Информационное агентство / Аналитический центр

Особый ребёнок в школе

25.09.2016 | 02:09
|
1696
текст Олеся Меркулова
изображение Дарья Дар

Ксения Берковская — инициатор создания первого в Ростовской области ресурсного класса для детей с ограниченными возможностями здоровья. Этот класс проработал уже год в ростовской школе №81 — он даёт надежду на адаптацию особенным детям

В классе — всего 6 детей. Рядом с каждым учеником — специальный сопровождающий педагог — тьютор. Дети с расстройством аутистического спектра (РАС), с различными формами ДЦП, большинство из них — с алалией, то есть недоразвитием речи, учатся в обычной школе по индивидуальным программам и общаются с «нормальными» детьми на переменах, в школьной столовой и на школьных мероприятиях.

Первое сентября

Линейка. У второклассников ресурсного класса — Насти, Ромы, Никиты и Стёпы — первый урок. Гера и Лера на реабилитации. У Стёпы два букета — один, которым можно махать, второй — для учительницы. Когда Стёпа только пришёл в первый класс, он боялся выходить в коридор. Сейчас он ходит на уроки литературного чтения в обычный класс, читает обычный учебник, учит стихи. После занятия Стёпа идет играть со своим лучшим другом Никитой — энергичным мальчиком. Настя помогает убрать со стола бумагу и фото для коллажа, сама ставит чайник. У Насти — детский церебральный паралич (ДЦП). До ресурсного класса она не говорила, у нее были только звукоподражания. Сейчас Настя говорит простыми фразами. Рома, похожий на маленького принца, рассеян и всегда улыбается. Из-за тяжёлой эпилепсии мальчик пока не говорит. В первом ресурсном классе он выучил буквы и счёт.

Ксения рассказывает, что её сыну нужна похвала, чувство успеха, а раньше она не замечала этого желания. Мама Никиты гордится, что у него появился друг. Мама и папа Насти рады, что дочь сама делает домашние задания, расстраивается, если не получается. Папа Ромы гордится, что сын стал рано вставать, чтобы собраться в школу.

Самым главным достижением родители детей ресурсного класса считают саму возможность учиться в обычной школе.

Как жить с тем, к чему никто не готов

Ксения Берковская стала мамой особого ребёнка в 2007 году. В младенческом возрасте у её сына Степана диагностировали симптоматическую эпилепсию, спустя полтора года — расстройство аутистического спектра (РАС). Так её семья из благополучных перешла в ранг семьи, воспитывающей ребёнка с инвалидностью — категории малозащищённых групп населения. «Каждый родитель, который сталкивается с проблемами и особенностями здоровья ребенка, попадает в круговорот психологических проблем, проходит такие же стадии переживания горя, как при утрате близкого человека, — рассказывает Ксения. — Родители “теряют” образ своего здорового ребенка и абсолютно не понимают, как жить с ребёнком “особым”. Никто и никогда не бывает готов к таким трансформациям в своей жизни».

Когда Степе поставили диагноз РАС, она даже не знала, что вбивать в поисковую систему, чтобы получить ответ о болезни её ребенка, а на самом массовом тематическом форуме для родителей «Ростов мама» было не принято афишировать, что у тебя ребёнок с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ). Такой был информационный вакуум. Ксения стала первым пользователем, который создал тему реабилитации особых детей на форуме.

Это был очень долгожданный ребёнок. К его рождению готовились. Мама вырезала картинки из глянцевых журналов для развивающих игр, раскладывала их по папочкам — дикие животные, домашние животные, посуда… Когда Степа родился, стремление заниматься ребёнком переросло в невроз. Чем сложнее и тревожней был день, тем больше было вырезанных картинок из подшивки «Лиза. Мой ребёнок». «Я сидела и злилась, потому что среди всего родительского глянца нигде не учили, как жить с особыми детьми, — вспоминает Ксения. — Одна заметка в годовой подшивке! С примечанием, что вы вряд ли с этим столкнётесь». Так родился проект глянцевого журнала «Седьмой лепесток» для родителей с особыми детьми, где можно было найти проверенную информацию о детях с ОВЗ, о возможностях реабилитации и развития. Журнал выпускался на глянцевой бумаге, потому что «это такие же мамы, как мамы обычных детей, и они имеют право иметь журнал на достойном носителе».

