Ваш регион: Выберите регион
Найти на сайте:

Как привлечь в малый бизнес Юга миллион человек

20.12.2015 | 14:12
|
2151

Владимир Козлов

Попытки выдвинуть малый и средний бизнес на первый план в экономике предпринимаются, причём даже главой государства, но регионы пока в этом практически не участвуют. Конечной целью должно быть понимание того, как систему поддержки сектора превратить в систему его развития


С лета Министерство экономического развития РФ ведёт работу над Стратегией развития малого и среднего предпринимательства в России на период до 2030 года, и уже можно сказать, что в ней появятся весьма амбициозные целевые показатели.


По словам статс-секретаря — заместителя министра экономического развития РФ Олега Фомичёва, стратегия будет оговаривать увеличение оборота МСП в 2,5 раза, повышение производительности труда в секторе вдвое, доли обрабатывающей промышленности в обороте МСП — до 20%, рост доли занятых в этой сфере — до 35%. Амбициозность цифр совокупного роста оценить сложно, учитывая, что говорим всё же о 14 годах; да и слишком уж на обороты влияют колебания валюты и цен. А вот внятность структурных векторов, которые закладывает федеральный центр, очевидна. По результатам 2014 года, согласно данным Росстата, доля обрабатывающей промышленности в структуре малого бизнеса, например, в Ростовской области — менее 9%, а в Краснодарском крае — менее семи. А количество занятых в малом бизнесе в Ростовской области составляет 15,3% от количества людей, занятых в экономике, а в Краснодарском крае — 15,8%, в целом же по ЮФО это лишь 13,5%.


Займёмся занимательной арифметикой. Чтобы достичь целевых показателей, в малый бизнес только в двух южных регионах придётся втянуть в малое предпринимательство, по самым скромным оценкам, почти миллион человек. На одном малом предприятии в 2014 году в среднем работало 5,4 человека. Следовательно, дополнительный миллион занятых — это ещё 185 тысяч малых предприятий для ЮФО, в дополнение к существующим 155,7 тысячам. А если учесть, что, по расхожей статистике, 90% предприятий закрываются после первого года работы, то выходит, что при нынешней эффективности работы сектора нужно убедить заняться бизнесом почти два миллиона человек — чтобы на выходе получить 185 тысяч новых предприятий, которые обеспечат занятость 35% населения. Цифры можно немного скорректировать в меньшую сторону за счёт повышения эффективности МСБ, но его ведь ещё нужно добиться. А ведь мы вдобавок хотим, чтобы каждый пятый предприниматель шёл не просто торговать, а производить.


Чтобы подобные тектонические изменения в экономике могли быть возможны, с этим сектором нужно работать принципиально иначе. Интуитивно сегодня многим понятно, что потенциал МСБ в регионе огромен. Использование этого потенциала позволит югу России в долгосрочной перспективе развиваться темпами, опережающими среднероссийские. Но для этого регион должен выработать свой стратегический взгляд на то, как развивать сектор МСБ. Это тема, по которой нужна дискуссия с широким привлечением делового и экспертного сообщества.


Новая ситуация — анабиоз МСБ

Чтобы попытаться заново начать разговор о малом и среднем бизнесе, нужно, с одной стороны, увидеть его тревожную динамику. Состояние, в котором сегодня пребывает МСБ, председатель совета директоров КБ «Центр-инвест» Василий Высоков описывает как «анабиоз». И это — отличительная черта второй волны кризиса, пришедшейся на 2013–15 годы.


«Нынешний кризис носит затяжной характер, перспективы улучшения, к сожалению, зависят не только от экономических, но и от политических факторов, с чем в 2008–2009 годах мы не сталкивались, — говорит Наталья Литянская, руководитель аналитического центра МСП Банка. — Это продлевает ситуацию неопределённости и приводит к постепенному угасанию деловой активности в массовом предпринимательстве. Хотя некоторые предприятия смогли адаптироваться и занять высвобождающиеся ниши либо создать новые, массового характера это не носит».


