Аналитический центр

Энергетика «держит нос по ветру»

05.04.2018 | 17:04
|
388
текст Лариса Никитина, Евгений Ракуль

На юге России заявлен ряд крупных проектов ветрогенерации. Первый ветропарк в России будет создан в Адыгее уже в этом году. Фактически создаётся новая отрасль

Развитие отрасли ветроэлектроэнергетики переживает в России второе рождение. На этот раз за создание ветропарков и организацию производственных мощностей берутся крупные российские энергетические компании — «Росатом» и «Энел Россия». Их проекты стартуют на Юге — в Адыгее, Краснодарском крае и в Ростовской области, где ранее уже было заявлено много различных ветропарков. Сейчас, по сути, речь идёт о создании новой отрасли, в которой южные проекты энергетических гигантов и их новые производственные мощности будут играть роль первопроходцев. Проекты создания ветропарков заявляются вместе с проектами по созданию производства комплектующих. Общий объем инвестиций в ветроэнергетику Дона и Кубани к 2020 году составит около 1,7 млрд долларов или 97 млрд рублей.

Куда дует денежный ветер

Энергетика «держит нос по ветру»

В 2016 году «Росатом» выиграл конкурс на строительство трёх ветряных электростанций общей мощностью 610 МВт — один в Адыгее и два в Краснодарском крае.

Еще один объект ветрогенерации заявила энергетическая компания ПАО «Энел Россия» (на юге она владеет Невинномысской ГРЭС). До 2020 года она собирается построить объект ветрогенерации совокупной установленной мощностью 90 МВт в Азовском районе Ростовской области. Изначально девелопером проекта строительства выступил немецкий холдинг Sowitec, проделавший большую подготовительную работу.

Инвестиции в создание генерирующих объектов Росатома на Кубани и в Адыгее составят порядка 1,3 млрд долларов, сообщают представители дочки корпорации «ВетроОГК». Завершение строительства запланировано на 2020 год. Первый объект на 150 МВт, по словам генерального директора Росатома Алексея Лихачева, будет сдан в эксплуатацию уже в конце этого года. ВЭС будет расположена в Адыгее, на территории Шовгеновского и Гиагинского муниципальных районов. Объект включает в себя до 60 ветроэнергетических установок, сообщают в компании. Значение инвестпроекта не только в том, что его реализация обеспечит необходимой энергией энергодефицитные районы Кубани. Партнерство компании с производителем ветрогенераторов, голландской Lagerwey, подразумевает организацию производства ветряных электроустановок в России и трансфер технологий строительства ВЭУ. Одно из главных условий сделки — локализация производства комплектующих для «ветряков» на уровне не ниже 65%.

Вице-губернатор Краснодарского края Андрей Алексеенко отмечает, что попытки создать ВЭС на Кубани были и до 2016 года. Разговоры об использовании ВИЭ велись на различных уровнях власти, но все планы упирались в финансирование. В развитие той же ветрогенерации требовались большие изначальные инвестиции, а срок окупаемости проектов был длительным (более 15 лет). Так, например, с 2006 года велись разговоры о строительстве ветроэлектростанции на 25 ветрогенераторов в Ейске. Проект городским предложило тогда еще существовавшее РАО «ЕЭС России». Его старт неоднократно переносился из-за неопределенности с источниками финансирования. Затем перестала существовать и организация, которая была его инициатором. Позже финансировать проект собиралась профинансировать канадская Greta Energy. Предварительно называлась сумма инвестиций в 4,27 млрд рублей и проектная мощность в 60 МВт. Его старт запланировали на 2014-й год, но из-за кризиса проект так и не был реализован.

Еще один проект ВЭС в Ейском районе от ООО «Ветроэнергетические системы» собирались реализовать до 2016 года. Компания даже принимала участие в конкурсе на право заключения договора на поставку своих мощностей на оптовый рынок электроэнергии, однако проиграла его из-за технологического несоответствия конкурсным требованиям. В частности, компании необходимо было частично использовать при производстве российские комплектующие, однако такого оборудования в России не производили, рассказывал РБК гендиректор компании Георгий Ермоленко.

Теперь финансирование берёт на себя Росатом, который заложил в стратегию развития создание «совершенно новой отрасли в России», сообщается на сайте компании. По словам первого заместителя гендиректора госкорпорации «Росатом» Кирилла Комарова, госкорпорация ставит перед собой задачи не только строительства ветроэлектростанций (ВЭС), но и создания системы технического регулирования, подготовки кадров, организации локализации производства ВЭУ, сертификации, развитие НИОКР. «Мы лучше всех знаем, как создавать новые отрасли, поскольку постоянно занимаемся решением таких задач в рамках развития ядерной энергетики в России и в мире», говорит Кирилл Комаров (цитат с сайта компании).

