53 56

Почему школы на Кубани часто становятся потребителями фальсификата

2012
9 минут

Сложившаяся система госзакупок превратила школы в основного потребителя фальсифицированных продуктов питания, хотя могла бы стать системой поддержки производителей региона

Почему школы на Кубани часто становятся потребителями фальсификата

2012
9 минут

Сложившаяся система госзакупок превратила школы в основного потребителя фальсифицированных продуктов питания, хотя могла бы стать системой поддержки производителей региона

Почему школы на Кубани часто становятся потребителями фальсификата

Чиновники пока только наблюдают за тем, как школы становятся главным потребителем низкокачественного питания//Фото: администрация Краснодарского края
Поделиться

В начале 2021 года обед для учеников краснодарских школ среднего звена (5–11 классы) подорожал почти на 25%. Вместо 78 рублей родителям, если они хотят, чтобы их ребенок питался в школе, придется ежедневно платить по 102 рубля за прием пищи из трех блюд. Причин роста цен организаторы питания, называют две: ужесточившиеся требования Роспотребнадзора к продуктам, из которых готовятся школьные обеды и завтраки (санитарные врачи потребовали исключить из детского и подросткового меню сосиски и колбасу). Вторая — повышение цен на продукты, ГСМ, ЖКХ.

Доля фальсификата достигает 40%

О том, что в системе школьного питания не все в порядке, сообщает южное межрегиональное управление Россельхознадзора, специалисты которого в рамках федерального мониторинга качества и безопасности продуктов питания проводят их лабораторные испытания. Так, в первом квартале 2021 года было проверено 22 образца продукции. Шесть из них (27%) оказались фальсификатом. В основном, это молоко и мясо. За год ведомство делает порядка 700–800 контрольных срезов. Примерно такой же процент выявлялся и год, и два назад.

Как вариант: организаторы питания могли бы указывать рядом с блюдом такие позиции как «торговая марка» и «срок годности». Эта информация о многом скажет подготовленному общественному контролеру или представителю контрольно-надзорного органа. Но открывают информацию единицы.

«Доля молочного фальсификата в школьных столовых достигает, по нашим подсчетам 42,5%, — говорит генеральный директор «Южного молочного союза» Константин Синецкий. — Мы давно говорим о том, что в системе что-то не так. Контролирующих органов вроде немало, но толку никакого. У одних не хватает желания, у вторых — полномочий, у третьих — политической воли. Хотя, казалось бы, местная продукция — это известные российские бренды. Но они изначально поставлены в такие условия, что даже стартовые закупочные цены гораздо выше их отпускных. Поэтому многие предпочитают не связываться с системой, хотя хотели бы».

По словам эксперта, итог таков: честный кубанский производитель даже со своими отпускными ценами не может бороться с поставщиками из Вологды, Перми, Московской области, Ставропольского края.

«Мы заинтересованы в том, чтобы на столах у детей была кубанская продукция, — говорит „Эксперту Юг“ депутат Думы Краснодара Наталья Альшева. — Однако сегодня заказчики проводят конкурсы с ограниченным участием, и доминирующим критерием оценки является цена — 60 процентов. Всего 40 процентов отведено на оценку качества услуг, квалификации работников».

В результате, считает г-жа Альшева, в конкурсах участвуют недобросовестные предприниматели, не имеющие опыта работы в данной сфере, но предлагающие низкую цену, и за счет этого выигрывают закупку. В результате, как правило, снижается качество готовой продукции, которое не соответствует установленным требованиям санитарных норм. Поставщики начинают экономить на качестве закупаемого сырья, на сокращении выхода блюд, привлекают некомпетентные трудовые кадры.

Открытость и прозрачность — враги суррогата

Вот две новости, которые характеризуют состояние кубанской системы школьного питания. В начале сентября в Туапсинском районе, в местном АНО «Комбинат социального питания» уволились повара. Причина — низкие зарплаты. Из-за этого оно было организовано с опозданием. «Питание — аутсорсинг, а не образовательный процесс. Потерпите», — комментировала журналистам начальник местного управления образования Галина Никольская. Вторая новость: в АНО «Стандарты социального питания» города Сочи в августе Россельхоззнадзор выявил около 1,5 тонны фальсифицированного мяса.

«Родители как получатели услуги и сторона договора должны иметь доступ к информации о закупках продуктов для школ, а ее нет, — говорит „Эксперту Юг“ активист „Бюро расследований ОНФ“ Полина Калашникова. — Нет и уверенности, что детям дают молоко, а не жидкость белого цвета. Мы даже не имеем возможности эту информацию проверить».

С этой точкой зрения отчасти согласен и руководитель гражданского проекта «За честные продукты» Александр Бражко, который считает, что более-менее ситуация предсказуема там, где повара работают в штате школ, а бизнес участвует только как поставщик сырья и полуфабрикатов. «В кейтеринговых схемах контроль практически отсутствует. Коммерческие организации закладывают стоимость своих услуг в цену продуктов, а не получают за это отдельные средства от школы, — продолжает Бражко. — Для того чтобы исправить ситуацию, во-первых, нужно запретить школам закупать продукты и услуги персонала в одном контракте. Во-вторых, школы обязаны оформить персонал в штат. В-третьих, организация защиты прав потребителей услуг школьного питания должна быть независима и не должна интегрироваться в существующую систему образования».

