Ваш регион: Выберите регион
Найти на сайте:

Осторожно: высокое тарифное напряжение

16.10.2017 | 13:10
|
323
текст Сергей Кисин

На юге России растут генерирующие мощности, но при этом тариф для потребителей остаётся одним из самых высоких в стране

В ближайшие несколько лет генерация юга России претерпит существенные изменения. С одной стороны, будут введены в эксплуатацию новые мощности в Крыму и на Ростовской АЭС. Несмотря на строительство новых мощностей, энерготариф в макрорегионе до сих пор остаётся одним из самых высоких в России, что отрицательно сказывается на инвестиционной привлекательности Юга.

Невыгодный профицит энергии

Самый спорный вопрос энергетического рынка макрорегиона: почему, располагая значительной генерацией в энергопрофицитных регионах, юг России вынужден жить со столь чувствительными для потребителей тарифами?

Например, тариф на электроэнергию Москвы с 1 января 2017 года — 3,4 рубля за 1 кВт·ч, Иркутской области — 0,97 рубля, в Краснодарском крае — 4,28 рубля, на Ставрополье — 4,16 рубля, на Дону — 3,6 рубля.

Основными донорами ЮФО выступают Ростовская и Волгоградская области. У первой в распоряжении атомная станция, ГРЭС и ряд ТЭЦ и ГЭС, у второй — крупнейшая в России гидроэлектростанция Волжская ГЭС и ряд других генерирующих активов.

Однако наличие мощной Ростовской АЭС не способствует снижению тарифов на Юге.

«Атомная станция не может влиять на формирование тарифа. Мы только производим электроэнергию и отдаём её на Федеральный оптовый рынок электрической энергии и мощности (ФОРЭМ), — поясняет гендиректор РоАЭС Андрей Сальников. — Дальше начинаются процессы, которые мы не регулируем и к которым не имеем никакого отношения. Могу только сказать, что мы отдаём киловатт на рынок по цене примерно 1 рубль 10 копеек. А тариф формируется сразу из нескольких составляющих. В первую очередь, исходя из цены электроэнергии на ФОРЭМ. К цене ФОРЭМ прибавляются затраты на транспортировку энергии через федеральные сетевые компании (ФСК) и Межрегиональную распределительную сетевую компанию Юга (МРСК Юга) и региональные сбытовые компании (“Донэнерго”). По подсчётам аналитиков, если бы не было Ростовской АЭС, то стоимость электроэнергии на рынке в нашем регионе оказалась бы как минимум на 10 процентов выше».

В разных регионах Юга своя «история» высоких тарифов. Например, в республиках Северного Кавказа уже стала привычной картиной многолетняя задолженность промышленных предприятий за электроэнергию, хотя местные власти ряда регионов искусственно поддерживают на плаву ключевые для себя предприятия, не давая им обанкротиться.

«Ещё одним фактором высоких тарифов может быть высокий уровень задолженности населения ЮФО за электроэнергию. Среди российских округов по этому показателю он находится в тройке лидеров вместе с СКФО и Приволжским округом», — считает аналитик IFC Markets Дмитрий Лукашов.

В Ростовской области одной из главных причин высоких тарифов называют наличие перекрёстного субсидирования, то есть необходимость для предприятий доплачивать за пониженный тариф для населения. Крупные предприятия этого избегают, так как могут закупать энергию на оптовом рынке (ФОРЭМ) и подключаются к сетям не участвующей в перекрёстном субсидировании ФСК. А некоторые производственники пошли на большие капвложения, создав собственную малую генерацию (филиал «Балтики» в Ростове-на-Дону, филиал «Астона» в Миллерово, «Донбиотех» в Волгодонске). Из-за этого количество участников системы перекрёстного субсидирования уменьшается, а нагрузка на оставшихся растёт.

«Высокий уровень операционных тарифов для малых и средних предприятий, к числу которых относится большинство донских производств, — одна из существенных угроз нашей конкурентоспособности, — считает гендиректор Агентства инвестиционного развития Ростовской области Игорь Бураков. — Лет 15–20 назад у нас тарифы были не выше, чем у основных конкурентов, так было до начала реформы электроэнергетики. От реформы некоторые регионы выиграли, некоторые проиграли — и Ростовская область вместе с рядом других оказалась в числе проигравших. Мы выявили, что проигрываем 20–30–50 процентов другим регионам по тарифу для средних предприятий, который попадают в так называемую ценовую группу СН-II. В этой группе оказываются почти все заводы, которые у нас уже работают, и те, которые мы хотели бы разместить в Ростовской области».

Региональные власти пытаются найти пути для сбалансированности тарифов и повышения конкурентоспособности промышленных предприятий без ущерба для их рентабельности, но пока это не удаётся.

«На уровне региона инструментарий очень небогат, — считает Игорь Бураков. — Мне кажется, ближайшая задача — добиться, чтобы у нас тарифы росли медленнее, чем у наших конкурентов. Нужно работать над тем, чтобы на федеральном уровне скорректировать правила работы энергосистемы. Полагаю, что разработать план действий вполне возможно. Однако здесь нет простых линейных решений, проблема действительно очень сложная. Нельзя, например, снизить тарифы в приказном порядке без ущерба для надёжности работы энергетической системы, её устойчивости, качества. Надо искать новый баланс интересов. Нашим тарифам для промышленников надо вернуть конкурентоспособность».

