Девушка, живущая онлайн

1753
9 минут
Девушка, живущая онлайн

Студентка из города Морозовска Ростовской области Ника Гаврюхова прямо со школьной скамьи занялась созданием собственного производства детской одежды, которую теперь продаёт с помощью маркетплейсов

 

«Эксперт ЮГ» этим интервью начинает серию статей о новом поколении предпринимателей — как правило, это люди до 30–35 лет, которые уже успели добиться достаточно убедительных результатов в бизнесе. Первый герой — Ника Гаврюхова, которая, проанализировав рынок, решила продвигать собственный бренд детской одежды Tana. Ника активно использует соцсети в продвижении своего бренда, выкладывает информацию о новых поступлениях, проводит акции и конкурсы. Основной канал продаж для сегодня — онлайн. Одна из главных целей её начинания — показать, что российское производство ни в чем не уступает Турции или Китаю, а по цене и качеству намного выгоднее. Начав бизнес с мамой с открытия точек продаж в родном Морозовске, она поняла, что перспективнее будет продавать одежду на маркетплейсах — Wildberries, Joom. Бизнес для неё сегодня — пока любимая работа, которая должна в перспективе «принести спокойствие и финансовое благополучие». К этой цели она идёт, постепенно овладевая навыками, о которых раньше не подозревала.

 — С чего начинался ваш бизнес, как вы к этому пришли в таком раннем возрасте?

— Мне было 17, когда я начала. Окончила школу, хотела устроиться на работу, но меня никуда не брали. У меня мама в своё время работала на швейном производстве, она уже давно хотела открыть что-то своё, но всё не получалось. Изначально ИП было оформлено на маму. Когда поняли, что получается, а мне как раз исполнилось 18, я открыла своё ИП, чтобы заниматься именно онлайн-торговлей. Решили шить детскую одежду — начали с двух рулонов ткани. Сначала были пижамы, комбинезоны. Выставляли их в шоурумах, через соцсети, через сайт, а потом в ноябре 2018 года открыли первый магазин в Морозовске. Производство начало тоже развиваться быстро — расширили ассортимент, увеличили количество. В целом мы увидели, что на нашу продукцию есть спрос. Помогло то, что мы общались с покупателями напрямую: я могла сразу какие-то заметки внести, так как была и продавцом, и дизайнером. Всё в одном лице. Сразу вносили какие-то заметки по выбору ткани и по качеству. И на этой базе мы уже второй год, получается, работаем. На первом этапе собственная офлайн-точка очень помогла. Потом в июне прошлого года мы открыли второй магазин, тоже в Морозовске, с разным ассортиментом. Если в одном магазине была одежда для садика, домашняя, то во втором уже школьная форма, спортивная одежда, верхняя одежда.

— Почему решили сосредоточиться именно на детской одежде?

— Проанализировали рынок, пришли к выводу, что качественных отечественных производителей немного. Хотели сначала запустить производство одежды для взрослых, но потом отказались от этой идеи. Это не моё. Создавая детскую одежду, ты можешь играть с различными принтами, делать что-то яркое. Здесь можно реализовать больше идей, потому что у детей нет рамок в одежде, как у взрослых. При этом дети играют немаленькую роль при выборе собственной одежды, даже если им от трёх до семи лет.

— Удалось вам поступить в вуз?

— Да, удалось, я учусь заочно в Российском государственном гуманитарном университете в Москве на факультете рекламы и связей с общественностью. То есть моя специальность связана напрямую с моей деятельностью. Для меня это определённое развитие. Я изучаю, как правильно показать товар, как общаться с клиентами и со своими работниками.

— В дальнейшем планируете связать свою судьбу с предпринимательством?

— Да. Предпринимательство — это пока основное направление моей деятельности. За эти два года я поняла, что это очень интересно. В принципе, есть множество вариантов того, как и куда можно развиваться.

— Где сейчас продаётся ваша одежда? Как планируете развиваться дальше?

— У нас было два магазина в Морозовске, которые мы сейчас закрыли, так как сейчас у нас больше развивается онлайн-торговля. Спрос на нашу продукцию теперь есть по всей России. Заказы поступают из других городов, других стран. Мы поэтому сделали ставку на массовое производство. Открыли цех в Подмосковье — там проще найти профессионалов и проще вся логистика. Ведь у тех же Wildberries и Ozon склады тоже в Подмосковье.

Wildberries мы просто поставляем на склад определённые модели, которые посчитаем нужным, а с Ozon работаем по заказам — поступает заказ, мы его передаём в службу их доставки, а они доставляют заказчику. Это немножко разные схемы сотрудничества. Есть и другие площадки: «Беру», Joom… в названиях всех магазинов уже начинаю путаться.

— Сложно ли было договориться на начальном этапе с маркетплейсами? Какие требования они выдвигали?

— На Wildberries мы выходили больше полугода. Постоянно какие-то загвоздки были: то им слово в документации не нравится, приходилось переделывать, то не те сертификаты у нас, то ИП. В итоге все препятствия мы устранили. В июне прошлого года подтвердили всю документацию и в июле организовали первую поставку. Очень волновались. Было интересно, как пойдёт, будет ли востребован наш товар на такой большой площадке. В итоге всё оказалось замечательно, продажи радуют. Процент выкупа вещей составляет около 60. Это считается хорошим показателем. Здесь же человек может заказать несколько размеров, чтобы померить. Ожидать, что возвратов не будет, не стоит. Товар поставляется в разные страны СНГ и по всей России. Были поставки и в Польшу.

