Выборы не для всех

4444
4 минуты
Выборы не для всех

В Дагестане после январского назначенияРамазана Абдулатипова врио президента республики основная политическая коллизия заключается в том, что новому главе придётся воплощать свои масштабные намерения руками старой элиты. Стремление Абдулатипова «обновить Дагестан, отмыть Дагестан, очистить Дагестан» похвально, но при отсутствии у врио длинной «скамейки запасных» планы могут остаться декларацией. Выходом из ситуации могли бы стать прямые выборы, дающие всенародно избранному кандидату мандат на прямое политическое действие. На волне массового воодушевления, охватившего Дагестан весной, Рамазан Абдулатипов на прямых выборах смог бы показать отличный результат. Однако такой поворот событий был бы, с одной стороны, невыгоден для старых элит, а с другой, нёс бы риск дальнейшей активизации уличной политики. Поэтому решение избирать главу Дагестана через республиканский парламент выглядит своеобразной страховкой для местных элит от «кавалерийского натиска» стремительного Абдулатипова. За парламентскую схему избрания главы Дагестана высказались 74 депутата, против — девять, трое воздержались.

В Ингушетии ключевой политический сюжет также связан со старой региональной элитой. Ещё в середине января здесь началась кампания по сбору подписей за возвращение первого президента республики Руслана Аушева; инициативную группу возглавил Якуб Местоев, при Аушеве руководивший администрацией президента Ингушетии. Срок полномочий нынешнего главы республики Юнус-Бека Евкуроваистекает в сентябре, но до недавнего момента окончательной ясности, будет ли он выдвигаться на второй срок, не было. Между тем в начале апреля руководство «Единой России» направило своим фракциям в Народных собраниях Дагестана и Ингушетии рекомендации утвердить именно парламентскую схему избрания глав. Но если в Дагестане решение было принято практически без дебатов, то в Ингушетии потребовалась общественная дискуссия.

В середине апреля Юнус-Бек Евкуров объявил, что для обсуждения порядка избрания руководителя республики будет проведён Съезд народа Ингушетии — уже шестой с 1991 года, когда на повестке стояло образование отдельной Республики Ингушетии. Через механизм съезда планировалось утвердить парламентскую схему избрания главы региона, которая лично Евкурову представляется наиболее уместной. В интервью «Коммерсанту» он высказался против прямых выборов, пояснив, что их опасность — в разложении общества.

Реакция Аушева последовала незамедлительно. За пару дней до съезда он дал большое интервью телеканалу «Дождь», сообщив, что в его поддержку собрано уже порядка 60 тысяч подписей. «После того как люди к тебе обращаются, провели такую работу и тебя призывают, конечно, я дал согласие», — заявил Аушев, но уточнил, что готов снова выставить свою кандидатуру только в том случае, если выборы будут всенародными. Выступая в президиуме Съезда народа Ингушетии 20 апреля, Аушев также подчеркнул, что у глав, избранных парламентом и народом, будет разная весовая категория. Однако у большинства собравшихся на съезде сложилось другое мнение — за парламентский механизм проголосовали 196 делегатов, против — 17. «Если мне окажет доверие Народное собрание, руководство нашей страны, поддержит партия “Единая Россия”, то я готов баллотироваться на второй срок. Я по жизни боец — готов избираться и работать», — прокомментировал это решение Юнус-Бек Евкуров. А спикер Народного собрания Ингушетии Мухарбек Дидигов тут же заявил, что решение съезда будет учтено парламентом, и уже через несколько дней были приняты соответствующие поправки в региональное законодательство.

Однако долгожданное «да» Евкурова не снимает с повестки затянувшийся территориальный спор Ингушетии с соседней Чечнёй об административной границе — этот вопрос в программе съезда значился вторым пунктом. Делегаты предсказуемо приняли обращение к президенту Владимиру Путину с предложением установить границу в существующих пределах, но это явно не устраивает чеченскую сторону. За день до съезда в расположенном в том же районе селении Аршты произошёл очередной пограничный инцидент. Приехавшую в село чеченскую делегацию, состоявшую в основном из представителей силовых структур, остановили ингушские полицейские, которые затем были избиты — пришлось вызывать на подмогу из Назрани отряд ОМОНа. В Ингушетии утверждают, что делегация из Чечни приехала в Аршты (основную часть населения села составляют чеченцы), чтобы провести сход жителей в поддержку отделения Сунженского района от Ингушетии. Однако глава Чечни Рамзан Кадыров уже заявил, что на самом деле в Аршты планировалась спецоперация по ликвидации неуловимого лидера террористов Доку Умарова, но из-за того, что силовиков задержали на блокпосту, её пришлось отменить. А сразу после проведения съезда спикер парламента Чечни Дукуваха Абдурахманов направил своему ингушскому визави телеграмму: «Поддержав евкуровский съезд, Вы выступили против собственного народа и всего Вайнахского сообщества. До встречи на чеченском съезде, который тоже будет проводиться в Сунженско-Орстхойском районе». Судя по этим событиям, без вмешательства федерального центра разрешить конфликт уже не представляется возможным.