Информационное агентство / Аналитический центр

Тюрьма по энерготарифу?

14.02.2016 | 13:02
|
2701

Олеся Меркулова, Владимир Козлов

В уголовном преследовании акционера АО «Энергия» и руководителя представительства АСИ в ЮФО Александра Хуруджи по делу о хищении более 500 млн рублей у ПАО «МРСК Юга» найти собственно уголовную составляющую пока непросто. Но эта история вскрыла сюжетику напряжённых отношений между территориальными сетевыми организациями (ТСО) и «котлодержателем»


По словам адвоката Александра Хуруджи Александра Молохова, следствие по уголовному дело закончено. Хуруджи обвиняют в мошенничестве на сумму более 500 млн рублей, в легализации доходов на сумму 220 млн рублей. Кроме того бывший директор компании Сергей Конопский обвиняется в незаконном предпринимательстве. «Незаконное предпринимательство добавлено за то, что АО “Энергия” не лицензировало те мощности, которые выкупило у “Экспериментальной ТЭС”, — сказал адвокат. — В остальном следствие оставило те же доводы. Мошенничеством они считают судебные решения о взыскании средств с ПАО “МРСК Юга” в пользу АО “Энергия”».


После публикации в январе Александром Хуруджи открытого письма, написанного в заключении, нам стало ясно, что его дело имеет более широкий контекст, который сегодня почти нигде не фигурирует. Дело в том, что бизнесмен не только контролировал АО «Энергия», но и возглавлял некоммерческое партнёрство «ТСО». Как выяснил «Эксперт ЮГ», именно Хуруджи был одним из первых федеральных игроков на рынке энергетики, который активно участвовал в полемике о консолидации ТСО, повышении прозрачности работы частных энергетических компаний и создании стандартов для них. Однако ряд примеров говорит о том, что системные отношения между территориальными сетевыми организациями и «Россетями» таковы, что порой даже элементарные вопросы между ними решаются в суде. При этом «Эксперт ЮГ» обнаружил ещё несколько случаев, когда судебные тяжбы заканчивались уголовным преследованием частных энергетиков по искам «МРСК Юга». «Дело Хуруджи» становится в этот ряд.


Фон для восприятия этого дела очень непрост. Многочисленные общественные ипостаси предпринимателя сильно осложняют объективное восприятие ситуации. Характер восприятия дела предопределил сам арест предпринимателя и общественного деятеля ровно накануне выступления президента Владимира Путина перед Федеральным Собранием, в котором была приведена статистика, показывающая, что уголовные дела в отношении бизнесменов в большинстве своём используются как инструмент давления на бизнес. Целый ряд региональных организаций по защите прав на совместной пресс-конференции заявили, что силовые репрессии по отношению к предпринимателям носят системный характер. При этом главное, чего требовал бизнес, — изменения меры пресечения для Хуруджи. Однако суд несколько раз оставлял меру пресечения в силе. Защита предпринимателя считает дело сфабрикованным и намерена добиваться отмены уголовного преследования. Действительно, доказательств уголовной версии мы пока не знаем. На момент сдачи номера наш очередной вопросник в пресс-службу ГУ МВД по Ростовской области оставался без ответа. А анализ тех обстоятельств, которые были предъявлены на предыдущем этапе, заставляет сильно сомневаться в уголовном характере дела.


Ниша для частников как почва для конфликта

«ТСО появились в 90-х годах, когда бывшие советские предприятия избавлялись от сетей, чтобы не нести бремя обслуживания; вместе с тем, они питали ближайшие населённые пункты, — рассказывает Юрий Гринько, директор ООО “Донэнерготранзит”. — Сети становились бесхозными. Тогда был принят ряд законодательных актов, которые позволили частному бизнесу прийти в сферу энергетики. Именно ТСО подобрали бесхозы и привели их в порядок».


Г-н Гринько при этом поясняет, что с тех пор тарифный «пирог» делится между ТСО и структурами ПАО «Россети» — МРСК. В большинстве субъектов РФ схема расчётов между сетевыми компаниями устроена по принципу «котёл сверху»: «Россети» получают оплату от гарантирующих поставщиков по единому котловому тарифу и затем рассчитываются с ТСО по индивидуальным тарифам. Эти отношения регулируются Региональной службой по тарифам (РСТ), которая устанавливает тариф, исходя из объёма перетока.