«Новавинд» — новый дивизион Росатома, основная задача которого – консолидировать усилия Росатома в передовых сегментах и технологических платформах электроэнергетики. Компания была основана в сентябре 2017 года с уставным капиталом 1,1 млрд рублей. На начальном этапе «Новавинд» объединила все ветроэнергетические активы Росатома и теперь отвечает за реализацию стратегии направления «Ветроэнергетика».

Решение этой задачи требует формирования в России новых компетенций по созданию и управлению ветроэлектростанциями, организации серийного производства ветроустановок, организации послепродажных сервисов, компетенций по маркетингу, разработке и продажам новых продуктов. АО «ВетроОГК», которое с 2016 года реализует проекты по созданию ветроэлектростанций, вошло в контур управления АО «Новавинд». В новой структуре бизнеса «ВетроОГК» отвечает за проектирование и строительство ветроэлектростанций, производство электроэнергии на основе энергии ветра. До 2022 года предприятиям в контуре управления АО «Новавинд» предстоит создать ветроэлектростанции общей мощностью 970 МВт.

«Новавинд» также собирается локализовать производство оборудования для ветропарков в Ростовской области. Сборочное производство узлов и агрегатов планируется запустить на площадке завода «Атоммаш» (Волгодонский район). Общий объем инвестиций — 15 млрд рублей (около 263 млн долларов).

Также в декабре 2017 года правительство Ростовской области и управляющая компания «Ветроэнергетика» (управляет Фондом развития ветроэнергетики, учрежденным энергетической компанией «Фортум» и Роснано) заключили соглашение, в соответствии с которым в 2019-2022 гг. на территории донского региона будут построены ветряные электростанции совокупной мощностью до 600 МВт.

«Ростовская область станет одной из ключевых территорий как для проектов Фонда развития ветроэнергетики по строительству ветропарков, так и для локализации производства элементов оборудования ветроэнергетических установок», — заявил на подписании соглашения председатель совета директоров УК «Ветроэнергетика» Алишер Каланов.

В Ростовской области ветропарк «Энел Россия» установленной мощностью 90 МВт сможет вырабатывать порядка 300 ГВт в год, избегая при этом выброса около 99,2 тысячи тонн углекислого газа в атмосферу, сообщают в пресс-службе компании. Соглашение о строительстве ВЭС между компанией и правительством Ростовской области было подписано на Российском инвестфоруме в Сочи. Инвестиции составят около 164 млн долларов.

По словам губернатора Ростовской области Василия Голубева, реализация всех заявленных проектов в сфере ветроэнергетики «по скромным оценкам» позволит привлечь с 2018 года порядка 100 млрд рублей инвестиций.

«Профильные чиновники, были уверены, что до 2035 года в России у ветроэнергетики нет никаких перспектив, потому что первую скрипку будут играть углеводороды, — говорит Игорь Бураков, генеральный директор агентства инвестиционного развития Ростовской области. — Но мы видели глобальный рынок, видели, что каждые два года эффективность ветрогенерации повышается на 30% и потолка пока не видно. Мы заглянули в будущее, подошли к тому, что когда откроется окно возможностей, Ростовская область одной из первых ею воспользуется. Окно открылось — и мы были готовы».

Серьезным полюсом в Ростовской области для инвесторов, по его словам, стало выделение земли под индустриальные парки, где предполагается субсидирование на создание инженерной инфраструктуры и упрощенное прохождение разрешительных и согласовательных процедур.

Энергетика «держит нос по ветру»

Бонус для ветрогенерации

Россию по праву можно назвать родиной ветроэнергетики. Так, в 20-х годах Центральный аэрогидродинамический институт создал серию малых ветряков мощностью до 30 киловатт, снабдив их гидравлическим аккумулятором. При избытке генерации ветряк поднимал воду на высоту мачты, а когда ветра не было — сливал воду обратно, она крутила гидротурбину, которая давала ток. Такие мини-электростанции использовались, например, в Бурятии, где не было ЛЭП.

Развитие ветроэнергетики продолжилось после Великой Отечественной войны и уже в1950—1955 годах в СССР производилось 9 тысяч ветроустановок в год мощностью до сотен киловатт. Их задачей было обеспечение энергией Целины и Севера. С 1955 года в стране началась эпоха дешевых углеводородов и ветроэнергетика была заброшена. Тогда как во всем мире она как раз в это время начала развиваться.

