Информационное агентство / Аналитический центр

Как нужно защищать предпринимателей

26.09.2018 | 22:09
|
2295
текст Александр Хуруджи*

Глава «Ассоциации защиты бизнеса» Александр Хуруджи об анатомии уголовного преследования предпринимателей и их эффективной защите.

*Автор – Александр Хуруджи, общественный уполномоченный по защите прав предпринимателей, находящихся под стражей, глава Ассоциации Защиты Бизнеса.

Я два года занимаюсь защитой бизнеса после того, как сам провел 9 месяцев в СИЗО из-за сфабрикованного уголовного дела о мошенничестве, выиграл суд, но потерял контроль над компанией. Личный опыт и работа в аппарате Уполномоченного по правам предпринимателей при президенте России позволяет мне говорить о том, что происходит с предпринимателем, когда на него заводится уголовное дело и почему традиционная защита ему не помогает, а существующая система рушит работающие компании.

Любой бизнес подразумевает привлечение финансовых ресурсов. Когда на предпринимателя заводится уголовное дело, он автоматически теряет возможность привлекать ресурсы, его счета арестовывают и блокируют полноценную работу. Особенно это очевидно на примере строительного бизнеса, где уголовное дело останавливает стройку и плодит обманутых дольщиков. Кроме того, от предпринимателя отворачиваются бизнес-партнеры и контрагенты, потому что никто не хочет рисковать. Это экономические последствия уголовного преследования в независимости от степени его справедливости: даже если у предпринимателя есть проблемы из-за неэффективности (долги по зарплате, срывы сроки строительства), система не дает возможность их исправить, а только усугубляет их.

Второй момент, на предпринимателя сразу начинает давить следствие, чтобы заставить дать признательные показания, а типичный российский адвокат обязательно скажет своему клиенту, что доказать свою невиновность невозможно и можно работать только над смягчением приговора, что, в принципе, статистикой подтверждается: оправдательными приговорами в 2017 году завершились всего 0,2% дел. Если у следствия нет достаточных доказательств, оно может спровоцировать предпринимателя на дачу взятки взамен на прекращение уголовного дела. Человек, доведенный до отчаяния, на эту провокацию ведется, и в суде уже следователь бравирует тем, что зачем же предприниматель давал взятку, если он невиновен? Аналогичная история происходит, если человек, поверив доброжелателям, решает бежать из страны. Это воспринимается, как виновность. Защищать такого человека очень тяжело.

Вообще, в период следствия к предпринимателю обязательно будут приходить всякого рода «решалы», которые создают иллюзию связей. Не надо решать эту проблему деньгами или связями, так вы просто кормите систему, но самое главное, теряете время на защиту, на экспертизу, на сохранение важных доказательств.

На прокуратуру тоже довольно тяжело рассчитывать, у прокуроров очень ограниченные полномочия. Они не видят многих доказательств, (а это уже должностное преступление) следователь вправе самостоятельно давать оценку, что считать доказательством, а что нет (по объективным причинам, следователь не кладет в дело все, что мешает его стройной обвинительной версии). Он пишет: денежные средства с фирмы ушли в другую фирму, считаю, что это «обналичивание» средств, а фразу про то, что они вернулись, что это был займ, он не пишет. Но юридически все оформлено правильно, и прокуратура

соглашается со следствием. Оценку может дать только суд, а от начала уголовного преследования до суда проходят годы, к этому времени, обычно, предприниматель теряет компанию.

Единственный работающий институт защиты бизнеса в России на сегодня — Аппарат уполномоченного по правам предпринимателей, но он законодательно ограничен в своих возможностях. При этом прокуратура остаётся для института Омбудсмена базовым оплотом решения сложных задач, будь то работа по «Лондонскому списку Титова» или спасения предпринимателей по всей России, для этого несколько представителей из Аппарата Титова включены в межведомственную рабочую группу при Генпрокуратуре для рассмотрения системных проблем и наиболее сложных ситуаций. Проработав, два года в Аппарате, мы с Борисом Титовым решили создать общественную организацию, которая будет подкреплять полномочия бизнес-омбудсмена широкой сетью предпринимательского сообщества. «Ассоциация защиты бизнеса» объединяет все проекты, которые я организовал, — «Набат» (защита бизнеса от юридических проверок), «Стоп-Арест (помощь предпринимателям в изменении меры пресечения во время следствия с СИЗО на домашний арест или залог), «Новые судьи России» и т.д.

Мы подключаемся для повышения эффективности работы института бизнес-омбудсмена, когда всё возможное по его функционалу исчерпано, а помогать предпринимателю необходимо, задействуем инструменты общественной поддержки, СМИ, ОНК. Придаем уголовные дела публичности, переводим их на язык журналистов, помогаем готовить комплект документов для защиты, учим работать с независимыми экспертизами. Еще важно, чтобы судебные заседания проходили с максимальным количеством людей в зале. Это серьезно помогает вернуть процессу объективность в отличие от ситуации, когда предприниматель остается один на один с судьей и следователем.

Наша задача, помимо общественной поддержки, — ускорить защиту, чем сделать ее своевременной и эффективной, потому что именно скорость влияет на конечный успех: чем дольше предприниматель находится в СИЗО, тем меньше у него шансов на оправдательный приговор. Поэтому мы работаем над автоматизацией документооборота в защите предпринимателей. Так как у нас уже накоплен опыт взаимодействия с различными ведомствами, мы знаем, какие документы им нужны и как их подавать. Этот опыт мы автоматизируем.

Сейчас «Ассоциация защиты бизнеса» работает в той или иной степени с более чем 100 делами. Это и незаконные аресты, уголовные дела, незаконные действия в отношении предпринимателей. Одно из таких громких дел — дело Надежды Лещенко из Воронежской области. Предпринимательницу с грудным ребенком по незаконному основанию посадили в СИЗО. Здесь было задействовано все: и СМИ, и Аппарат, и обращения во все мыслимые инстанции, в том числе и губернатор. Нам удалось добиться изменения меры пресечения.

Сейчас мы работаем над тем, чтобы у «Ассоциации защиты бизнеса» появились официальные филиалы в регионах. В первую очередь, это будут Ростовская область, Краснодарский край, Челябинская, Ленинградская области.

Параллельно думаем о сотрудничестве с Аппаратом уполномоченного по правам человека (возглавляет Татьяна Москалькова), так как у него есть возможность подавать заявление в Верховный суд РФ, у бизнес-омбудсмена такой возможности нет.

Мы уже видим, что ситуация медленно, но меняется: по инициативе Бориса Титова, появились отдельные блоки в СИЗО для предпринимателей, стало больше домашних арестов, больше внимания СМИ к проблеме уголовного преследования предпринимателей. Мы не ждем быстрых изменений. 70 лет российской истории без предпринимательства и сложные 90-е годы закрепили за бизнесом негативный образ. Предприниматель в глазах общества, во-первых, не воспринимается, как созидатель, во-вторых, не нуждается в защите и сочувствии, мы хотим изменить и этот образ, и положение предпринимателей в России, от которых зависит экономический рост.

Другие публикации раздела: Новости

Нет комментариев. Ваш будет первым!