«Тут есть одна особенность — в половине случаев расчёт между “Россетями” и ТСО осуществляется, исходя из объёмов электроэнергии, поступившей в сети ТСО, а расчёт потерь электроэнергии ведётся, исходя из объёмов отпущенной потребителям электроэнергии, — объясняет директор по взаимодействию с сетевыми организациями ПАО ГК “ТНС Энерго” Владимир Федотов. — ТСО получают от ДЗО “Россети” денежные средства вне зависимости от наличия разногласий с гарантирующими поставщиками по объёмам потерь. Таким образом, в погоне за высокой рентабельностью руководство ТСО порой идёт на намеренный рост разногласной задолженности и эскалацию разногласий с гарантирующими поставщиками, пользуясь тем, что взыскание такой задолженности в суде является крайне трудозатратным».


Впрочем, с тезисом о намеренности разногласий по объёмам электроэнергии ТСО не согласны, и объясняют судебные разбирательства с МРСК нежеланием монополиста платить за оказанные услуги. «Мы вынуждены выживать, ежемесячно обращаясь в арбитражный суд о взыскании денежных средств за оказанные и принятые услуги», — говорит директор «Донэнерготранзита». Эта компания за период с 2011 по 2015 год подала 43 иска о взыскании задолженности с ПАО «МРСК Юга» и 4 иска — с ОАО «Донэнерго», переданного в 2015 году под управление МРСК. Все иски против «МРСК Юга» были удовлетворены, «Донэнерготранзит» получает исполнительные листы и предъявляет их в банк должника. Иски в отношении «Донэнерго» прекращены в связи с достижениями сторонами мирового соглашения.


Действительно, «МРСК Юга» завалена исками о взыскании. Уже в 2016 году Арбитражный суд Ростовской области зарегистрировал соответствующие иски следующих компаний: ПАО «ТНС Энерго Ростов-на-Дону», ООО «Волгаэнергосеть», ООО «Газпром Энерго», МУП «ТаганрогЭнерго», ООО «Энерготранс», а также удовлетворил иски ООО «Тарснэнергомаш», ООО «Радиус», ООО «Энергия-Юг». Суммы задолженностей «котлодержателя» ТСО варьируются от 1 млн до 13 млн рублей. Хуруджи в своём письме отмечает, что последние семь лет «Энергия» получала свои деньги только по исполнительным листам.


Бесхозные сети опасны для бизнеса

Несколько лет назад российское правительство задумало консолидацию ТСО для снижения издержек в отрасли, повышения эффективности и борьбы с недобросовестными компаниями. Планировалось, что крупные игроки будут подбирать мелких. За консолидацию ТСО выступали как структуры «Россетей», так и частные сетевые компании. ТСО только не хватало своего лоббиста. В 2011 году компаниями «Энергия» и «Донэнерготранзит» было учреждено НП «ТСО», которое возглавил Александр Хуруджи. «Думаю, именно с этого момента началось становление Александра как игрока на рынке электроэнергии федерального уровня», — говорит источник «Эксперта ЮГ». По его словам, решение по учреждению некоммерческого партнёрства на розничном рынке для лоббирования интересов ТСО выглядело в то время совершенно логично. Уже существовали НП «Совет рынка» (объединяет участников оптового рынка электрической энергии) и НП «ГП» (объединяет гарантирующих поставщиков и энергосбытовые компании), а у крупнейшего электросетевого холдинга страны необходимость участвовать в подобного рода объединениях отсутствовала в силу и без того достаточных лоббистских возможностей. НП «ТСО» должно было стать методологическим центром и механизмом консолидации на базе ОАО «Россети» многочисленных разрозненных электросетевых активов.


«Территориально сетевых организаций в России действительно слишком много, — считает Владимир Федотов. — Региональные регуляторы перегружены работой при проведении анализа обоснованности заявляемых ТСО расходов и параметров, а при таком количестве ТСО не может не страдать качество принимаемых решений. Консолидация, а возможно, и лицензирование деятельности ТСО необходимы».


Процесс консолидации, кстати, идёт. В феврале 2015 года вышло постановление правительства РФ №184 «Об отнесении владельцев объектов электросетевого хозяйства к территориальным сетевым организациям», во исполнение которого регуляторы в декабре 2015 года утвердили перечни ТСО, в отношении которых более не устанавливается тариф на передачу электроэнергии — это порядка 30% от числа всех ТСО. «Количество ТСО в России в ближайшие пару лет сократится существенно — как напрямую за счёт неустановления тарифа, так и за счёт убытков, обусловленных низким качеством операционной деятельности при невозможности компенсировать это за счёт тарифа. Процесс этот скорее естественный, он обусловлен не столько аппетитами крупных игроков по поглощению, сколько низкой эффективностью деятельности ряда ТСО», — продолжает г-н Федотов.