«Этот кризис МСБ переживает тяжелее, — говорит Игорь Симаков, председатель региональной общественной организации “Совет предпринимателей Ростовской области”, депутат Азовской городской думы.—Кризис 2008 года был более шоковым, но быстрым. Доступность кредитов тогда была выше. При этом психологически ощущалось, что мы в мировом кризисе, и от этого было легче. Сейчас, скорее, ощущение, что мы изолированы. Плюс курс доллара рванул вверх, а зарплаты — вниз. В результате рынок сбыта сузился, покупательская способность снизилась, а это плохо повлияло на инвестиционные планы. Ну и важно, что света в конце тоннеля не видно, а нормативно-правовое регулирование постоянно меняется».


«Текущая ситуация отличается от предыдущих кризисов, которые носили больше краткосрочный характер, — считает Вадим Подобедов, заместитель директора по корпоративному бизнесу РЦ “Южный” Райффайзенбанка. — В связи с этим компаниям МСБ приходится проводить системные изменения, пересматривать условия работы с контрагентами, модифицировать внутренние процессы. Конечно, менее устойчивые компании вынуждены уходить с рынка. Также изменяются коммуникации компаний с банками. Понимая, что кризисные явления, безусловно, усложняют жизнь компаниям, банки вынуждены менять подходы в работе с заёмщиками, становиться более консервативными во многих вопросах».


Подступающий анабиоз мы видели с 2013 года — о нём свидетельствовали результаты исследования среднего бизнеса юга России, проведённого Аналитическим центром «Эксперт ЮГ». Ещё в 2013 году доходы средних компаний в традиционных для них нишах — торговле, АПК, транспорте — показали почти нулевой рост. В этот же период крупный бизнес региона показывал темпы роста, опережающие среднероссийские.


За два последних года малый бизнес Ростовской области потерял около 1900 предприятий, на начало 2015 года их было 54,4 тысячи. Краснодарский край, напротив, прибавил почти 8 тысяч малых компаний — это около 40 тысяч дополнительно занятых человек. Но при этом количественный рост предприятий сейчас не воспринимается как рост сектора. «Необходимость уменьшения общих объёмов годовой выручки, применения упрощённой системы налогообложения, контрольно-надзорные меры побуждают дробить бизнес на части, — поясняет Наталья Крайнова, директор Ростовского регионального агентства поддержки предпринимателей. — Предприниматели рассуждают так: раз уж бизнес подпадает под беспощадную финансовую ответственность, то пусть это коснётся только его части. Поэтому если государство продолжит и далее усиливать меры, направленные на регулирование бизнеса, ужесточение контроля, то и численность микро‑ и малых предприятий будет возрастать кратно. При этом собственно экономические показатели сектора станут снижаться».


Сложное положение сектора МСБ, начиная с 2013 года, — новая ситуация. Предыдущий кризис был кризисом, который ударил прежде всего по крупным компаниям, тогда как исследования «Эксперта ЮГ» в 2010-12 годах показывали опережающие темпы роста среднего бизнеса на юге России. Но в 2013-2015 годах МСБ является одной из главных жертв кризиса. Падение спроса, валютные колебания, ограничения в доступе к кредитам, высокие процентные ставки — все эти факторы острее всего переносит именно сфера малого и среднего предпринимательства.


Несмотря на то, что банки сегодня говорят об оживлении кредитования и снижении процентных ставок, нужно понимать, что сектора МСБ эти тенденции касаются меньше всего. Октябрьское выступления главы банка ВТБ Андрея Костина свидетельствовало о кризисе доверия банков к сектору. Объём выданных кредитов МСБ в 1 полугодии 2015 года в целом по стране сократился на 36% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, согласно данным RAEX, хотя в предыдущие два года сектор МСБ банкиры оценивали как самый быстрорастущий сегмент корпоративного бизнеса. По оценкам, финансирование сектора сократилось в масштабах примерно на 400 млрд рублей — и дополнительная поддержка государства в размере 100 млрд рублей, выделенных на 2015–2016 годы новой Корпорации развития малого и среднего предпринимательства, эту дыру закрыть не в состоянии.


