Информационное агентство / Аналитический центр

На каких именах взлетят южные аэропорты

15.11.2018 | 14:11
|
1075
текст Владимир Козлов

Восемь южных аэропортов выбирают себе исторического героя в рамках проекта «Великие имена России» — Волгоград, Краснодар, Симферополь, Астрахань, Минводы, Ставрополь, Анапа, Сочи. 12 ноября начался финальный этап голосования, который завершится 30 ноября. Идея назвать аэропорты именами значимых фигур российской истории и сама по себе правильна — особенно когда вспоминаешь римский аэропорт Леонардо да Винчи или аэропорт Ференца Листа в Будапеште. Но ещё важнее эта инициатива становится в период явного дефицита героев в публичном пространстве. Несмотря на проекты типа «Лидеров России», массовость которых поражает (более 200 тысяч заявок на второй сезон), с лидерами-то как раз небывалые исторические проблемы. И тогда у нас остаётся возможность выбрать лидеров в прошлом. Ключевое слово, однако, в этом предложении — слово «выбрать», поскольку выбор в этих вопросах ещё надо научиться предоставлять. В данном случае технологическое устройство проекта действительно, как кажется, позволяет сделать в этом вопросе существенный шаг вперёд — на 14 ноября на сайте проекта проголосовало около 300 тысяч человек.

Наблюдая за тем, как развивается проект «Великие имена России» с его понятной и доступной системой голосования, иной ростовчанин вздохнёт о том, что имя местному новому аэропорту дали при других обстоятельствах. Аэропорт «Платов» — это уже навсегда. Это название было выбрано в результате голосования на сайте правительства Ростовской области, проведённого в феврале-марте 2016 года. Голосовали за три варианта названия: «Южный», «Платов» и «Ростов-на-Дону». То есть герой на выбор у нас был один. Там была возможность направить свой вариант названия на электронную почту. Помню, что я направил тогда письмо с аргументами за то, что в число вариантов для голосования должно быть включено имя Чехова. Тут, мне казалось, всё хорошо — имя короткое, обладающее мировой известностью — только мало кто ассоциирует писателя с югом России. А с Платовым-то как раз местные власти уже явно на тот момент перебрали. Памятники казачьему генералу, герою Отечественной войны 1812 года, к тому времени стояли в Новочеркасске (это нормально), Таганроге, Каменске-Шахтинском, Волгодонске. И совсем свежий памятник тогдашний ростовский градоначальник Сергей Горбань, получив отрицательное заключение городской комиссии по культуре, то есть какой-никакой общественности, своей железной волей установил на центральной улице Ростова-на-Дону на месте, куда планировалось поставить памятник Солженицыну. Никто на это и слова не сказал. А потом выбирали название аэропорта. В те же дни президент Владимир Путин встречался с детьми в Сочи, и маленькая девочка спросила его: каким же был ваш позывной, когда вы были разведчиком? Тот ответил: Платов. И секрет демократического выбора, совершённого Ростовом, раскрылся. Сейчас, по прошествии времени, мне хотелось бы прямо сказать: это было неправильно. Платов заслуживал того, чтобы побеждать честно.

Есть принципиальный вопрос: для кого общественность выбирает имя великого деятеля? Два основных ответа — либо этот выбор должен сообщать о том, как жители этого региона видят свою историческую идентификацию. Либо о том, что они хотели бы продвигать во внешний мир. Первый вариант скорее про работу в сфере коллективной идентичности, второй — в сфере создания образа региона. Эти задачи могут друг другу противоречить: имя исторического героя, по поводу которого есть консенсус в городе, может ничего не сообщать внешнему миру. И наоборот, выходец из региона, имя которого знает весь мир, может не откликаться в сердцах земляков. Последнее, конечно, грустно, но встречается регулярно. Взять хотя бы того же нобелевского лауреата по литературе Солженицына, который в Ростове прожил 17 лет, но город об этом старается не думать и уже несколько лет просто спускает на тормозах вопрос о памятнике писателю в городе. Хотя, казалось бы, не так много нобелевских лауреатов здесь живали.

Думается, каждый из городов сейчас ищет компромисс между тем, с кем он хочет ассоциироваться сам, и тем, каким хочет представать миру. Например, было удивительно в шорт-листе Краснодара увидеть имя лётчицы Евдокии Бершанской, которая соревнуется ни много ни мало с Екатериной Великой и Александром Суворовым. Даже справка о Бершанской не позволяет понять, как она попала в эту компанию, но немаловажно понимать, насколько это узнаваемое имя внутри самого Краснодара. Лонг-лист и вовсе состоит из имён, известность которых за пределами кубанской столицы сомнительна. И видно, как город в создании своего публичного образа пытается перешагнуть через свою самобытность, вернее — найти образ, имя, которое будет понятно и внешней среде.

Имена, за которые голосует Волгоград, подтверждают его сложившийся образ — город Сталинградской битвы. Все три кандидата — Жуков, Маресьев, маршал Чуйков — одной эпохи, нескольких славных лет. А как внушительно выглядит шорт-лист Астрахани — художник Борис Кустодиев, Пётр Первый, поэт Велимир Хлебников, летчик Николай Скоморохов. Сам список даёт увидеть, сколь многогранна культура города. Симферополь — Айвазовский, Екатерина Великая, адмирал Нахимов — всё это имена, уважение к которым гости города могут разделить с самими горожанами. В Сочи обратная ситуация — лётчица Евгений Жигуленко, флотоводец Михаил Лазарев, лётчик-космонавт Виталий Севастьянов. Вообще-то Сочи — это крупнейший аэропорт юга России, а сам город — скорее федеральная точка как на деловой карте, так и на туристической. По этой логике здесь должно быть бронебойное имя, но его нет и в лонг-листе. Лазарев, по имени которого был назван посёлок Лазаревское, на этом фоне выглядит фаворитом. В Минеральных Водах находим генерала Ермолова, Лермонтова и Солженицына. На Юге почти везде выбирать люди будут между военными героями имперской окраины и всеми остальными. Хочется надеяться, что у последних есть шанс –– это важно для самоидентификации.

Другие публикации раздела: Новости

Нет комментариев. Ваш будет первым!