— Несколько слов о самом бизнесе: каковы его оборот и динамика?

— За 2019 год годовой оборот составил около шести миллионов рублей. Всё, что зарабатываем, вкладываем в производство. То есть мы не хотим оставаться на одном и том же месте, хотя можно было бы давно успокоиться, получать честно заработанные деньги и жить спокойно. Но это не устраивает. Мы хотим расширять ассортимент.

 — Как вы считаете, на какой стадии сейчас находится ваш бизнес, и каким вы видите его лет через пять?

— Мы только в начале пути. Планируем развиваться дальше, выходить на больший оборот, увеличить его вдвое. Не исключаю и открытия офлайновых магазинов в крупных городах. В Ростове или в Краснодаре. У нас сейчас маленькое производство, развиваемся в хорошем темпе.

— Каково ваше отношение к предыдущему поколению предпринимателей? Вы чувствуете, что вы отличаетесь от них чем-то, у них есть чему поучиться?

— Предприниматели моего поколения, как мне кажется, больше ориентированы на онлайн, на новые информационные технологии. Они постоянно ищут инвесторов, выступают с программами своих проектов на разных площадках. Старшее поколение, по крайней мере, те, кого я знаю в Морозовске, у которых свои магазины, сосредоточено только на своём: мы больше никуда не полезем, нам так комфортно. Правда, когда у нашего магазина появился профиль в Инстаграме, люди в нашем маленьком городе тоже стали брать с нас пример. Но при этом я всё равно думаю, что предыдущее поколение было более смелым, учитывая тогдашнюю атмосферу ведения бизнеса. Сейчас молодое поколение, наверное, больше хочет попробовать себя в предпринимательстве.

— На какие средства вы открывались?

— Изначально просто был кредит на определённую сумму. Закупали рулоны ткани, предположим, на 30 тысяч. Это был обычный потребительский кредит. Затем часть выручки снова вкладывали в производство и отдавали кредит. Первое время было тяжело. Потому что мы жили на то, что мы делали. Это как раз такой задавало темп: надо было работать и работать.

— Приходилось ли менять первоначальный замысел бизнеса?

— Да, мы меняли стратегию. Взять тот же ассортимент. Изначально рассчитывали на возраст детей от ноля до трех лет. Но вещи для этого возраста не пошли. Сейчас мы больше на детсад и школу ориентируемся. Пробовали шить и спортивную одежду, и домашнюю для взрослых. Сейчас выбрали золотую середину. Это очень большая работа, мы много, очень много ошибались, но это привело к своим результатам. Мы до сих пор продолжаем ошибаться, но делаем выводы, меняем тактику по производству, по продажам.

— Созданы ли у нас в стране, на ваш взгляд, условия для развития предпринимательства? Пользовались ли вы какими-либо программами поддержки бизнеса?

— Деньги мы у государства не брали. Но при этом, я думаю, государственная поддержка для предпринимателей, особенно молодых, очень большая. В прошлом году я как раз участвовала в конкурсе «Молодой предприниматель» по Ростовской области и заняла 1 место в номинации «Торговля». Потом у нас в Казани проходил заключительный этап этого конкурса. Там тоже была своя программа, очень интересная. Или назову форум «Мой бизнес». Он позволил познакомиться с огромной базой информации, которую можно получить только на платных курсах за большие деньги. Там мне подсказали, как преобразовать бизнес, чтобы получить больше. Вот именно с точки зрения образования предпринимательского мне эти госпрограммы и помогли. И всё, что нам рассказывали про финансовую поддержку, тоже помогает — и гранты, и кредиты. У меня знакомые брали, остались довольны. В будущем, я думаю, в любом случае на увеличение бизнеса потребуется какой-то капитал, чтобы сделать быстрый скачок. Возможно, буду брать помощь от государства.

— Как бы вы сформулировали свои личные цели на ближайшие 10 лет?

— Мне будет 29… Хорошая жизнь, спокойная, свободная от каких-то финансовых проблем. Я надеюсь, что мой бизнес сможет меня обеспечить. Он останется для меня любимой работой, которой я могу уделить время. Но и отдохнуть позволит.

— Вы же осознаёте, что с ростом бизнеса проблем станет гораздо больше? Вполне возможно, что спокойной жизни уже не будет.

— Да, я понимаю это. Со всем в жизни можно справиться. Год назад я и представить не могла, что у меня будет свой мини-штат сотрудников, продажи на интернет-площадках. Все обязанности и вся нагрузка, которые есть сейчас, казались мне глобальными и нереальными. Со временем появились навыки, увеличилась стрессоустойчивость. С опытом всё придёт. Я не питаю иллюзий, что буду отдыхать все дни в году и просто деньги переводить со счёта на счёт. Но думаю, что достойный уровень жизни себе обеспечить смогу. В любом случае мы маленькие и пытаемся гибко реагировать на все изменения. В этом, наверное, и есть наше основное преимущество.