НП «ТСО» при Хуруджи активно участвовало в разработке регламентов для сетевых компаний, критериев оценки компаний при получении тарифов. Такими критериями, в частности, стали владение компанией сетями с не менее чем двумя уровнями напряжения, наличие персонала и переток энергии не менее 20 МВт. «При разработке этих критериев наше мнение было учтено; оно сводилось к тому, чтобы при их применении не пострадали малые и средние ТСО, добросовестно осуществляющие деятельность по передаче электрической энергии, — поясняет Юрий Гринько. — Среди мелких ТСО появлялись и недобросовестные компании, которые владели одной подстанцией с одним подключённым потребителем, чаще всего — самим собственником подстанции. Они могли утвердить для себя тариф, получать от МРСК плату за переток, а фактически, не имея ремонтного персонала, ничего не делали. Такие компании исчезают за ненадобностью, а оборудование оказывается брошенным».


Когда мелкие игроки уходят с рынка, по логике, их мощности должны скупать либо структуры Россетей, либо крупные и средние ТСО. Однако механизм подхвата сетей, которые фактически остаются бесхозными после того, как их владельцам не дают тарифа, не был проработан. «Так, например, случилось с “Югэнерго”, у которого объём перетока был два мегаватта. От их сетей питалось садоводческое товарищество “Ромашка”, — рассказывает г-н Гринько. — После того как компанию лишили тарифа, а оборудование бросили, членам садоводческого товарищества предложили выкупить его. МРСК при этом не собирается выкупать эти сети». На вопрос «Эксперта ЮГ» о том, почему, если МРСК не выкупает бесхоз, их не могут выкупить иные ТСО, Юрий отвечает: «Как видите, за это уже сажают».


«Консолидации в сфере, по сути, не произошло — по трём причинам. Первая — лобби ТСО на региональном уровне в части опережающего роста тарифа в сравнении с “дочками” “Россетей” и, как следствие, нежелание собственников терять крайне рентабельный бизнес. Вторая — организационная и финансовая неготовность ПАО “Россети” проводить реальную консолидацию ТСО. Третья — ряд муниципальных ТСО имеют существенно лучшие результаты деятельности, чем соответствующие филиалы “Россетей”, и руководство регионов в таком случае не всегда готово понять и принять цель консолидации», — говорит источник «Эксперта ЮГ».


Уголовное дело в тарифе

Вообще-то для частных компаний в ситуации консолидации ТСО логично наращивать мощности и привлекать новых потребителей, чтобы остаться на рынке. Так и получилось. «ТСО побежали скупать активы застройщиков, бывшие заводские и муниципальные сети, бесхоз, — описывает ситуацию Хуруджи в своём открытом письме, — В регионах начали возникать ситуации, когда ТСО потребовали из котла больше денег, чем предусматривалось в тарифно-балансовых решениях (ТБР). То же самое происходило и в самих МРСК: им перепадали сети муниципалитетов, застройщиков, почивших ТСО, бесхоз. Падение передачи находящихся в кризисе заводов компенсировалось притоком новых потребителей за счёт приёма новых мощностей».


АО «Энергия» участвовало в этом процессе. В начале 2014 года компания выкупила у ЗАО «Электросеть» открытое распределительное устройство (ОРУ) 110 кВ НесветайГРЭС (сети принадлежали банкроту — ОАО «ЭТЭС»). Объём перетока «Энергии» был увеличен, что не отразилось на тарифных решениях на 2014 год, принятых в конце 2013 года. Между АО «Энергия» и ПАО «МРСК Юга» началась судебная тяжба по поводу оплаты электроэнергии с учетом новых мощностей. После того как «Энергия» выиграла все суды, ПАО «МРСК Юга» обратилось в полицию с заявлением о хищении более 500 млн рублей. В «МРСК Юга» посчитали сомнительной сделку с ЗАО «Электросеть», благодаря которой «Энергия» получила возможность обогатиться.