Губернатор Ростовской области Василий Голубев ещё в прошлом году дал поручение разработать механизмы по уменьшению тарифов для промышленных предприятий и юрлиц, но, по его признанию, предпринятые минпромом и региональной службой по тарифам действия результата не дали. «Пока предпринятые минпромом и региональной службой по тарифам действия к очевидному результату не привели», — признал Василий Голубев в июле этого года (цитата с официального сайта правительства Ростовской области). Тарифы, по которым начинают платить энергетикам новые производства, губернатор назвал «невыносимыми», что является одной из причин, по которой инвесторы выбирают другие регионы.

«Энерготарифы в регионе должны быть такими, чтобы население имело возможность по ним платить, а инвесторы не бежали в другие субъекты федерации, — считает аналитик компании “Вербенов и партнёры” Пётр Драгунов. — Руководство самой Ростовской области выступает с критикой существующих тарифов, признавая их “завышенными”, но пока реальных шагов к их снижению либо предоставлению заметных преференций инвесторам не делает. Понятно, что региональные власти вынуждены лавировать между энергетиками и промышленными инвесторами, но у последних всегда есть право выбора места своего присутствия, чтобы не связываться с перекрёстным субсидированием. Если в руководстве регионов намерены и дальше сохранять темпы экономического роста, им придётся проявить большую переговорную гибкость».

«Взаимоотношения с естественными монополиями — очень непростой вопрос, — говорил ранее в беседе с “Экспертом ЮГ” заместитель губернатора Краснодарского края, занимавший тогда пост главы департамента инвестиций и малого и среднего предпринимательства региона, Василий Швец. — Цены на энергоносители в крае выше среднероссийских. Но более серьёзная проблема — это барьеры, с которыми приходится сталкиваться инвесторам при подключении к электросетям». Однако в «ручном режиме» региональная власть разрешает возникающие трудности. «У предпринимателей должна быть возможность в краткие сроки получить разрешение на присоединение к энергоресурсам, например, через подачу заявку на техприсоединение через сеть МФЦ», — говорит Василий Швец.

«Краснодарский край — аграрный регион. Здесь и сети сельские. Поэтому выход — только в строительстве своей генерации, что мы и делаем», — рассказывал в интервью «Эксперту ЮГ» владелец Абинского метзавода Иван Демченко.

Аналогичная ситуация возникла и у инвесторов строительства волгодонского завода ООО «ДонБиоТех» (ДБТ, структура предпринимателя Вадима Варшавского). За присоединение к сетям Волгодонской ТЭЦ компания «ЛУКойл-Ростовэнерго» запросила с него 280 млн рублей плюс 18% НДС (50,4 млн рублей). После долгих судебных разбирательств и апелляций к РСТ инвестор пошёл на дополнительные серьёзные капвложения (до 900 млн рублей) для создания собственной генерации.

Дефицит сетей

Доставить по назначению энергию можно лишь через перетоки по налаженным высоковольтным линиям электропередач, распределяя её потребителям через сеть трансформаторных подстанций. Но распределительные сети на юге России крайне изношены и давно не справляются с возросшими мощностями. То есть, как бы ни развивалась генерация, сколько бы РоАЭС ни наращивала выпуск энергии, сети просто не в состоянии её «протолкнуть» потребителям. Из-за этого в макрорегионе уже много лет существует энергодефицит.

Главный реципиент — Краснодарский край, потребляющий треть всей произведённой в ЮФО электроэнергии — 23,5 млрд кВт·ч, а вырабатывающий вдвое меньше — 12 млрд кВт·ч. Большой дефицит есть на территории Крыма, где было произведено 2 трлн кВт·ч, а потреблено в прошлом году 5,6 млрд кВт·ч электроэнергии. Ещё более перекошен баланс в национальных образованиях ЮФО, Адыгее и Калмыкии. «Впрочем, их доля, даже вместе взятых, остаётся крайне незначительной — менее одного процента в выработке и менее трёх процентов в потреблении электроэнергии в ЮФО», — говорит аналитик «ФИНАМ» Дмитрий Виноградов.

«Краснодарский край в прошлом году занял третье место по дефициту электроэнергии после Москвы и Московской области», — сообщил «Эксперту ЮГ» Дмитрий Лукашов из IFC Markets.

Заметим, что именно краснодарские муниципальные власти поставили перед собой задачу сделать кубанскую столицу индустриальным центром юга России. Однако ещё в начале нынешнего года эксперты высказывали сомнения по поводу планов запустить в мегаполисе около 100 промышленных предприятий при нынешнем дефиците энергии. Недофинансирование модернизации кубанских сетей делает бессмысленными все усилия промышленных инвесторов.

Раннее вице-губернатор Краснодарского края Андрей Алексеенко (теперь занимает пост первого вице-губернатора, подробнее на стр. 40), курировавший вопросы ТЭК и ЖКХ, говорил, что в крае недостаточно трансформаторных подстанций, но «работа ведётся».

Как рассказала «Эксперту ЮГ» директор, руководитель группы исследований и прогнозирования Аналитического кредитного рейтингового агентства (АКРА) Наталья Порохова, после ввода в эксплуатацию РоАЭС энергосистема Юга стала в целом профицитной, хотя в отдельных территориях, в первую очередь в западных районах, есть недостаток мощности. При этом она замечает, что в рамках ценовых зон цены оптового рынка на Юге остаются самыми высокими в России.

Другие публикации раздела: Новости

Нет комментариев. Ваш будет первым!