Бесконтактная поддержка МСБ

Оценки действующей сегодня в регионах системы поддержки МСП ожидаемо противоречивы. Заместитель руководителя департамента инвестиций и предпринимательства Ростовской области Александр Данко рассказывает, чтов нынешнем году департаментом проведено социальное исследование по вопросам развития предпринимательства на Дону, из которого следует, что 83% опрошенных считают созданные условия для ведения бизнеса в регионе благоприятными, и лишь 17 % — неблагоприятными. «На вопрос, что сегодня препятствует предпринимателю развивать свой бизнес, дан ответ, что главным тормозом для развития бизнеса являются не административные барьеры, а макроэкономические факторы, — говорит г-н Данко. — Первая проблема — это снижение покупательского спроса на продукцию и услуги. Так ответили 29 процентов респондентов. Вторая по значимости проблема — это сложности с получением кредита и высокие процентные ставки».


Но один из первых пунктов критики — очень небольшой объём поддержки. «В регионе действует достаточно много программ по поддержке сегмента МСБ, с помощью которых, например, предприниматели могут возместить затраты по лизинговым платежам или компенсировать затраты на приобретение основных средств, — рассуждает Елена Волтова, директор территориального офиса Росбанка в Ростове-на-Дону. — При этом суммы, причитающиеся по данным программам, зачастую несоизмеримы с действительными вложениями МСБ, которые необходимы для развития бизнеса». Василий Высоков оценивает объёмы поддержки сектора в два процента от объёма налогов, выплачиваемых МСБ, — так почему тогда просто не снизить «малышам» налоги на 2%, задаётся он вопросом, прекратив все «конкурсы по распределению двух копеек» (см. интервью на с. 22).


Инфраструктура поддержки МСБ в Ростовской области на самом деле впечатляет — по данным профильного департамента, речь идёт о 13 фондах поддержки МСП и фондах местного развития, НП «РРАПП», 14 муниципальных агентствах поддержки и развития МСП, 14 информационно-консалтинговых центрах по обслуживанию предприятий малого агробизнеса, 5 бизнес-инкубаторах, 2 технопарках, 3 инновационно-технологических центрах, Гарантийном фонде Ростовской области и Едином региональном центре инновационного развития Ростовской области. Инфраструктура поддержки и в других регионах, как правило, выглядит столь же многообразно.


«В донском регионе сформирована система комплексной, программно-целевой поддержки МСП, — говорит Ирина Загоруйко, руководитель рабочей группы “Честная и эффективная экономика” регионального отделения ОНФ в Ростовской области, депутат донского парламента. — Большинство показателей реализации программы имеют положительную динамику. Однако мы вынуждены фиксировать замедление экономических параметров деятельности субъектов МСП как в нашем регионе, так и в целом по стране. Это говорит о том, что не все существующие механизмы поддержки сектора эффективны. Необходимо выявлять “проблемные точки” и создавать условия для их устранения».


«Действующая система поддержки МСП позволяет охватить только наиболее “горячие” точки — это либо государственные приоритеты с точки зрения развития экономики (производство, инновации), либо проблемные участки, например, с точки зрения территориальной (моногорода), социальной (поддержка социальных предпринимателей, предпринимателей из слабо защищённой социальной группы) или секторальной (например, решение проблем с доступностью кредитов для некоторых групп бизнеса через субсидирование уплачиваемых процентов или предоставление гарантий), — отмечает Наталья Литянская из МСП Банка.— В целом, несмотря на большое количество разнообразных мер, особенной системности и их координации не просматривается, а объёмы в масштабах страны не очень велики. Эти два фактора и проясняют, почему система поддержки нуждается в обновлении и для чего, собственно, создан новый институт такой поддержки — Корпорация по развитию МСП».