Когда Степе исполнилось семь с половиной, и тянуть со школой было нельзя, Ксения обратилась в городское управление образования и предложила идею создания ресурсного класса. Ей дали список школ города, в которых в рамках программы «Доступная среда» были подготовлены условия для инклюзивного образования. На эксперимент согласились в школе № 81 и выделили помещение, где раньше были мастерские. После ремонта в сентябре 2015 года был открыт первый в Ростовской области ресурсный класс, который принял шестерых детей.

Медленно — к обычным вещам

Главное в ресурсном классе — это открытость границ. Дети свободно общаются с другими школьниками, в отличие от коррекционных классов, когда-то существовавших в школах.

Класс разбит на несколько зон. Это традиционная фронтальная зона — доска и парты, зона для индивидуальной работы и сенсорная зона (пространство в кабинете, которое наполнено разными сенсорными игрушками — батутом, мячом, каштанами). «Вообще это нужно каждому ребёнку. Детям необходимо разгружать себя. Но детям с ОВЗ это нужно особенно. Например, моему сыну, чтобы прийти в себя после долгой концентрации внимания, нужно уединиться и поперебирать фасоль с каштанами минут пятнадцать — и он опять готов учиться. Есть у нас Никита — ему важно попрыгать на батуте», — рассказывает Ксения.

Когда ресурсный класс открылся, родители и учителя не знали, как обычные школьники примут его. Но ресурсный класс показался ровесникам таким интересным, что к концу четверти выстраивалась очередь тех, кто пойдёт туда на перемене.

В ресурсном классе каждого ребёнка сопровождает педагог — тьютор. Это медиатор, своеобразный проводник между ребёнком и учителем. Он одновременно является и ассистентом учителя, и помощником ребёнка. Помогает сконцентрироваться, отреагировать должным образом, подсказывает. И в то же время тьютор позволяет ребенку действовать самостоятельно, приучает к самоорганизации.

Проблема тьюторов в России в том, что в классификаторе профессий такого специалиста, как сопровождающий ребенка с ОВЗ, нет. Поэтому невозможно выделить бюджетные средства для оплаты работы тьюторов. Это главная затратная часть проекта ресурсного класса, тогда как само обучение в муниципальной школе, как и для других детей, для детей с ОВЗ — бесплатное. При этом тьюторы не могут быть волонтёрами. Они не просто сидят рядом с детьми, они анализируют работу с ребёнком каждый день, пишут рекомендации родителям, совершенствуют свои навыки работы, проходят курсы повышения квалификации. Пожертвования на оплату работы тьюторам собирались каждый месяц. Это около 2 млн рублей в год.

Главная цель ресурсного класса — это вывести детей из ресурсного класса в регулярный класс, не создать им тепличные условия в обычной школе, а сделать их максимально самостоятельными и максимально адаптированными и автономными. Для перехода в обычный класс готовится ребёнок, готовятся его тьютор, учитель, сверстники. Дети с ОВЗ привыкают сидеть на уроках со сверстниками по 10–20 минут.

Практика показывает, что со временем беспомощность и зависимость от окружающих у детей с ОВЗ только возрастает. Поэтому так важно как можно раньше (уже в школьном возрасте) создавать условия, в которых самостоятельность и ответственность особого ребенка будут востребованы. Как показывает мировой опыт, подобный подход способствует снижению потребности в постоянной помощи со стороны других людей во взрослом возрасте. Именно такие условия способно создать инклюзивное обучение в школе.

Начинать надо с родителей

В процессе работы над проектом сложилась настоящая команда: родители, администрация школы и педагоги, координатор кандидат психологических наук Инна Володина и кураторы проекта, тьюторы, которые проходили специальную подготовку для работы с детьми с ограниченными возможностями здоровья и будут постоянно повышать квалификацию.

«Вы знаете, я всегда была lucky girl, — удачливой, любимой всеми, — говорит Ксения Берковская. — Мечтала о карьере социального менеджера. О тёмно-синем кожаном кресле замминистра социального развития области. Представляла, каким я буду эффективным менеджером. Но я бы никогда в жизни не встретила столько красивых и интересных людей, если бы сидела в тёмно-синем кожаном кресле. Никогда бы не было таких тёплых и доверительных отношений у меня с этими людьми. Но досталось мне это через отчаяние и тяжёлую депрессию. В развитии детей с ограниченными возможностями здоровья принятие ребёнка мамой и папой и социализация самих родителей играет решающую роль. Пока мама с папой не станут на ноги сами, пока они сами не будут спокойными и счастливыми, нельзя помочь их ребёнку, как бы ни старались специалисты. Поэтому, как ни строй систему помощи детям с ОВЗ, начинать надо с родителей».

Другие публикации раздела: Новости

Нет комментариев. Ваш будет первым!