Информационное агентство / Аналитический центр

Лики протеста: кто стоял за отменой закона о границе в Ингушетии

01.11.2018 | 17:11
|
1055
текст Ксения Золотарёва, Евгений Ракуль

Массовые демонстрации и перекрытие дорог не всегда заканчиваются беспорядками и административными арестами. Это доказал пример Ингушетии, где на протяжении месяца несколько тысяч человек митинговали у здания правительства республики против отмены закона о границе с Чечней. Косвенно митингующие даже добились своей цели — закон был отменен конституционным судом республики. Это заставляет пристальнее вглядеться в лица ингушской оппозиции


Первая акция протеста против соглашения о границе Ингушетии и Чечни, подписанного 26 сентября Юнус-Беком Евкуровым и Рамзаном Кадыровым, началась в Магасе 4 октября. В течение двух недель на площади напротив телецентра круглосуточно находились от 5 до 10 тысяч человек. При этом, по итогам масштабной акции протеста не было составлено ни одно протокола о правонарушениях со стороны митингующих. Для собравшихся, практически сразу принесли скамьи и теплые вещи. Митингующие организовали доставку еды и воды, как на площадь, так и к постам силовиков, которые перекрывали подъезды к Магасу.

Заявку на проведение митинга подавала общественная организация «Совет тейпов ингушского народа», руководителем и соучредителем которой является Мальсаг Ужахов. По данным «СПАРК-Интерфакс», он же является владельцем местной сети аптек «Панацея».

Лики протеста: кто стоял за отменой закона о границе в Ингушетии

Мальсаг Ужахов

30 октября конституционный суд республики признал соглашение об административной границе Ингушетии неконституционным, причем это решение является окончательным и не подлежит обжалованию. Впрочем, в окружении Евкурова, по данным «Коммерсанта», считают, что договор о границе находится вне компетенций суда. В этот же день начал работу Всемирный ингушский конгресс, инициированный общественной молодежной организацией «Опора Ингушетии». Его повестка та же, что и у съезда представителей тейпов,— отмена соглашения с Чечней и переизбрание главы республики на прямых выборах.

В дальнейшем организаторы отказались от проведения митинга, объяснив это тем, что главная цель протеста достигнута. «Все что мы могли сделать и продемонстрировать, мы продемонстрировали и сделали на митинге и во время других акций, — объяснил в телефонном разговоре «Эксперту Юг» отмену акций 1 и 2 ноября один из участников оргкомитета митинга Магомед Муцольгов. Сейчас, я считаю, нам нужно вести другую — юридическую работу и изменить стратегию, чтобы окончательно поставить все точки над “i”. Поэтому оргкомитет и «Совет тейпов», на который было оформлено разрешение о проведении, попросили у митинга разрешение распустить его».


Лики протеста: кто стоял за отменой закона о границе в Ингушетии

Земля VS отставка Евкурова

Как ранее писал «Эксперт Юг», именно Магомед Муцольгов, глава правозащитной организации МАШР (действует с 2005 года и занимается оказанием бесплатной юридической помощи, ранее была внесена в реестр иностранных агентов) выступал в СМИ от имени оргкомитета, начиная с 4 октября. Магомед Муцольгов не раз заявлял о давлении на него со стороны силовиков. Например, в 2015 году, когда в организации МАШР прошли обыски в результаты которых у г-на Муцольгова были обнаружены «запрещенные материалы» (детская порнография). Однако Магомед Муцольгов тогда утверждал, что материалы ему подкинули, а принадлежащая ему правозащитная организация бесплатно помогает людям, нуждающимся в юридической помощи.

Лики протеста: кто стоял за отменой закона о границе в Ингушетии

Магомед Муцольгов

По данным Telegram-канала «Ингушетия_2018», который освещал хронику протестов в Магасе, идею о роспуске митинга поддержали не все члены оргкомитета. Решение не нашло понимания у оппозиционеров Сираждина Султыгова и Муссы Албогачиева, которые высказались за продолжение акции.

Лики протеста: кто стоял за отменой закона о границе в Ингушетии

Сираждин Султыгов

Некоторые СМИ называют Сараждина Султыгова сопредседателем Совета старейшин Ингушского народа. Как сообщил в интервью «Эксперту Юг» сам г-н Султыгов, он является сопредседателем правозащитного общественного движения «Мехк-Кхел», основанного в 2011 году. На данном этапе организация не имеет отношения к «Совету тейпов Ингушетии», и придерживается иной позиции в контексте протестов в Ингушетии. Представители «Мехк-Кхел», помимо отмены соглашения о границе с Чечней, требовали отправить Юнус-Бека Евкурова в отставку и сделать должность главы республики выборной (сейчас утверждается парламентом по представлению президента).

«Человек, который на Конституции поклялся соблюдать территориальную целостность республики, через несколько месяцев нарушает клятву, должен уйти в отставку, — подчеркнул Сараждин Султыгов. — у нас есть кандидатура, за которую народ охотно бы проголосовал, но если я назову имя, через месяц он станет политическим трупом». Впрочем, он оговаривается, что отставка Евкурова не была целью митинга.

По данным «СПАРК-Интерфакс», в 2012 году Сараждин Султыгов стал владельцем ООО Частная охранная организация «Спарта», основным видом деятельности компании были обеспечение безопасности и проведение расследований. В 2014 году предприятие исключено из ЕГРЮЛ.