«Эффективность действующей сегодня в регионе системы поддержки малого и среднего бизнеса низкая, — считает Сергей Черномаз, заместитель главы южного представительства ВЭБа, руководитель экспертного совета АСИ в Краснодарском крае. — Необходимо обеспечить поддержку проектов МСБ, имеющих экономические модели и перспективы развития, а не “всех обратившихся”».


Последнее высказывание очень показательно — все многочисленные институты поддержки МСБ, формально способные оказывать те или иные услуги бизнесу, мало погружены в содержательные проблемы его деятельности. Каждая структура работает на узком пятачке, принимая и отклоняя заявки по своим собственным критериям, поэтому огромное количество институтов не образуют системы, в которой на каждый типовой вопрос предпринимателя был бы заготовлен ответ. Малый бизнес — очень неоднородная среда, в которой есть компании, ориентирующиеся на мировые стандарты, и предприниматели, не знающие, условно говоря, основ бухучёта. Нынешняя система поддержки МСБ неспособна различать первых и почти ничего не может предложить вторым. Тогда как очевидно, что система должна быть настроена так, чтобы поддерживать тех, кто обещает наибольшие результаты, представляет лучшие проекты. «Одна из проблем малого бизнеса — субсидии выделяются без учёта производительности труда, социального эффекта, — говорит сопредседатель Краснодарского краевого отделения ОПОРа России Даниэль Башмаков. — В основном их получает тот, кто первый сдал документы».


А для категории предпринимателей, которая только осваивает стандарты бизнес-культуры, необходимы азы. На конференциях «Эксперта ЮГ» для МСБ представители почти всех институтов поддержки говорят о необходимости заниматься не просто информированием, а обучением. Звучало и предложение создать единый региональный центр, который возьмёт на аутсорсинг некоторые функции малых предприятий: бухучёт, юридическое сопровождение, подбор персонала и т. д. Эту рекомендацию можно понять: у нас руководитель небольшой фирмы — мастер на все руки: он сам борется с налоговой, привлекает кадры, внедряет ИТ-решения, продаёт — неудивительно, что многое он делает недостаточно профессионально. Наталья Крайнова предлагает идти дальше: «Региональные и муниципальные чиновники должны просчитать, что в данный период времени нужно региону и городу от субъектов предпринимательской деятельности: сколько и каких работ надо выполнить, сколько и каких товаров произвести, сколько и каких именно услуг оказать. Поняв это, необходимо создавать готовые модули для бизнеса, стандартные решения, прежде всего для массовых видов предпринимательской деятельности». Целый ряд наших собеседников считает, что бизнесу нужно помогать с решением целого ряда стандартных задач — а с помощью какого инструмента это делать, разговор отдельный.


Специфика субъектов МСП в том, что они ограничены в финансовых ресурсах и не в состоянии, например, проводить дорогостоящие маркетинговые исследования. Важный фактор, обеспечивающий развитие сектора, — это формирование общедоступных информационных коммерческих и некоммерческих систем коллективного пользования, которые в состоянии на регулярной основе обеспечивать предпринимателей всей необходимой информацией. И количество таких предложений может быть расширено.


Ну и конечно, эта работа должна вестись «на земле», а это значит — и на уровне муниципалитетов. Приведу лишь одну показательную реплику с места. «На мой взгляд, муниципалитеты сегодня не знают, что у них происходит в малом бизнесе, — говорит Игорь Симаков.—Им достаточно шести-семи человекам оказать поддержку в размере 200 тысяч — и программа поддержки МСБ считается выполненной. Муниципалитеты не занимаются тем, чем могли бы заниматься. Например, важной становится проблема недобросовестной конкуренции. У нас в Азове никто не знает, где трудится 25 процентов населения города — а они ходят в магазины и содержат свои семьи, пользуются благами. Между тем всю нагрузку несёт на себе легальный бизнес — его и проверяют все возможные структуры. Легальный бизнес сейчас загоняется в тень — это может стать трендом. И муниципалитеты даже не знают, как подступиться к этой проблеме. Хотя многое можно было бы сделать, даже если просто наладить муниципальный земельный контроль — сколько гаражных кооперативов, автомоек работают, платят налоги как частные лица! Нужно заниматься нестационарной торговлей. В таких городах, как Азов, люди годами торгуют с клумб. Но это запретительные меры. Муниципалитеты также должны заняться созданием зон свободной торговли — и доведением информации о них. Тем, кто работает в гаражах, можно предоставлять пустующие территории, с ними можно общаться, выводить их из тени — сейчас с ними просто нет контактов».


