Рост на политических амбициях

154
8 минут
Рост на политических амбициях

Поскольку исследование крупнейших инвестпроектов на Северном Кавказе проводится по единой методике уже третий год подряд, мы имеем возможность оценить инвестиционный процесс СКФО в динамике. В этом году по результатам исследования мы отобрали 162 реальных проекта — в прошлом году таковых было 174. Минимальный порог отсечения, как и раньше, составил 300 млн рублей.

Исследование мы проводили с использованием традиционно жёстких отборочных критериев, удаляя из списка проекты, не имеющие реального инвестора, даже если региональными властями им был присвоен статус «приоритетного». В ценовом выражении объём крупнейших инвестпроектов СКФО подрос на 5,5% и составил 39,5 млрд долларов, но этот прирост на 2 млрд долларов обеспечен в большей степени увеличением стоимости нескольких мегапроектов. Снижает оптимистический настрой и перенос сроков реализации ряда проектов в республиках. Особенно тревожной ситуация выглядит в сравнении с прошлым годом, когда инвестпроекты СКФО показывали другую динамику — количественно за 2011 год наша база приросла на четверть, а в ценовом — на 15%. Нынешнее снижение динамики показывает, что Северный Кавказ после примерно двухлетнего роста вошёл в период, который пока нельзя назвать стабильностью. Это — торможение, которое увеличивает зависимость округа от политических рисков.

Гигантомания не отпускает

Подтверждением того, что ситуация в инвестиционной сфере СКФО далека от благоприятной, является анализ структуры базы проектов по стоимости. В первом исследовании 2011 года мы наблюдали дефицит проектов стоимостью от 100 до 300 млн долларов, которые более всего необходимы для устойчивого развития региональной экономики. В прошлом исследовании число таких проектов выросло с 27 до 39, но в текущем рейтинге их вновь стало меньше — 33. За год несколько сократилось и количество малых проектов стоимостью от 10 до 100 млн долларов — теперь их 105, хотя год назад мы отмечали их рост на 20 единиц (см. таблицу 1). Структурные изменения рейтинга отражаются и на децильной структуре базы (см. график 1). На первые по величине 16 инвестпроектов СКФО пришлось 67,4% совокупной стоимости всей базы (для сравнения, 17 крупнейших проектов в прошлогоднем исследовании дали 64% общей стоимости). До тех пор, пока верхние позиции в рейтинге будут занимать такие «стройки века», как город-спутник Махачкалы «Лазурный берег», горнолыжный курорт Мамисон в Северной Осетии и газохимический комплекс ЛУКОЙЛа на Ставрополье, снижения уровня концентрации ожидать не приходится.

Таблица 1: Структура базы реальных инвестпроектов по стоимости (в долларах)

Политический контекст

Как уже отмечено, дальнейшее интенсивное развитие инвестиционного процесса в СКФО мы связываем с необходимостью опережающего роста числа небольших — от 100 до 300 млн долларов — проектов частных компаний, реализуемых в сравнительно короткие сроки и мало зависящих от политической конъюнктуры. Но, как мы видим, динамика появления таких проектов на Северном Кавказе неустойчива, а политические риски крупных проектов довольно велики. Например, проект «Лазурный берег» держится на воле махачкалинского мэра Саида Амирова, который возглавляет город уже 15 лет. В следующем году у Амирова истекает четвёртый срок полномочий, и в свете курса на обновление кадров, провозглашённого новым главой Дагестана Рамазаном Абдулатиповым, политическое будущее влиятельного мэра Махачкалы пока под вопросом. Отчётливый политический подтекст имеют и проекты строительства горнолыжных курортов в Чечне и Ингушетии, инициированные главами этих республикРамзаном Кадыровым и Юнус-Беком Евкуровым. И если в незыблемости политического веса главы Чечни сомневаться не приходится, то вероятность смены главы Ингушетии уже осенью этого года политологи оценивают довольно высоко. Многие инвестпроекты, стартовавшие в последние пару лет в Ингушетии, — это в значительной степени результат активной работы Евкурова с ингушской диаспорой за пределами республики, и резкие политические перемены в регионе могут создать для них дополнительные риски.

Обновление крупнейших

Из 50 крупнейших проектов СКФО прошлого года в текущей базе не представлено около двух десятков. Среди них несколько успешно реализованных проектов в энергетике и промышленности строительных материалов. Например, на этапе пусконаладочных работ находятся несколько заводов компании «Каббалкгипс» по производству гипсовых вяжущих. В то же время некоторые кавказские проекты перешли из категории реальных в категорию инвестиционных предложений из-за потери интереса со стороны инвестора.

В связи с уточнением бюджетов определённая перемена мест произошла и в первой десятке. Самым крупным инвестпроектом СКФО вновь стал «Лазурный берег», на втором месте, в связи с ростом стоимости до почти 4,8 млрд долларов (примерно в девять раз в сравнении с 2012 годом), теперь находится горно-рекреационный комплекс «Мамисон». Благодаря вводу в эксплуатацию инфраструктуры и первых подъёмников всесезонного горного курорта «Архыз» его стоимость в базе уменьшена на сумму освоенных средств, поэтому проект был перемещён с 3 на 34 позицию. На третьем месте теперь проект газопереработки ЛУКОЙЛа в Будённовске.

