51 54

Гиперларек пал, но этого мало

641
4 минуты

Главный вопрос в истории с ростовским «гиперларьком Бояркина», снос которого опоздал на много лет, - по какой причине его, наконец, сносят. Что это была за последняя соломинка, которая переломила хребет верблюду?

Гиперларек пал, но этого мало

Поделиться

Шестиэтажный ларек, построенный в середине нулевых бывшим депутатом Законодательного собрания области и бизнесменом Олегом Бояркиным, прямо в сердце исторической части города, в охранной зоне центрального кафедрального собора стал символом градостроительной политики того времени. И это время не вполне еще закончилось. Оно отличалось тем, что местная власть работала прежде всего над обоснованием того, почему она не в силах влиять на происходящее в городе. Она была не в силах выгнать уборочную технику на борьбу со снегом, она была не в силах разъяснить, где и что можно строить, — и уж тем более она, пребывая в органичном коррупционном сращении с диким рынком, не имела ни моральных, ни физических сил сдержать эту стихию даже тогда, когда та явно хватала через край. Поэтому ростовчане последние лет десять делали вид, что слушают, по какой именно причине это антиархитектурное чудовище, введенное в эксплуатацию без всяких разрешений, должно сохранить достойное место среди памятников архитектуры эпохи модернизма, почему решения выигранных судов не исполняются и почему с собственниками договориться нельзя. В конце концов — мало ли в городе убожества? Почему главное из них не может размещаться на центральной площади? В этом ведь есть некоторая логика. «Эксперт Юг» даже когда-то писал о том, что, если денег на его снос у мэрии нет, то, может быть, лучше признать это сооружение памятником ростовской архитектуры времён первоначального накопления капитала и повесить на нём соответствующую табличку.

Однако его все-таки начали разбирать. Произошло это буквально через два месяца после начала работы нового сити-менеджера Ростова Виталия Кушнарева. 17 ноября он сказал прессе, что просто договорился с московским собственником о том, что здание будет сначала демонтировано, а потом на этом месте в течение 2017 года будет реализован другой проект, который вполне соответствует архитектурному канону исторического центра. И этажей в нем сенсационно будет не шесть, а три — судя по визуальному проекту, который сейчас распространяют ряд СМИ. Предшественник Виталия Кушнарева на посту сити-менеджера Сергей Горбань, которому досталось наследия мэра-патриарха Михаила Чернышева, в «гиперларьке» особенной проблемы не видел, он тоже пытался договориться с собственником, но — о сносе двух верхних этажей и оформлении оставшейся коробки в стиле XIX века. Архитектурное сообщество только закатывало глаза от такого решения.

Нынешнее тоже, надо сказать, уязвимо. Например, об охранной зоне собора уже никто не говорит — никто не говорит о том, что там вообще нельзя строить, мы уже обсуждаем, что именно там стоило бы построить. Логично, раз там все равно 10 лет стоит монстр.

Далее — давайте посмотрим на ситуацию в контексте архитектурных скандалов последних лет. А это, прямо скажем, живой материал, учитывая, что работать главным архитектором Ростова и не ходить под следствием — серьезное достижение. Но тут и новый фактор — общественность. Дело в том, что она появилась. Именно архитектурная общественность Ростова вдохновила граждан на организованный протест против планов строительства апарт-отеля на территории сквера на улице Седова. Ранее она не дала демонтировать при реконструкции горельефы скульптора Баринова на здании Детского диагностического центра. Но это — единичные победы, список того, чего город за то же время потерял, был бы длиннее. Поэтому само экспертное сообщество просит одного — реального взаимодействия. У Сергея Горбаня с этим были проблемы — никто не знал, как он принимает решения и почему именно эти. Его стиль — договориться за закрытыми дверями, а не публичный диалог. В результате, как нам рассказывают сами архитекторы, градостроительный совет города, который когда-то был вполне действенным инструментом, с какого-то времени стал выражать свое мнение по поводу строящихся объектов только в случае, если заказчик проявит добрую волю туда обратиться. Как можно в этой ситуации контролировать градостроительную политику? Как при таком подходе можно вообще сохранить исторический центр? Не говоря уже о том, что его неплохо было бы развивать.

А теперь ключевой вопрос: как трактовать то, что сейчас совершил Виталий Кушнарев, — это шаг по направлению к диалогу и системной работе над обликом города совместно с профессиональным сообществом? Или это случайно устраивающая общественность договоренность за закрытыми дверями? Сейчас ответить на этот вопрос определенно невозможно. Снос гиперларька — позитивный шаг, свидетельствующий о желании сити-менеджера изменить подход к архитектурному облику Ростова. Но должны быть и следующие шаги — совершаемые из понимания, что в одиночку, без экспертной и общественной поддержки такая работа не может быть осуществлена.

Подпишитесь на каналы «Эксперта Юг», в которых Вам удобнее нас находить и проще общаться: наше сообщество ВКонтакте, каналы в Telegram и на YouTube, наша группа в Одноклассниках .
ссылка1