Проблема диалога проходит красной нитью в нашем общении с экспертами. Сегодня в диалоге с бизнесом участвуют кураторы отдельных институтов поддержки, но это не тот уровень, который позволит сломать имитационный характер системы, заставить её подстраиваться под реальные проблемы и специфику бизнеса. Отсутствие такого диалога заставляет представителей бизнеса требовать большей ответственности курирующих чиновников. Им недостаточно факта диалога — нужны решения по его результатам, а значит, включение в этот разговор первых лиц в регионах.


В нынешнем состоянии система поддержки и не способна дать больший результат, даже если в неё вложить гораздо более существенные деньги, на что в нынешней экономической ситуации рассчитывать не приходится. Если взглянуть на содержательные проблемы, стоящие перед сектором, то мы увидим, что задача его развития требует в многом координационной помощи в снятии тех ограничений, которые предприятия МСБ сегодня преодолеть самостоятельно не в состоянии — и здесь речь идёт не столько об административных барьерах, сколько о таких проблемах, как доступ к инженерной инфраструктуре, земле и госимуществу, квалифицированным кадрам, новым технологиям, рыночной аналитике, финансовым ресурсам, заказам крупного бизнеса.


«В Ростовской области развитие сотрудничества системообразующих предприятий и малого сектора экономики осуществляется через реализацию кластерной политики, — поясняет Александр Данко. — Системный кластерный подход обеспечивает эффективную кооперацию хозяйствующих субъектов в целях повышения конкурентоспособности не только отдельных предприятий, но и региона в целом. Малые и средние компании-поставщики объединяются вокруг сборочных предприятий, крупных организаций. Выстраиваются эффективные научно-технологические цепочки, когда на производственных мощностях предприятий-гигантов реализуются проекты малых инновационных компаний».


Замысел действительно неплох, но практика выглядит несколько скромнее. Вот один из выводов исследования ТПП Ростовской области, посвящённого развитию промышленной кооперации в городе: «Число предприятий малого и среднего бизнеса города, встроенных в технологические цепочки крупных компаний как поставщиков продукции, незначительно. Основная масса малых предприятий, осуществляющих деятельность в промышленно-производственной сфере, ориентирована на выпуск конечной продукции или оказание услуг. Взаимодействие малых инновационных и крупных предприятий города в сфере научно-технической кооперации носит единичный и локальный характер».


Работа региона, ставящего задачу превратить систему символической поддержки МСБ в систему его развития, должна быть сосредоточена на обеспечении стабильного доступа МСБ к основным ресурсам, которые позволяют реализовывать новые проекты.


От системы поддержки к системе развития

В разговор о состоянии и перспективах МСБ региональные власти, по большому счету, ещё не вступили. Задача, согласно которой система поддержки МСБ должна быть превращена в систему развития ключевого сектора, на уровне региона никем не проговаривается. Хотя эта задача напрямую вытекает из идеологии и логики заседания Госсовета, посвящённого проблемам МСБ, из логики разрабатываемой Стратегии развития малого и среднего предпринимательства. Экономическая политика в регионе сегодня всецело сориентирована на работу с крупными инвесторами. С этим субъектом говорить проще. Краснодарский край, Ростовская область, Ставропольский край, Волгоградская область — лучший опыт, который здесь появился за последние десять лет — это наработки в области взаимодействия с крупным инвестором. На нужды крупного бизнеса сориентирована работа основных созданных институтов поддержки: индустриальные парки, кластеры, региональный закон о ГЧП.