Эксперт уверен, что пока школьное питание — это не только угроза продовольственной безопасности страны и здоровью детей, но и система поддержки производителей суррогатов. А могла бы стать поддержкой для сельхозтоваропроизводителей региона. Для этого нужно очистить рынок от посредников и напрямую закупать качественную продукцию у производителей. 

«Индекс несъедаемости»: родители считают, что 20% обедов выбрасывается

С начала учебного года «Эксперт Юг» провел опрос родителей, для того чтобы оценить их мнение о школьных обедах и завтраках, их качестве и безопасности. По данным на 22 сентября, в нем поучаствовали 806 человек. В нашей форме несколько вопросов.

Диаграмма 2.jpg

Поделиться

Источник: «Эксперт Юг»

Первый — «Вы знаете, как организовано школьное питание?». Выяснилось, что почти четверть (22,4 процента) из числа респондентов, на этот вопрос ответила «не знаю». То есть люди бездумно перечисляют деньги на счет некой организации и совершенно не интересуются, как работает система.

Диаграмма 2.jpg

Поделиться

Источник: «Эксперт Юг»

Также мы задавали вопрос, касающийся охвата школьным питанием. Зачем? Это один из главных показателей эффективности чиновников минобра и подведомственных ему управлений. Данные опроса говорят, что в школах не питается почти треть учеников (31 процент), причем большая часть (18,7 процента) из числа респондентов признаются, что платят и молчат. О чем это говорит? Во-первых, эти завтраки и обеды выбрасываются на помойку либо их вовсе не готовят. Остается открытым вопрос, куда уходят деньги.

Диаграмма 2.jpg

Поделиться

Источник: «Эксперт Юг»

При составлении нашего опросника мы объединили распространенные проблемы в несколько групп. Оказалось, около четверти респондентов (26,5 процента) не нашли недостатков в школьном питании. Остальные считают, что организатору стоит поработать над качеством услуги.

По специальной формуле мы посчитали индекс потребительской лояльности (соотношение положительных и отрицательных оценок из числа проголосовавших).

2021-09-22_17-26-51.png

Поделиться

//Фото: "Эксперт Юг".

Получился отрицательный показатель (минус 52,5 процента). Для сравнения: у крупнейшего банка страны — плюс 44 процента), у другой федеральной компании — плюс 50 процентов.

Индекс несъедаемости «придумали» общественники, для того чтобы оценить, сколько школьных обедов выбрасывается на помойку. По оценке депутата Гордумы Краснодара Альшевой, доля уходящих в отходы продуктов составляет 40%. Член Общественной палаты РФ, руководитель рабочей группы по противодействию нелегальному обороту продуктов питания Владимир Винницкий считает, что на помойку выбрасывается гораздо больше — до 80% продовольствия.

Почти две трети школьных столовых — на аутсорсинге

Система образовательных учреждений Краснодарского края — одна самых масштабных в стране. По данным регионального министерства образования и науки, в крае функционирует 1246 школ. В них обучается около 760 тысяч учеников. В регионе действует три модели организации школьного питания: самостоятельная — в 452 школах в 18 муниципальных образованиях (40 процентов); муниципальные комбинаты школьного питания (142 школы в 6 муниципальных образованиях, или 13 процентов); на основе договоров с предприятиями общественного питания или договоров с индивидуальными предпринимателями (539 школ в 20 муниципальных образованиях Краснодарского края, или 47 процентов). Это означает, что в трети школьных столовых (первая) модель повара в штате школы, и закупками продуктов занимается директор образовательного учреждения. А остальные — на аутсорсинге.

Ученики начальной школы (c 1 по 4 класс) питаются бесплатно — за счет субсидий из федерального и краевого бюджетов. В нынешнем году на эти цели выделено 3,7 млрд рублей. Школьники среднего и старшего звена (5–11 классы) обедают за деньги родителей. По оценке регионального штаба ОНФ, объем рынка школьного питания в Краснодарском крае достигает 15 млрд рублей. Для сравнения: на поддержку сельского хозяйства из регионального бюджета в 2021 году выделили 8,9 млрд рублей. Столько же, сколько и в предыдущем.

По оценкам экспертов общественного проекта «Школьное питание: качественные безопасные продукты — детям», рынок школьного питания края несколько меньше — 10–13 млрд рублей. И это при условии полного охвата детей школьным питанием (по оценкам регионального управления Роспотребнадзора, в 2020 году этот показатель составлял 98,9%)- один из самых высоких в России.

В краевом минобре также говорят о стройной системе контроля школьных обедов и завтраков. В каждой школе есть родительские комитеты и советы по питанию. Кроме того, созданы бракеражные комиссии, которые осуществляют приемку готовых блюд в зависимости от модели организации питания.

Сама школьная столовая поделена на «сферы влияния». Родители, согласно договору, закупают услугу по приготовлению того или иного блюда из утвержденного меню. Организатор питания контролирует пищеблок, директор школы отвечает за зону приема пищи. Рассказывать о том, какие продукты использовались при приготовлении того или иного блюда, — добрая воля руководителей коммерческого предприятия.

«По сути, школа стала одним из основных потребителем суррогата и фальсификата», — уверен руководитель гражданского проекта «За честные продукты» Александр Бражко.

Подпишитесь на каналы «Эксперта Юг», в которых Вам удобнее нас находить и проще общаться: наше сообщество ВКонтакте, каналы в Telegram и на YouTube, наша группа в Одноклассниках .
ссылка1