Генеральный директор ООО «Агентство региональных энергетических проектов» Рустам Егожев восстановил картину спора между двумя компаниями: «Исходя из первоначальных тарифных решений на 2014 год, принятых в конце 2013 года, АО “Энергия” должна была получить 54,7 миллиона рублей по индивидуальным тарифам 1,13 руб./кВт·ч и 1,16 руб./кВт·ч соответственно на первое и второе полугодия, а ЗАО “Электросеть” — 349,8 миллиона рублей по индивидуальным тарифам 0,27 руб./кВт·ч и 0,33 руб./кВт·ч. Как следствие, для “МРСК Юга” в тарифах были учтены расходы на оплату услуг указанных смежных сетевых компаний в размере 404,5 миллиона рублей. Однако в начале 2014 года АО “Энергия” приобрело у ЗАО “Электросеть” ОРУ 110 кВ НесветайГРЭС, объёмы перетока по которому предъявило в “МРСК Юга” по тарифу, в четыре раза превышавшему тот, который бы применялся к тем же объёмам прежней сетевой компанией. Это в стоимостном выражении составило 726,5 миллиона рублей только за первое полугодие 2014 года. Они были полностью взысканы с “МРСК Юга” в судебном порядке. При этом АО “Энергия” имела с экономической точки зрения право на получение только 200-230 миллионов рублей за тот же период».


Как было указано в судебных актах, излишне полученный доход ОАО «Энергия» за 1 полугодие 2014 года составил 547,7 млн рублей. Эта сумма является фактически реальными убытками «МРСК Юга» в этом периоде. По итогам 2014 года необоснованно полученный доход мог составить свыше 1 млрд рублей, если бы эту ситуацию РСТ Ростовской области не взяла под контроль.


Как видно из тарифных решений на 2 полугодие 2014 года, РСТ для урегулирования ситуации с убытками, понесёнными «МРСК Юга» в 1 полугодии 2014 года, утвердила для АО «Энергия» фактически нулевой тариф — 0,01 руб./кВт·ч. Эти обстоятельства также были отражены в судебных актах в качестве оснований для отказа в доводах «МРСК Юга» о злоупотреблении правом со стороны АО «Энергия». Так, в определении Верховного суда РФ от 02.07.2015 об отказе в подаче кассационной жалобы указано: «Приняв во внимание указанные обстоятельства в совокупности и предпринятые РСТ меры тарифного регулирования, направленные на выравнивание необходимой валовой выручки смежных сетевых организаций (истца и ответчика) путём перераспределения излишних доходов истца в 1 полугодии 2014 года за счёт значительного снижения его тарифа во 2 полугодии, суды не нашли злоупотреблений в действиях истца».


Впрочем, пониженный тариф пока не позволял «МРСК Юга» вернуть переплаченные полмиллиарда. Но последние тарифные решения показывают, что и в 2016 году тариф для АО «Энергия» был вдвое снижен. Следовательно, для компенсации всех убытков «МРСК Юга» необходимо продолжение существования и надлежащее исполнение обязательств по оказанию услуг сетевой компанией АО «Энергия» на протяжении как минимум следующих одного-двух периодов регулирования.


Но чистый убыток «МРСК Юга» по МСФО в 2014 году составил 6,78 млрд рублей при выручке в 29 млрд. Видимо, опасаясь, что АО «Энергия» просто прекратит существование, сетевики подали заявление в прокуратуру о возбуждении уголовного дела. Другого повода для уголовного преследования акционеров АО «Энергия» в этом деле «Эксперту ЮГ» отыскать не удалось. Правда, повод на деле оказывается гипотетическим. В пресс-службе «МРСК Юга», по сути, эту версию подтверждают: «Уголовное преследование связано с тем, что, на наш взгляд, имела место сомнительная с точки зрения действующего законодательства схема, результатом которой явилось бы стремительное обогащение некоторых лиц (круг этих лиц определит следствие) за счёт потребителей Ростовской области. Акционер АО “Энергия” А. А. Хуруджи неоднократно в течение 2015 года заявлял о смене собственника общества. Безусловно, риски, связанные с ликвидацией АО “Энергия”, были. Более того, эти риски остаются и сейчас, и могут быть нивелированы лишь к концу 2016 года».


В своём открытом письме Хуруджи говорит о продаже своей доли в бизнесе, правда, после начала уголовного преследования со стороны «котла» он вернулся в состав акционеров. «МРСК Юга» напирает также на социальные последствия ситуации. «Все дополнительно понесенные ПАО “МРСК Юга“ расходы за счёт недобросовестного поведения других игроков розничного рынка электрической энергии региона, не учтённые при установлении тарифов, при последующем регулировании будут распределены на всех потребителей Ростовской области, что неизбежно приведёт к росту тарифов», — говорит пресс-секретарь «МРСК Юга» Светлана Рыбина. Как представляется, цитата в несколько неверном свете представляет роль регулятора. Даже по последним действиям очевидно, что РСТ не просто вешает допрасходы на всех потребителей области, а имеет возможность перерасход конкретной компании за один период перекрыть индивидуальными корректировками в другом. Таким образом, выходит, что РСТ своей текущей деятельностью полностью закрывала проблему, из-за которой «МРСК Юга» инициировала возбуждение уголовного дела в отношении Хуруджи. Но показательно то, что это удалось сделать — и не в первый раз.