Между тем, малый и средний бизнес — это огромный неиспользуемый потенциал. По мнению председателя правления МСП Банка Сергея Крюкова, в сложившейся ситуации именно этот сектор может стать главной движущей силой экономических преобразований благодаря своей способности быстро адаптироваться к меняющимся реалиям и находить или создавать новые ниши на рынке.


В регионах, заинтересованных в опережающем развитии, тема развития МСБ должна выйти на первый план в дискуссиях об экономической политике. Необходимо обязательное участие первых лиц региона в обсуждении развития этого сектора. Регион должен выработать свой стратегический взгляд на то, как развивать сектор МСБ. Ещё недавно это была сложная задача, учитывая отсутствие соответствующего русла федеральной политики — но сегодня такое русло уже обозначено. Сейчас система поддержки МСБ в регионе не опирается ни на какие цели и задачи, следовательно, развитие данного сектора просто не может быть результатом её работы. Это тема, по которой нужна дискуссия с широким привлечением делового и экспертного сообщества.


В зависимости от выбранных целей, поставленных на уровне региона задач в сегменте МСБ, регион мог бы взять на вооружение целый ряд идей и предложений, о которых говорят собеседники «Эксперта ЮГ».


Первый блок предложений — законодательный. «В ряде регионов до сих пор не приняты региональные законы о налоговых каникулах, во многих регионах они приняты со значительными ограничениями в виде предельного размера доходов от реализации, а также численности сотрудников, — отмечает Ирина Загоруйко. — В такой ситуации возрастает необходимость в создании новых специализированных программ, предусматривающих дополнительные преференции субъектам МСБ; немаловажным является и ослабление давления на бизнес – так называемые “надзорные каникулы”, ограничивающие количество проверок».


Показательно, что в Краснодарском крае принят закон, которым устанавливается налоговая ставка в размере 3% для действующих организаций и индивидуальных предпринимателей, применяющих УСН. Закон принят по инициативе Краснодарского краевого отделения ОПОРА России. Закон подписан губернатором Кубани 1 декабря и вступает в силу с 1 января 2016 года. Среди предложений донского бизнеса можно выделить просьбу снизить ставку единого налога на вменённый доход, который находится в ведении региональных властей.


Отдельная большая тема — участие МСБ в госзакупках. Ряд регионов сегодня движется по пути расширения доступа МСБ к государственным торгам. Однако до сих пор приоритет в торгах получают компании, производящие дешёвые и некачественные продукты и услуги. В нынешней ситуации на уровне региона необходимо обозначить чёткие приоритеты и задачи в сфере обеспечения доступа предприятий МСБ к госторгам. Движение на федеральном уровне в предлагаемом направлении уже обозначено. Высшая школа экономики подсчитала, что по результатам 2014 года доля МСБ в госзакупках, если считать в деньгах, составила 6,72% — это неплохой результат, поскольку годом ранее эта доля составляла лишь 3,79%. Если же учитывать случаи, когда предприятия МСБ привлекались и в роли субподрядчиков, то, говорят исследователи ВШЭ, можно говорить о том, что доля в госзакупках, приходящаяся на «малышей», выросла вдвое. В сфере муниципального заказа доля увеличилась с 6,74% до 14. Но, например, Ростовской области, если судить по опросам бизнеса, в этой сфере пока нечем похвастать — работа в этом направлении не обозначена в качестве приоритетной.


В условиях бюджетного дефицита можно существенно увеличить эффективность выделяемых средств на поддержку МСБ за счёт развития линейки нефинансовых мер поддержки. Например, путём возникновения предсказуемой инфраструктуры публичных коммуникаций с субъектами МСБ. Одним из путей могло бы стать создание совместно с ТПП, институтами поддержки и влиятельными деловыми СМИ регулярной открытой площадки для совместного обсуждения с представителями МСБ текущих проблем и выработки решений для развития данной сферы. Сергей Черномаз и вовсе считает, что нужен региональный «антикризисный штаб», по аналогии с «олимпийским», который бы занимался развитием и решением проблем МСБ.


