«Вирус разрушает не только биологические организмы, но и творческие организации»

5571
10 минут

Актер, режиссер и сооснователь краснодарского «Одного театра» Алексей Мосолов — о выживании творческого коллектива в период самоизоляции, высших силах и «паззлах бытия»

«Вирус разрушает не только биологические организмы, но и творческие организации»

Основатели «Одного театра» (слева направо): Арсений Фогелев, Алексей Мосолов, Виталий Борисов. Фото: Виктория Визирякина
Актер, режиссер и сооснователь краснодарского «Одного театра» Алексей Мосолов — о выживании творческого коллектива в период самоизоляции, высших силах и «паззлах бытия»

Театры оказались одной из наиболее пострадавших сфер в период пандемии. В марте 2020 года, согласно приказу профильного министерства, закрылись все учреждения культуры. В краснодарских театрах спектакли были отменены изначально до 1 мая, однако, в дальнейшем, период карантина был продлен. «Один театр» — первый независимый театр в Краснодаре – также не избежал этой участи и с 26 марта вынужден был приостановить свою деятельность.

Основанный как экспериментальная площадка в 2012 году артистами Краснодарского театра драмы Арсением Фогелевым, Виталием Борисовым, и Алексеем Мосоловым, за почти восемь лет своей жизни «Один театр» нашел своего уникального зрителя и снискал верную любовь публики. В настоящее время он входит в тройку крупнейших независимых театров России. По данным за 2019 год, спектакли «Одного театра» посещали 2500 – 3000 зрителей в месяц. По версии журналов «Собака.Ru» и «Краснодар Magazine» Фогелев, Борисов и Мосолов неоднократно становились победителями премий Топ-25 «Самые знаменитые люди Краснодара» и «Люди года».

В интервью «Эксперту Юг» Алексей Мосолов рассказал о тонкостях взаимодействия со зрителем в условиях самоизоляции, новых тенденциях развития, а также о том, как изменится театральная жизнь после отмены карантина.

Открытие театра в новом пространстве БЦ Кавказ Фотограф Виктория Визирякина..jpg
Открытие театра в новом пространстве БЦ «Кавказ». Фото Виктории Визирякиной

— С момента введения карантина в Краснодарском крае прошло более полутора месяцев. Как эта ситуация повлияла на «Один театр»? Что вообще сейчас происходит с театральной жизнью?

— Мы видим, что вирус разрушает не только биологические организмы, но и творческие организации. Карманы у театров пусты. Причем, насколько мне известно, не только у частных. Разница лишь в том, что государственные театры подключены к аппаратам поддержания жизнедеятельности средствами муниципальных и краевых бюджетов. А частные театры борются с вирусом собственным иммунитетом, и в основном – народными средствами.

На юге, как и во всей стране, все залы оказались пустыми. Театра просто временно не стало. Появляются трансляции записей спектаклей в интернете и на телевидении, а живого театра сегодня нет. Деятельность «Одного театра» тоже практически остановилась. Ведутся онлайн-репетиции, разрабатываются новые проекты, идет индивидуальная работа артистов над собой, а живой обмен энергиями между людьми практически остановился.

По мере развития эпидемиологической ситуации в стране и в крае, с самого начала ее появления, мы наблюдали отток зрителей из зала. Когда ввели ограничения на мероприятия свыше 100 человек, мы сократили количество мест в зале до 90, приняли комплекс санитарно-эпидемиологических мер и продолжали играть - вплоть до выхода постановления о введении ограничительных мер. С 26 марта мы закрыты. Наша финансовая деятельность шла параллельно с развитием событий и прямо пропорционально от них зависела. От снижения посещаемости — при первых сводках о появлении больных в России — до полной остановки деятельности организаций с массовым пребыванием людей.

 — Что в данной ситуации оказалось самым сложным?

— Самым сложным, пожалуй, было и остается найти новый способ взаимодействия с аудиторией, перестроиться с живого художественного диалога на общение через экраны гаджетов и мониторы. У нас на глазах обнажается неумение прекрасных театральных артистов оставаться таковыми в роликах, которыми пестрят социальные сети. Мы видим, насколько выигрышнее выглядят киноартисты, потому что у них подобного опыта больше.
Проект В центре прочтения. Фотограф Анастасия чалая..jpg
Проект «В центре прочтения». Фото Анастасии Чалой

Другая сложность – это финансовые вопросы. Мы ожидали проблем, связанных с арендой, выплатой налогов и кредита, который имеем после переезда (в октябре 2019 года «Один театр» сменил адрес и переехал в другое здание – прим. ред.). Но тут встретились с пониманием и адекватной реакцией от арендодателей и банка. Это позволило немного выдохнуть. Впереди – выход из карантина, и, если нам позволят плавно войти в выплаты договорных обязательств, все будет хорошо. Если в первый же месяц выставят полную стоимость аренды, например, то даже не знаю, что будем делать. Также неизвестно, как долго у людей будет сохраняться страх находиться в местах массовых скоплений и как скоро наши залы обретут прежнюю заполняемость. Сейчас прогнозы таковы, что, вполне вероятно, театры откроются только осенью.

