Торжества и аресты 2019 года

806
5 минут
Торжества и аресты 2019 года

Сначала намечались торжества.
Потом аресты. Потом решили совместить.

   Г. Горин, «Тот самый Мюнхгаузен» 

Два главных события этого года — небывалая активность в сфере популяризации предпринимательства и аресты. Ещё в начале года программы популяризации предпринимательства и акселерации малого и среднего бизнеса в рамках нацпроекта существовали только на бумаге. Тогда ещё шел этап проектирования. Но осенью, когда деньги нацпроекта уже смело тратились, вал мероприятий, несущих предпринимательство в массы, накрыл южные регионы с головой. В действо были втянуты — реально! — десятки тысяч людей. На один только кубанский форум для МСП «Дело за малым» было зарегистрировано 36 тысяч человек. На площадках царил отчаянный оптимизм. Никогда ещё государство не делало такой большой ставки на малый бизнес! Никогда не было столь широкого перечня мер поддержки! Кредит доверия к предпринимательству у молодёжи — на небывалом уровне. В бизнес пришло новое поколение, которое не помнит ни советских стереотипов про спекулянтов, ни постсоветских — про бандитов. Никогда ещё не было такого желания идти в школы и университеты, чтобы вовлекать и выращивать. На этом фоне оживились все деловые сообщества — главные подрядчики в деле популяризации. Предпринимательство любое — молодёжное, женское, социальное, инновационное, традиционное, цифровое и иное. В каждом регионе появились региональные предприниматели-амбассадоры центров «Мой бизнес» — их крупные изображения, порой подправленные вандалами, можно видеть на остановках и рекламных щитах, каждый из них за осень обошёл массу публичных площадок. По несколько раз в неделю — истории успеха, обмен опытом, мотивационные выступления, реальные инструменты, только лучшие эксперты, да что там — «сам Илон Маск»… Очевидно, что на первом этапе нацпроекта удалось резко увеличить аудиторию, но вырастет ли количество зарегистрированных субъектов МСП, узнаем позднее.

А тем временем в той же самой галактике шли аресты, столь же разнообразные. Их место в информационном поле года оказалось на редкость большим. Уже в январе арест сенатора от Карачаево-Черкесии Рауфа Арашукова по делу о преступном сообществе и организации убийств превратился в медиаблокбастер, вызывающий сложные чувства тем, что государственная система может на многие годы не просто давать приют, но и обильно кормить таких персонажей. В февральский день заседания Госсовета по улучшению жилищных условий населения в Ростове-на-Дону прошли обыски сразу по более чем 60 адресам. Прокуратура ЮФО к вечеру заявила о возбуждении 39 уголовных дел в отношении архитекторов, застройщиков, чиновников от стройнадзора и судебных приставов. СМИ назвали имена трёх архитекторов — главного архитектора Ростова-на-Дону Романа Илюгина, главного архитектора Ростовской области Алексея Полянского и главного архитектора Мартыновского района Ростовской области Александра Корчиги.

В марте был задержан министр строительства Ростовской области Николай Безуглов — превышение полномочий. В апреле обыски проходили у Сергея Сидаша, заместителя губернатора Ростовской области. Популярность фото и видео его задержания обеспечили запечатлённая картинная галерея и ящик со швейцарскими часами. 10 июня был задержан бывший руководитель управления Следственного комитета РФ по Волгоградской области, генерал-лейтенант Михаил Музраев, который возглавлял указанную структуру одиннадцать лет и которого некоторые называли «теневым руководителем региона». Его подозревают в причастности к организации покушения на действующего губернатора. По тому же делу были задержаны несколько предпринимателей.

Лето и начало осени прошло под впечатлением от массовых задержаний тех, кто якобы чинил беспорядки на митингах в Москве. Ростов на этой волне отличился. Трёх человек здесь осудили за подготовку к массовым беспорядкам — основные фигуранты дела Владислав Мордасов и Ян Сидоров получили по шесть лет колонии строгого режима. Об этой истории достаточно знать одно: было две экспертизы чата, одну заказала защита, другую обвинение. Согласно первой, признаков экстремизма в тексте не просматривалось, она не была принята к рассмотрению судом, другие эксперты пришли к ровно противоположным выводам — эту экспертизу суд принял и юношей посадил.

Под занавес года в ноябре в Калмыкии заключён под стражу экс-глава Элисты Вячеслав Намруев по подозрению в получении взятки, а на Дону задержана Татьяна Быковская, министр здравоохранения Ростовской области на протяжении 15 лет.

Это не все дела, про которые можно было бы рассказать. В подавляющем большинстве дел сторонний наблюдатель никогда не разберётся. А картинки, которую показывают общественности, достаточно только для того, чтобы понять, что истинные причины глубже, что дело — «политическое». Дела остаются необъяснимыми. В одних случаях очевидно избирательное применение права — вдруг главные архитекторы назначаются отсиживать за обманутых дольщиков, а ребята, только задумавшие протестную акцию, для острастки назначены экстремистами. В других невозможно объяснить, что делали в системе откровенные отморозки и/или отпетые хапуги. В-третьих, реально неясно, можно ли выполнять государственные полномочия, не превышая их. А если неясно, значит, всё это — область политики, недоступная пониманию непосвящённого. Считать себя посвящёнными хотят многие. На этой почве у нас быстро выросла целая индустрия слухов в телеграм-каналах. Но смысл как раз в том, что в этом разобраться невозможно. Не у кого попросить отчёта. Публичное поле бессильно. Потому и наказанные выглядят жертвами — одних система вдруг исторгла, на других — вдруг — осерчала. Как влиять на эту систему, сложно сказать. Череда арестов этого года показала со всей ясностью, что политика сегодня почти не имеет ремней, связывающих её с реальной жизнью общества. Такова оборотная сторона торжества.

  • Комментарии
Загрузка комментариев...