Лики протеста: кто стоял за отменой закона о границе в Ингушетии

Люди, далекие от политики

По словам адвоката и экс пресс-секретаря Юнус-Бека Евкурова Калоя Ахильгова, организаторами митинга в Магасе выступали люди, далёкие от политики. «Возьмем, например, Ахмеда Барахоева. Это человек, который 24 сентября узнал о незаконном соглашении и просто вышел на площадь. Бар Хачимурзиев, — возглавляет организацию «Опора России» в Ингушетии, преподаватель, доцент кафедры Санкт-петербургского Университета. Мусса Мальсагов — возглавляет красный крест в Ингушетии. Все эти люди, в принципе не имеют никакого отношения к политическим оппозиционным процессам которые идут в Ингушетии. Их сложно назвать оппозиционерами, да и сами они себя так не позиционируют», — говорит Ахильгов.

Лики протеста: кто стоял за отменой закона о границе в Ингушетии

Калой Ахильгов

Активистка, член организации «Опора Ингушетии» Анжела Матиева объяснила свое желание пойти на митинг тем, что не в силах видеть, как у Ингушетии «забирают земли». По ее словам, республика не располагает большими площадями земли, чтобы их раздавать. Впрочем, как сообщалось ранее, в рамках соглашения Ингушетия передала Чечне 1,29 тысяч га пахотных земель — рядом с сельским поселением Аки-Юрт Малгобекского района Ингушетии. При этом этом такую же по площади землю республика получила в Надтеречном районе Чечни. Однако этот факт на протестующих не произвел впечатления.

«Мы не можем спокойно смотреть, как кому-то отдают земли наших предков, где они похоронены», — говорит один из участников митинга.

Кстати, площадь Ингушетии, где проживает чуть более 450 тысяч человек — всего 3628 кв. км. Это почти вдвое меньше, чем, например, площадь Адыгеи - следующей по площади самой маленькой республики России.

«Нам удалось донести до власти и получить соглашение на проведение митинга, а, поверьте мне, просто так разрешение власть не даст, без достаточных аргументов, что мы законопослушные граждане, и гарантируем, что в ходе митинга не будет никаких противозаконных действий. И, в ходе митинга не было ни одного административного правонарушения, ни одного недовольства со стороны власти», — рассказывает Матиева.

Лики протеста: кто стоял за отменой закона о границе в Ингушетии

Анжела Матиева

По ее словам, важную роль сыграли взаимоотношения старших и младших, женщин. Напомним, в дни митинга протесующим против соглашения о границе местные жители привозили еду и воду, а также теплые вещи и одеяла. Молодежь следила за тем, чтобы собравшиеся не перекрывали проезжую часть, а также помогала готовить площадь к молитвам. Кроме того молодые люди, отслеживали в толпе потенциальных провокаторов. «Было несколько серьезных случаев. Например, было известно, что несколько молодых ребят под елки подкладывали арматуру и камни, очевидно чтобы воспользоваться и обвинить в беспорядках митингующих. Наши ребята их поймали», — рассказывает г-жа Матиева.

В итоге формально цели митингующих были достигнуты — закон о границе отмене конституционным судом республики.

Лики протеста: кто стоял за отменой закона о границе в Ингушетии

Режиссерская версия

По мнению политолога Андрея Серенко, подобный сценарий «идеального протеста» возможен только в республиках Северного Кавказа. «Как правило, стихийные проявления, которые кажутся митингами, шествиями, готовностью противостоять полиции, на самом деле являются прелюдией к главному акту политических отношений на Кавказе — торгам. Кавказский политический рынок порой предполагает создание напряженной атмосферы. Наехали, отъехали — предлагаем договариваться. Главный этап политических интриг — торг, закулисное достижение договоренностей, которое народу, может быть, и не видно, и чаще всего они проходит в неофициальных форматах», — отмечает эксперт. По его словам, в люом другом регионе России подобный митинг никогда бы не был согласован властями, а его последствия, вполне возможно, не обошлись бы без столкновений с полицией.

По его словам, любые публичные политические демарши, всегда стихийны только внешне, и только по форме. По содержанию это акции, организованные и достаточно четко продуманные группой людей пользующихся определенным влиянием и авторитетом, и преследующих свои интересы.

«Появление митинга, который начинался как стихийный, а оказался абсолютно законопослушным и организованным — один из признаков того, что в подоплеке событий лежит конфликт элит, который достаточно неплохо управляется», — добавляет эксперт.

При этом у политологов нет единого мнения, в чьих интересах был запущен протестный механизм. Однако многие склоняются к тому, что политические очки в этой ситуации потерял, прежде всего, глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров, который повел себя как системный губернатор, четко понимающий свою позицию вертикали власти. Также кризис Ингушетии сказался на политической репутации нового полпреда в СКФО Александра Матовникова, который стал инициатором соглашения об административной границе.

Лики протеста: кто стоял за отменой закона о границе в Ингушетии

Александр Матовников

Справка:

Административная граница двух республик не была официально установлена с момента разделения бывшей Чечено-Ингушской АССР в 1992 г. В 1993 г. тогдашние лидеры Ингушетии Руслан Аушев и Чечни Джохар Дудаев подписали договор о границе в Сунженском районе, большая часть которого отходила Ингушетии. В 2003 году лидеры республик Мурат Зязиков и Ахмат Кадыров подписали похожий протокол, по которому к Чечне отходили село Серноводское и станица Ассиновская Сунженского района. Впоследствии территориальные споры в республиках возобновлялись в 2012 и в 2013 годах.

Другие публикации раздела: Новости

Нет комментариев. Ваш будет первым!