— От коммерческой составляющей в театре никуда не уйти. Каким образом вы перестроили бизнес-процессы, чтобы выжить в этот трудный период? Какие меры предприняли?

— Театр и до карантина можно было отнести к бизнесу с большой натяжкой, а во время карантина называть его бизнесом – вообще глумление. Театр – это живой контакт между людьми. Сейчас все ушли в интернет. Спектакли – из любой точки планеты — доступны в сети. Был ли «Один театр» готов к таким переменам? Скорее, нет. Записей спектаклей в хорошем качестве практически нет, для нас это всегда было роскошью. Мы их делали, но больше для технических нужд, или это были съемки с одного плана для фестивалей.
Ремонт в новом пространстве На фото зрители, которые помогали.jpg
Ремонт в новом пространстве вместе со зрителями. 

Социальные сети – пожалуй, самый готовый к переменам инструмент. Читатели, подписчики и активность у нас есть. Изредка транслируем записи тех немногих спектаклей, которые у нас есть в приемлемом качестве. Зрители за это делают благотворительные взносы. Школу актерского мастерства, которая открылась за месяц до закрытия на карантин, перевели в онлайн, - это одна группа в 15 человек. Вот, пожалуй, и все наши «бизнес-процессы», которых элементарно не хватает, чтобы содержать сотрудников на МРОТе, не говоря уже об оплате задолженностей театра. По всем своим основным финансовым обязательствам мы получили каникулы и отсрочки. Сократили расходы на обустройство, хознужды, рекламу и прочее. В финансовом отношении — «сушимся» по максимуму.

— Как изменились финансовые показатели по сравнению с докризисным периодом?

— Мы закрылись на карантин в марте 2020 года. При этом половину месяца работали с нормальными показателями посещаемости, а со второй половины, после того, как случаи заражения вирусом были зарегистрированы в России, началась сдача уже купленных билетов в кассу. Резко снизились продажи на оставшиеся спектакли месяца. Показатели к концу марта упали примерно на 44% по сравнению с мартом прошлого года.

— Получаете ли вы какие-либо меры господдержки?

— У нас две формы юридической организации: ИП и АТД – ассоциация театральных деятелей. Другими словами, некоммерческое партнерство. Билеты продаем как ИП – так проще с отчетностью и налогами, а сотрудники оформлены на АТД. Так вот, ассоциация театральных деятелей не подходит под определение малого и среднего бизнеса, и помощь от государства на выплату зарплат по МРОТ нам не светит. Хотя в перечне первоочередных пострадавших от влияния коронавируса мы есть. Сейчас ищем, в какую дверь постучаться, чтобы обратить на себя внимание чиновников, прописывающих законодательно меры поддержки на этот период. Некоммерческие организации пока обходят стороной, но мы надеемся, что ситуация изменится.

Спектакль Исповедь. Фотограф Зинаида Буткова.JPG
Спектакль «Исповедь». Фото Зинаиды Бутковой

— На ваш взгляд, в каких антикризисных мерах нуждается бизнес-сообщество?

— В первую очередь – в освобождении от налогов на длительный срок. Нужны комиссии, которые на местах создавали бы инструменты существования бизнес-среды в новой действительности. Самоорганизации тут недостаточно. Нужен тесный диалог власти с бизнес-сообществами, целью которого станет совместный поиск выхода из сложившейся ситуации.

— Планируете ли вы развивать новые направления деятельности?

— Планируем. Сейчас осваиваем технологии трансляции спектаклей через интернет, стриминговые платформы, сервисы для организации приема платежей. Параллельно работаем над тремя постановками, которые создаются в режиме самоизоляции через Zoom. Первый спектакль создается на базе «Одного театра», в нем участвуют актеры из других городов. Другой – создается полностью в жанре «Вербатим», в нем задействованы только краснодарские актеры. Третий проект репетируется дистанционно, но будет носить характер живого спектакля. Все проекты мы продумываем таким образом, чтобы потом их можно было адаптировать к сцене. Это исследование возможностей театра и артиста отражать сегодняшнюю действительность в новых условиях жизни.

