (октябрь 1924 года) и вовсе создали причудливого монстра Северо-Кавказский край, влив в него все национально-территориальные образования по северную сторону Главного Кавказского хребта. Интересно, что его административный центр также не был стабилен и «блуждал» по огромному региону, как Вечный Жид – Ростов, Пятигорск, Орджоникидзе (Владикавказ), Ворошиловск (Ставрополь).

Суть административной реформы состояла в том, что при крайнем дефиците грамотных управленцев руководить казачьим макрорегионом донцов-кубанцев-терцев и горцев посредством диктатуры титульного пролетариата. Присланные из столиц партаппаратчики были уверены, что это не сложнее, чем «рубать беляков».

Но даже после глобальной социальной зачистки населения времён Гражданской войны интересы территорий, сформировавшиеся ещё веком ранее, были различными. На Дону оставались сильны позиции городского пролетариата, противопоставлявшего себе сельскую мелкую буржуазию Кубани и Терека. Их поддерживали различные политические силы в ВКП (б) – от Льва Троцкого до Николая Бухарина и учёных-«почвенников». Эта поддержка обеспечивала развитие на Дону угольной промышленности, строительство крупных предприятий («Ростсельмаш», Шахтинская ГРЭС, авиазавод и приборостроительный завод в Таганроге, азовская судоверфь и пр.).

Концентрация «пролетарских» ресурсов и образовательных учреждений в донских городах позволили советскому руководству реализовать идею своей промышленной политики на создание крупнейших индустриальных гигантов, используя уже существующую базу прежних предприятий, либо возводя новые мегазаводы.

На традиционно аграрной Кубани укрепляли новые формы сельского хозяйства – трудовые артели, производственные кооперативы, совхозы. Во многом это помогло региону относительно с меньшими жертвами перенести Голодомор начала 30-х годов, в то время как хлеборобная Украина, Казахстан и не имевшие артельного опыта северокавказские республики вымирали от голода.

Это стало причиной новой административной реформы с выводом Дона и Кубани в Азово-Черноморский край и оставлением в составе Северо-Кавказского края приблизительной территории нынешнего СКФО.

Однако экономическое дополнение донской промышленностью кубанских аграриев не ликвидировало причин политических разногласий, несмотря на разгром партийной оппозиции обоих уклонов и самостийных тенденций среди местных властей. Кубанцев по-прежнему тянуло к земле и воде, донцов – под землю и в воздух. Стороны последовательно отстаивали свою правоту в профильных наркоматах, доказывая необходимость нового раздела. Свою роль сыграл курс и на экономическое районирование в условиях советской плановой экономики, где каждому территориальному образованию отводилась своя функция в формировании общего ВВП. В итоге было решено ещё раз, теперь уже надолго, разделить АЧК на два субъекта РСФСР.

«Знаменитый указ о разделении Азово-Черноморского края на Краснодарский край и Ростовскую область в первой редакции был напечатан в «Молоте» 11 сентября 1937 года, - рассказал историк Станислав Колинько. - Однако то ли по чьему-то дуроломству, то ли головотяпству по ошибке включили в список территорий районы, отошедшие к Краснодарскому краю. Уже через два дня недоразумения устранили, виновные, как говорится, были само собой расстреляны. Официальное же образование Ростовской области (теперь уже 7 городов, 61 сельский район) и Краснодарского края стало считаться с 13 сентября 1937 года».

Друзья-соперники

В тогдашних условиях промышленная политика СССР была не только экономической, но и политической. Пролетариат был основой большевистской диктатуры, и именно его концентрация в рамках ключевых городов позволяла компартии контролировать обстановку в регионе, чутко реагируя на любые проявления недовольства в «мелкобуржуазном» селе и сепаратизма в казачьих областях. Организованный промышленный пролетариат всегда легко и быстро было вооружить, сделав оплотом режима. К примеру, численность рабочих «Ростсельмаша» с учётом входящих в его сферу предприятий и членов их семей превышала 100 тысяч и определяла градостроительную политику Ростова-на-Дону, «привязывая» к заводу не только расположение целого городского района, но и движение транспорта, снабжение продовольствием, промтоварами, ГСМ, рынки, ЖКХ и пр. «Город в городе» всегда был на особом экономическом положении, по-особому снабжался и пользовался особой благосклонностью властей.

Угольные предприятия области концентрировали у себя свыше 130 тысяч горняков почти на 60 шахтах и составляли один из самых организованных классов рабочих, на которых всегда могли опереться партийные деятели. Поэтому зарплата на дотационных шахтах всегда была в 3-5 раз выше, чем в среднем по стране. При тяжёлой и опасной работе шахтёры считались одной из самых престижных и «денежных» профессий.

В 60-80-е годы промышленная политика Ростовской области определялась смещением приоритетов с выпуска товаров народного потребления на производство продукции для нужд военно-промышленного комплекса, на который в среднем по стране работало 70-80% предприятий. В отрасли появился целый куст заводов, выпускающий продукцию оборонного значения («Рубин», «Алмаз», «Квант», «Красный гидропресс», «Прибой», «Прибор», «Градиент», АОМЗ, «Электроаппарат» и др.), а также тех, у которых часть её была ещё и гражданской («Гидропривод», «Роствертол», «Каменский химкомбинат», «Гранит», «Ростовский часовой завод» и др.).

К тому времени политическая необходимость в концентрации большого количества рабочих в одном месте отпала, и не очень большие предприятия планомерно распределяли по разным городам – Ростов, Таганрог, Новочеркасск, Азов, Каменск, Шахты, Волгодонск, Донецк.

