60 61

Жалуются в основном отельеры и рестораторы: ростовский бизнес-омбудсмен о текущем кризисе

994
5 минут

Санкции и ограничения на Дону больше всего ударили по представителям сферы обслуживания и торговли, но проблемы могут начаться и у реального сектора, если не пересмотреть принципы формирования цен на ключевое сырье для промышленности, считает уполномоченный по правам бизнеса в Ростовской области и гендиректор ОАО «Севкавэлектроремонт» Олег Дереза

Жалуются в основном отельеры и рестораторы: ростовский бизнес-омбудсмен о текущем кризисе

Бизнес-омбудсмен по Ростовской области Олег Дереза считает важным развивать отечественные производственные компетенции//Фото: rostov.er.ru
Поделиться
— Как вы оцениваете нынешнее состояние бизнеса в Ростовской области в текущий период?
— Сейчас ростовский бизнес нельзя отделять от бизнеса в России в целом. Против нашей страны введены беспрецедентные санкции. По результатам мониторинга «Оценка бизнесом текущего положения компаний и влияния санкций» (исследование проведено Институтом экономики роста имени Столыпина с 18 февраля по 7 марта среди 6 тыс. предпринимателей, прим. Ред.) в РФ, 84% всех предприятий. Огромная цифра. Отличие ростовского бизнеса в том, что сильно пострадали наши отельеры. Они только выбрались из пандемии, а теперь не работает аэропорт, гостиницы пустые. Да, есть поезда, регион не отрезан. Но представьте, что из Москвы в поезде надо ехать почти сутки. Бизнес считает время. Поэтому гостиницы пустые. На днях организуем встречу с отельерами. Необходимо продумать шаги, чтобы разогнать клиентский поток. 
 
— Какие еще отрасли пострадали наиболее сильно?
— Те, кто занимался импортом-экспортом. Торговые центры пострадали тоже из-за ухода западных брендов. Пока они, правда, ведут себя корректно, платят зарплату и даже платят арендаторам и поставщикам. Не знаю, на всех ли это распространяется, но жалоб пока не поступало.
 
— На что сейчас жалуется вам региональный бизнес?
— Жалуются в основном рестораторы. По ним больно ударили ограничения, связанные с пандемией. Нынешние ограничения бьют и по тем, кто работает в аэропорту «Платов», который закрыт. Из-за этого отельерам непонятно, когда будут посетители. Ростовская область и юг в целом отличаются сейчас от остальной России закрытыми аэропортами (на юге они закрыты официально до 26 марта). Правда, есть открытый сочинский аэропорт.
 
— Сейчас обсуждаются новые меры поддержки бизнеса, в том числе и мораторий на проверки…
— С этим тоже не все так просто. Как-то раз ко мне обратился представитель одного транспортного предприятия, который спрашивал меня, введен ли мораторий на проверки. Но я вынужден сказать ему, что его это не касается, так как у него лицензируемая деятельность. Его лицензию обязан проверять Ространснадзора. Моя позиция – проверки это не проблема для бизнеса. Давайте смотреть правде в глаза: а если что-то случится и пострадают люди? Потом собственники бизнеса будут нести ответственность вплоть до уголовной. Возможно, стоит внести изменения, связанные со смягчением наказаний в Административном кодексе, но без проверок определенных видов деятельности обойтись нельзя.
 
— Удалось ли вам ознакомиться с первым пакетом мер по поддержке регионального бизнеса? Принимали ли вы участие в его составлении?
— Да. Мы даже предлагали определенные меры на федеральном и региональном уровнях. Я, например, имею отношение к электротехнике. Там используется медная и алюминиевая продукция. Мы покупаем сырье, цена которого привязана к ценам на Лондонской бирже металлов. Вдумайтесь…Наше предложение было отвязать стоимость этих металлов от стоимости доллара. Мы же газ внутри не продаем по мировым ценам. Это наша преференция. Минпромторг нас услышал — предложил отвязать цены на металлы и сырье для их производства на внутреннем рынке от курса доллара, чтобы обеспечить бесперебойную работу промышленности. Это позволит не разгонять стоимость других товаров, тут есть прямая взаимосвязь. Если дорожает медь, увеличивается стоимость электродвигателей или трансформаторов. Увеличиваются тарифы, что, в конечном счете, ложится на плечи простых людей. Цепочка длительная.
 