Несмотря на последние инициативы по проведению опросов МСБ, объём актуальной аналитики по этой сфере остаётся мизерным. Данные Ростовстата не согласуются с данными субъектов и муниципалитетов, независимой аналитики практически нет. Между тем, аналитика — то, что должно сделать эффективными коммуникации с бизнесом. На региональном уровне необходимо на постоянной основе проводить работу по изучению лучших региональных практик управления в сфере МСБ, созданию банков данных, библиотек лучших практик по различным темам (создание бизнеса, маркетинговые стратегии, создание брендов, внедрение системы «бережливое производство» и т.д.). Такие материалы могут использоваться в процессе обучения предпринимателей, а также в публичных дискуссиях. К работе в этом направлении обязательно должны привлекаться университеты и независимые аналитические центры.


Создание коммуникативной инфраструктуры и аналитическая работа позволили бы начать системную деятельность по развитию отраслевой кооперации в сфере МСБ. Появление на региональном уровне эффективных ассоциаций и саморегулируемых организаций, в работу которых вовлечены широкие слои МСБ, могло бы содействовать введению стандартов деятельности, расширению возможностей по привлечению финансовых ресурсов.


В то же время в систему поддержки МСБ на региональном уровне можно вводить элементы промышленной политики, что позволит достичь более быстрого эффекта. Существующая сегодня в регионе система поддержки МСБ не позволяет отдавать приоритет компаниям-производителям, в том числе — производителям инновационной и импортозамещающей продукции. Выбор инструментов здесь может быть достаточно большим.


В рамках существующих программ поддержки могут быть разработаны прозрачные системы оценки заявки на получение господдержки, при которой объём финансирования по заявкам зависел бы от оценки, выраженной определённым числом баллов. При этом в методике оценки высоким весом могут быть наделены такие характеристики проекта, как «производство импортозамещающей продукции», «создание наибольшего количества рабочих мест» и другие.


Органам местного самоуправления может быть рекомендована разработка муниципальных программ комплексного развития производственной кооперации между крупным бизнесом и предприятиями МСБ. Необходимы и совместные с бизнесом «пилотные» проекты по созданию промышленных коворкингов для предприятий МСБ. Для таких проектов могут использоваться как законсервированные цеха ряда крупных промышленных предприятий, так и помещения региональных вузов.


Сфера МСБ на сегодняшний день вообще очень слабо вовлечена в сотрудничество с университетами в части подготовки кадров, развития компетенций по созданию бизнеса, управления. На региональном уровне совместно с крупнейшими региональными вузами и бизнес-ассоциациями возможна разработка комплексных программ сотрудничества с бизнесом, включающих как обучение основам предпринимательства, так и целевое обучение определённым технологиям для нужд региональных предприятий. Системы поддержки МСБ в развитых странах Европы — таких, как Германия или Австрия — основаны на идее помощи начинающим предпринимателям, формировании будущего поколения бизнесменов, что делается специализированными организациями совместно с вузами. Этот процесс на Юге пока не начался. Примеры частных и государственных программ обучения предпринимательству существуют, но они единичны. Между тем, если вспомнить о том, что югу России в ближайшее десятилетие нужно увлечь идеей своего дела около миллиона человек, становится ясно: с этой стратегической, но, безусловно, тяжёлой темой в одиночку не справится ни один из игроков данной сферы.


На сегодняшний день популярный некогда лозунг «Не мешайте работать» недостаточен, когда речь заходит о малом и среднем бизнесе. Задача развития требует помощи в снятии тех ограничений, которые предприятия МСБ сегодня преодолеть самостоятельно не в состоянии.


Другие публикации раздела: Новости

Нет комментариев. Ваш будет первым!