Кубанские власти в русле стандартов экономического районирования концентрировали население не в городах, а на селе. В регионе росло население станиц, соперничающих по количеству жителей со средними городами. Соответственно, не требовалось создавать в городах крупные предприятия – главным образом, обслуживающие местный АПК, транспорт, нефтепереработку и санаторно-курортный комплекс. Основная индустрия предсказуемо размещалась в городах-портах – Новороссийске, Туапсе, Ейске, Темрюке.

Поэтому и главные генерирующие мощности юга России были созданы в Ростовской области, а Кубань до недавних пор являлась энергодефицитным регионом.

С другой стороны, при всех потугах региональных властей со времён СССР Ростовскую область сложно назвать туристической меккой России, тогда как Азово-Черноморское побережье Кубани в 70-80-х годах прошлого века по швам трещало от наплыва отдыхающих со всей одной шестой части суши. По состоянию на 2015 год, доля туризма в ВРП региона составляла 14,2% только по официальным данным (1,3% составляет туризм в ВВП России).

«При этом успехи кубанского АПК делали регион достаточно «сытым» даже в эпоху тотальных очередей и «колбасных электричек». В кубанские станицы жители Ростовской области ездили за продуктами питания так же, как и жители Нечерноземья в Москву. К тому же ряд сырьевых продуктов донского агропрома (сахарная свекла, молоко, овощи) во многом экспортировался для переработки как раз к соседям», - заметил Андрей Анисимов.

Конкуренция между экономическими преимуществами регионов выливалась в ещё более острую конкуренцию их глав. В разное время фаворитами в кремлёвских кабинетах считались кубанские 1-е секретари крайкома КПСС Сергей Медунов, Виталий Воротников, Иван Полозков. Из Ростова прямой путь в Москву на министерские посты проделали их коллеги Николай Патоличев, Михаил Соломенцев, Александр Власов, Борис Володин. Каждый из них лоббировал собственный регион и не забывал порой «попинать» конкурента. Один регион считался неким сырьевым придатком, другой – рынком сбыта его же продукции.

Новые времена

Развал СССР и «лихие 90-е» внесли серьёзные коррективы в развитие обоих регионов-соседей. Обозначилась тенденция на некоторое выравнивание прежнего экономического перекоса в специализации регионов. Появление крупных агрохолдингов и модернизация предприятий сельхозмашиностроения сделали Ростовскую область вполне конкурентной многолетнему лидеру кубанскому АПК. Последние годы урожайность зерновых, масличных, производство мяса, яиц и пр. позволили отрасли в ряде сегментов догнать и перегнать «друзей-соперников».

Долгожданные успехи в сельском хозяйстве позволили донскому бизнесу начать строительство собственных современных перевалочных портовых мощностей в Ростове, Азове, Таганроге, Усть-Донецке. Это привлекает именно к донским портам поволжское и воронежское зерно, таких глобальных рыночных операторов как МЗК, Louis Dreyfus, Glenkor, РИФ.

Ростовские власти продвигают свои амбиции и в сфере туризма, привлекая в регион крупные международные форумы (чемпионат мира по футболу 2018 года, один из трёх российских международных кинофестивалей BRIDGE of ARTS, различные представительные экономические форумы), позиционируя область как «казачий край» и античное наследие, весьма выигрышные с точки зрения выездного туризма.

Со своей стороны кубанские власти также взяли курс на стирание экономического неравенства с основным конкурентом. Привлечение в регион Олимпиады в Сочи 2014 года позволило построить сразу несколько крупных объектов генерации, что сделало край энергосбалансированным.

Эти мощности теперь востребованы для решения следующей амбициозной задачи властей кубанской столицы - превращение Краснодара в мощный индустриальный центр юга России. Для этого муниципальные власти намерены консолидировать проекты промышленных инвесторов сразу в пяти крупных индустриальных зонах, предлагая им различные меры господдержки. Ожидается, что это позволит в ближайшие годы привлечь в мегаполис до 150 новых предприятий, образовав до 60 тысяч новых рабочих мест.

«Развитие промышленности, основанное на передовых технологиях и инновациях, позволит не только обеспечивать внутренний спрос и создавать рабочие места, но и производить продукцию, востребованную не только на внутреннем, но и на международном рынках, — считает мэр Краснодара Евгений Первышов. - Перспективными также видятся создание логистических и распределительных центров на территории города, развитие туризма, а также тех отраслей, по которым Краснодар лидирует в России и которые «двигали» городскую экономику в последние годы, в значительной степени пополняли местный бюджет — это, в том числе, строительство и торговля».

Курс на индустриализацию кубанской столицы подтолкнул развитие краснодарской агломерации, в которой уже насчитывают до 1,5 млн жителей, хотя ещё совсем недавно её принято было воспринимать исключительно как «большую станицу».

Свою роль в экономике региона сыграли и крупные кубанские предприниматели, такие как Олег Дерипаска, Сергей Галицкий, чьими усилиями в крае созданы целые индустрии.

Таким образом, два соседних региона, изначально такие разные и два столетия пытающиеся соперничать на «разных площадках», сегодня всё больше и больше становятся похожи друг на друга. Теперь уже и этнически, политически и экономически.

Другие публикации раздела: Новости

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Яндекс.Метрика
Веб-студия «Бест-Тренд», создание сайтов, создать сайт, создание сайта, разработка сайта, продвижение сайтов, продвижение сайта, дизайн сайта, дизайн сайов, сайт-визитка, каталог, интернет-магазин, портал.