Существует вероятность того, что сделка о передаче имущества «Энергии» в итоге будет признана судом недействительной. Даже в этом случае, отмечает партнёр Национальной юридической компании «Митра» Сослан Каиров, останется очевидным, что речь идёт о производственной деятельности, в которой участвовало спорное имущество, по которому осуществлялось тарифное регулирование, а вопрос о применении тарифа при расчёте стоимости услуг являлся предметом рассмотрения в судебных делах со смежными сетевыми организациями. «Таким образом, это не вопрос уголовного права», — подытоживает г-н Каиров.


Это не первая история

Аналогичная судебная тяжба с участием южной «дочки» «Россетей» закончилась уголовным делом в Московской области. Дело, освещавшееся газетой «Коммерсант», было возбуждено в отношении владельцев трёх энергетических компаний – директора ООО «Энерготрест» Артёма Потехина, руководителя ООО «Энергосоюз» Сергея Конченкова и гендиректора ООО «Тверьоблэлектро» Олега Шадрина, которых обвинили в мошенничестве в особо крупном размере. Дело было возбуждено летом 2014 года. В октябре 2014 года все трое руководителей компаний были взяты под арест.


По версии следствия, руководство этих сетевых компаний объединилось в преступную группу с целью «хищения средств путём многократного завышения стоимости оказанных услуг» в 2011 году, смогло похитить более 630 млн рублей у «МРСК Центра» и выводило их через офшорную компанию «Нью Энерджи ЛДТ». Обвиняемые свою вину не признают. Поводом для возбуждения дела, как и в случае Хуруджи, стали исполнительные листы о взыскании с «МРСК Центра» в пользу сетевых компаний. В защиту обвиняемых выступил уполномоченный по защите прав предпринимателей при президенте РФ Борис Титов, заявив, что в данном деле имеются признаки незаконного уголовного преследования. Вступался Титов и за Хуруджи


Есть и региональные примеры спорных конфликтов. В марте 2015 года было заведено уголовное дело по факту попытки мошенничества в отношении неустановленной группы лиц, а фактически против руководителей «Донэнерготранзит» (ДЭТ), которых обвинили в попытке хищения 1,5 млн рублей у «МРСК Юга» и «Донэнерго». По мнению следствия, попыткой хищения является предоставление в донскую РСТ документов, обосновывающих расходы, понесенные «Донэнерготранзитом» по аварийным ремонтам электрооборудования в 2012–2013 годах.


В основу обвинения положены показания юрисконсульта 2-й категории «Донэнерго» и главного специалиста отдела правового обеспечения «МРСК Юга» о том, что работы на электрических сетях ДЭТ фактически не производились — линии были под напряжением, оперативные переключения в сетях «МРСК Юга» и «Донэнерго» не зафиксированы. В качестве контраргумента «Донэнерготранзит» заказал техэкспертизу в независимой специализированной организации. Полученные результаты подтверждают объяснения специалистов ДЭТ, утверждавших, что на аварийных участках сети, в связи с наличием отключающих устройств, электросети на время ремонтов обесточены собственным персоналом. Кроме того, судебным решением Арбитражного суда Ростовской области, вступившим в законную силу, договоры подряда с ДЭТ признаны заключёнными и выполненными. Однако, как рассказывают в ДЭТ, для следствия эти аргументы являются необоснованными, в обвинительное заключение кладутся показания юристов, не являющихся очевидцами проводимых ремонтов, не имеющих специальных познаний в области электромеханики и электротехники. Помимо существующих нестыковок, в ДЭТе указывают на «изюминки». Например, обыски в компании и у её подрядчиков начались прямо в день судебного разбирательства в Арбитражном суде: юристов компании не выпустили из офиса на судебное заседание, все оригиналы бухгалтерской и технической документации по ремонтам изъяли.


Ещё одно любопытное совпадение случилось накануне первого заседания в НП ТСО комиссии по урегулированию споров между членами ассоциации с участием представителей МРСК и под руководством первого заместителя генерального директора «Россетей» Романа Бердникова. Рассказывают, что на этом заседании председатель правления НП «ТСО» Александр Хуруджи должен был выступить с докладом о заказном характере уголовного преследования таких компаний, как АО «Энергия» и «Донэнерготранзит». Комиссия не начала работу, потому что накануне — 3 декабря — Хуруджи неожиданно был арестован в ростовском аэропорту.


Другие публикации раздела: События

Нет комментариев. Ваш будет первым!