— Какие у нас есть еще резервы для поддержки бизнеса?
— Правительство Ростовской области снизило упрощенный налог до 1%. Это серьезная мера поддержки из первого пакета (в целом план правительства области включает более 100 мероприятий финансового и нефинансового характера), которая может поддержать и несчастных рестораторов.
 
— Теперь уже никто не вспоминает про пандемию. Стоит ли отменять ограничения для бизнеса, которые были?
— Давно пора. В Москве уже отменили масочный режим. Даже авиакомпания «Победа» его отменила, которая жестче всех его выполняла.
 
— Нынешний кризис способен добить окончательно какие-либо отрасли?
— Нет, считаю, мы справимся. Мы самодостаточная страна. У нас есть и сырьевая база, и высокотехнологичная продукция. Главное поддерживать своего производителя. Я помню, как «Ростсельмаш» бился за то, чтобы аграриям не давали субсидии на покупку иностранной техники, которую собирают отверточным способом у нас. Никто не развивал тогда у нас технологии.
 
Да, у всех есть импортные комплектующие, но это ли не повод улучшать отечественную продукцию? Посмотрите на автомобили. Мы говорили, что не надо производить свое, можно все приобретать. Ну, хорошо, штампуем мы железо для автомобилей иностранных брендов, варим его, делаем сиденья, коврики… А где наши машины? Где двигатели, коробки передач, бортовые компьютеры? Все это приезжает из-за границы.
 
— Кстати, автодилеры выживут в текущей ситуации? Они пока не просят у вас поддержки?
— Пока все идет по инерции. Люди покупают машины и квартиры втридорога. Мы сейчас не можем оценить все происходящее, стараемся, работать на опережение. Задача — сохранить платежеспособный спрос, чтобы бизнес мог развиваться, а не латать дыры. Мы могли бы воссоздать наши автомобили. В любом случае, откуда брать двигатели и высокотехнологичную продукцию? Мы пережили этап, когда приходили иностранцы, говорили о том, что у нас будет локализовано их производство, но теперь они уходят. Ну что же, кормить с руки никто не обещал. Нашу промышленность не положат санкции. Мы же не страна-бензоколонка.
 
Мое предложение – покупать специалистов, которые помогали бы нам создавать свои технологии. У нас остались компетенции, осталась оборонка и космическая промышленность. А ведь на том же Западе космос перетекает в авиастроение, а авиастроение – в автомобилестроение. Отрасли взаимосвязаны. У нас есть эти компетенции, а, значит, мы можем вырасти.
 
Конечно, эти вызовы ставят перед нами задачи и по воспитанию новых кадров. Теперь для нас важнее реальный сектор.
 
— Откуда брать деньги на этот прогресс? Ведь стоимость кредитов заметно выросла.
— Правительство отвязало ставку кредита от ключевой ставки ЦБ РФ (это предложение еще обсуждается, - прим. Ред.). Для МСП можно и под 13,5% кредиты получить. Это не так критично. Деньги на развитие есть, главное, чтобы был спрос, чтобы это не было латанием дыр.
 
— Какие еще инициативы будете выдвигать?
— Сейчас готовится второй пакет мер поддержки. Текущая ситуация постоянно меняется, поэтому сейчас надо смотреть, как себя в этой ситуации поведет бизнес, какие меры поддержки ему действительно нужны.
Подпишитесь на каналы «Эксперта Юг», в которых Вам удобнее нас находить и проще общаться: наше сообщество ВКонтакте, каналы в Telegram и на YouTube, наша группа в Одноклассниках .
ссылка1