Кроме того, среди пятидесяти крупнейших проектов СКФО появилось несколько заметных новичков, например, строительство в Джейрахском районе Ингушетии всесезонного горно-рекреационного комплекса «Армхи», который вошёл в проект туристического кластера Северного Кавказа. Стоимость строительства инфраструктуры курорта оценивается примерно в 9,3 млрд рублей, первая очередь подъёмников была официально открыта в марте. Общий объём инвестиций, уже вложенных в строительство, составил около 200 млн рублей. Сюда входят как региональные средства, так и средства частных инвесторов — основным из них является финансово-промышленная группа «Акрополь» сенатора от Ингушетии Ахмета Паланкоева. Суммарный объём инвестиций, необходимых для развития горнолыжной инфраструктуры Ингушетии, был определён на уровне порядка 27 млрд рублей.

Впереди — аграрии и энергетики

Отраслевыми лидерами исследования по доле в общей стоимости стали АПК и энергетика. В АПК и пищевой промышленности на Северном Кавказе заявлено максимальное количество проектов — 44, теперь они формируют 18,8% всей базы. АПК и пищёвка — это вообще наиболее рентабельные отрасли региональной экономики, средний срок окупаемости проектов здесь оценивается в три-четыре года. Поэтому именно в данной сфере возможен быстрый рост как новых, так и вводимых в действие в ближайшие годы проектов. Почти половина проектов в отрасли (20 из 44) сейчас приходится на мясомолочные и птицекомплексы. Самый крупный проект в АПК Северного Кавказа, представленный ещё год назад, — сопровождаемое Россельхозбанком строительство в Ставропольском крае агропромышленного парка «Ставрополье» стоимостью 1,5 млрд долларов.

В энергетике Северного Кавказа проектов гораздо меньше — 14, но на них приходится 17,6% стоимости всех проектов в базе. Такой вес отрасли в значительной степени обеспечен строительством гидроэлектростанций. 38,5% инвестиций в отрасль вносит крупнейшая в мире энергетическая компания ОАО «РусГидро», которая инициировала половину всех энергетических проектов СКФО на общую сумму 2,7 млрд долларов. Самый капиталоёмкий проект — строительство каскада ГЭС на реке Малка в Кабардино-Балкарии, инвестиции в него составят более 3 млрд долларов. Компания «Кабардино-Балкарский каскад ГЭС» планирует с 2016 года построить четыре гидроэлектростанции совокупной расчётной мощностью 96,6 МВт. А после пуска уже введённых в эксплуатацию в последние годы гидростанций объём собственной выработки электроэнергии в Кабардино-Балкарии достиг половины потребностей республики.

50 крупнейших реальных инвестпроектов СКФО

Туризм и индустрия подступают

Портфель туристических проектов СКФО за последний год вырос с 12,7 до 15,7%. На развитие Северокавказского туристического кластера федеральные и региональные власти делают ключевую ставку, и мы видим, что год от года отрасль укрепляет позиции в общем объёме инвестиций. В то же время крупные туристические проекты имеют чуть ли не самый большой срок реализации: развитие Архыза рассчитано на 8 лет, Приэльбрусью нужно 10 лет, Мамисону — 17 лет.

А вот промышленность СКФО, несмотря на то, что отдельные отрасли динамично растут, имеет пока небольшой вес в базе, хотя и с хорошими перспективами динамики. Возьмём, к примеру, машиностроение. Год назад в этой отрасли насчитывалось 10 проектов на 934 млн долларов, сейчас — уже 14 проектов на 1,5 млрд долларов. Но пока на долю отрасли приходится лишь 3,8% общей стоимости базы. Заметно прибавила в весе ранее скромно представленная лёгкая промышленность, но это объясняется скорее низкой базой — рост составил от 0,1 до 2,4%. В прошлом году отрасль была представлена всего одним проектом, а в нынешнем приросла ещё тремя. Это строительство кожевенного завода и обувной фабрики по производству модельной и спортивной обуви в Чечне и организация текстильного производства полного цикла в Дагестане, позволяющие обеспечивать потребность в продукции лёгкой промышленности не только на территории СКФО, но и за рубежом. Между тем снизился интерес инвесторов к химпрому и металлургии. Заметная доля остаётся у промышленности строительных материалов, но завершение реализации уже упомянутого крупного проекта строительства заводов в Кабардино-Балкарии предопределило снижение веса отрасли с 9 до 7,2%.

Реванш республик

Реальный прирост новых инвестпроектов по итогам свежего исследования показали только три субъекта СКФО. В Дагестане объём проектов вырос втрое, инвестиционный портфель Кабардино-Балкарии увеличился почти в пять раз, Ингушетия показала рост на 42,5%. В прошлом исследовании более 60% прироста анализируемой базы обеспечили объекты, базирующиеся на Ставрополье, а в этом году доля края несколько сократилась. Здесь опять же можно вспомнить о политическом факторе — после отставки ставропольского губернатора Валерия Гаевского в мае прошлого года многие приоритеты его инвестиционной политики (например, акцент на инновационных производствах) новым руководством региона оказались не востребованы.

В этом году на позицию регионального лидера в рейтинге инвестпроектов вырвался Дагестан (см. график 3). Правда, нужно отметить, что в этой республике у большинства инвестпроектов удлинились сроки начала реализации — и это вызывает некоторые опасения. Дело в том, что иногда инвестор не отказывается от реализации проекта, но в силу ряда причин сдвигает сроки начала его реализации. В таких ситуациях проект фактически замораживается, но, согласно применяемой методологии, остаётся в категории реальных. Более ясную картину по Дагестану мы получим в следующем году — недавняя смена главы республики также, скорее всего, внесёт коррективы в инвестиционную политику региона. Врио президента Дагестана Рамазан Абдулатипов уже намекнул, что скептически оценивает планы по развитию в регионе массового туризма, но в то же время объявил главным приоритетом региональной экономики пресловутую «новую индустриализацию».

  • Комментарии
Загрузка комментариев...