Кроме того, недавно был запущен инстаграм-сериал @pushkin_20.20. Это проект Арсения Фогелева ко дню рождения поэта. Письма, которые написал Пушкин своим близким, находясь в Болдине в период карантина, очень интересны по своему содержанию. В наше время они вновь зазвучали актуально.
За месяц до введения карантина мы открыли студию театрального искусства, сейчас перешли на дистанционное обучение. Уже сегодня наши ученики готовятся к участию в дистанционном чтецком фестивале-конкурсе.

— Как повлияет кризис на дальнейшее существование театров?

— Сложно сказать. Финансирование культуры, скорее всего, сократится. Зарплаты уменьшатся, но талантливых художественных высказываний станет больше. Театры возьмут на вооружение опыт и станут выделять больше бюджета на качественную съемку спектаклей, пополнят ряды менеджеров специалистами по ведению театральной деятельности в виртуальном поле.

Спектакль Параллели. Фотограф Анастасия Чалая..jpg
Спектакль «Параллели». Фотограф Анастасия Чалая.

— Сейчас, в период карантина, какие специалисты вышли на первый план?

— Заметна стала такая тенденция: мастера ушли в тень, а на поверхность «информационного эфира» вышли те, кто успел набрать популярность и закрепиться в интернет-ресурсах. Мы, к примеру, на днях устроили онлайн-встречу с великолепным мастером вокальной школы. К ней на живые занятия люди еще за месяц в очередь выстраиваются. Но в этой онлайн-встрече что-то пошло не так: не было такого отклика, как мы ожидали. А дело в том, что великолепный мастер, обладательница множества наград, оказалась не готовой передавать свой опыт стоящему перед ней ноутбуку. Машина не передает живые ощущения, вот и все. Контакт не случился. В то же время какая-нибудь молоденькая девушка-блогер сможет вызвать резонанс по ту сторону дисплея, в общем-то, не обладая никакими специальными познаниями. Кто победит в будущем? Каждый будет двигаться своим путем: мастер — готовить специалистов, а блогер – зарабатывать деньги.

— Как изменится жизнь театров после отмены карантина?

— Театры по своим инструментам продаж, наверное, откатятся на несколько лет назад. Электронные платформы, которые продавали театральные билеты дистанционно, потерпели большие убытки, и понадобится время, чтобы они восстановились и перестроились под новые реалии. Та компания, которая продавала наши билеты, оказалась на грани разорения, значительно сократила штат и сегодня распродает акции, чтобы остаться на плаву. Как и многие другие крупные компании, она меняет свои ориентиры заработка и формирует защитные бизнес-механизмы на случаи подобных вспышек или рецессии. Гиганты рынка, как водится, растут еще больше, и, пользуясь случаем, пожирают ослабевших конкурентов. Это законы рынка, но на театральный творческий процесс они сильного влияния не окажут. Театр переживал и периоды голода, и эпидемии; менял свои формы и характер, но неизменно продолжал отражать актуальную жизнь и закалялся, наращивая выразительные средства.
Государственные театры вряд ли ожидают значительные перемены. Зарплаты чуть упадут, постановочные бюджеты ужмутся. Но независимых театров, я уверен, мы не досчитаемся. Объединять же тех и других будет неистовая жажда творчества всего кадрового состава. И первые зрители, пришедшие в театр после снятия ограничений, испытают на себе волны радости артистического сообщества, истосковавшегося по сцене.
Фотограф Алексей Лишута..jpg
Алексей Мосолов. Фотограф Алексей Лишута

А сейчас – время большой передышки, сна, обретения новой силы. Время предоставить высшим силам возможность расставить паззлы бытия по своим местам, а для нас – возможность остановиться и осмыслить наш сравнительно небольшой отрезок пути.

Подпишитесь на каналы «Эксперта Юг», в которых Вам удобнее нас находить и проще общаться: наша группа в Facebook, формат «без галстука» в канале Telegram, наш канал на Youtube, наш Instagram, наш Яндекс.Дзен

Подпишитесь на каналы «Эксперта Юг», в которых Вам удобнее нас находить и проще общаться: наши группы в Facebook и Одноклассниках, каналы в Telegram и на YouTube, наш Instagram, наше сообщество ВКонтакте.