С начала 2000-х конъюнктура энергетического рынка меняется не в пользу углеводородов, и страна задумалась о возвращении к возобновляемым источникам энергии (ВИЭ), которые на западе за это время уже стали полноправными участниками системы энергоснабжения. Возвращение оказалось непростым. От заявления о необходимости широко использовать ВИЭ до первых конкретных планов, обеспеченных необходимым финансированием прошло более 10 лет. В последние 10 лет, по оценкам экспертов, стоимость выработки киловатт-часа с помощью ветрогенераторов упала почти в три раза, благодаря совершенствованию конструкции «ветряков» и росту объемов их выпуска.Таким образом, появилась возможность планировать новые проекты, а отложенные на неопределенный срок получили еще один шанс.

«Электричество на основе ВИЭ «почти бесплатно» по природе (в его производстве нет топливной составляющей), но, разумеется, после амортизации, — отмечает директор Института энергоэффективных технологий в строительстве Владимир Сидорович. — При этом очевидно, что удельные капитальные затраты в ветряной энергетике будут падать и дальше». Эксперт добавляет, что в России к настоящему времени накоплен большой инструментарий поддержки ВИЭ. Основным проработанным методом является так называемый «зеленый тариф», прописанный в постановлении правительства РФ №449 «О механизме стимулирования использования возобновляемых источников энергии (ВИЭ) на оптовом рынке электрической энергии и мощности», принятое в 2013-м году.

Согласно 449-му Постановлению, вся произведенная ветрогенерацией энергия будет выкуплена по тарифам, окупающим затраты на проект. Это дает возможность инвестору точно спрогнозировать время возврата инвестиций. Российским рынком интересуются крупные производители ветрогенераторов, такие как General Electric, Lagerwey, Vestas, Siemens. Причем, они готовы локализовать производство на территории России.

Технические требования тормозят развитие

Постепенно представление о ветроэнергетике в России, как о неэффективном виде генерации, меняется. «Производство электричества на основе ВИЭ становится конкурентоспособным по цене, а с точки зрения инжиниринга и логистики его создать быстрее и проще, — уверен Владимир Сидорович. —Инвестировать в новые электростанции, работающие на углеводородах, все меньше смысла, выбывающие мощности будут замещаться «зеленой» энергетикой. Этот тренд очевиден уже сейчас».

Президент Российской ассоциации ветроиндустрии (РАВИ) Игорь Брызгунов отмечает, что современный генератор не производит никаких шумов, не воздействует на психику человека и не наносит вреда флоре и фауне. Эксперт приводит в пример случаи, когда птицы строят гнезда на гондолах ветряков.

Тем не менее, в развитии ветроэнергетики в России существуют некоторые сложности. Так, в соответствии с российскими нормативами каждый ветрогенератор должен иметь систему коммерческого учета электроэнергии. Это повышает ее стоимость для конечного потребителя, а целесообразность требования участники рынка ставят под сомнение. Удорожают проекты ветрогенерации и требования к дорогам на территории ВЭС. Они должны быть покрыты асфальтом и иметь соответствующую ширину, тогда как использоваться они будут фургоном сервисной службы один-два раза в год, отмечает Игорь Брызгунов.Есть проблемы с земельным законодательством по переводу земель из сельскохозяйственного в промышленное назначение.

Все еще актуальной остается проблема финансирования строительства «зеленых» энергомощностей. Денег требуется меньше, но без поддержки государства все же не обойтись, уверены участники рынка. Вопрос в том, в какой форме государство может ее оказывать, чтобы это было взаимовыгодно и наиболее эффективно. До 2024 года в России эту генерацию должен поддерживать энергорынок (за счет повышенных платежей потребителей). Но возможности такого механизма уже достигли предела, энергетики предлагают перейти к поддержке через меры промышленной политики. ВИЭ предложено субсидировать из государственных фондов (средств ФНБ, Пенсионного фонда) с доходностью на уровне ключевой ставки ЦБ на 15 лет и госгарантиями по кредитам

или за счет институтов развития. Есть предложения и по административной поддержке инвесторов. Пока по этому поводу еще ведутся дискуссии.

Впрочем, игроки рынка уверены, что, наряду с дальнейшим совершенствованием федерального законодательства, большинство вопросов уже сегодня можно решить в рабочем порядке, привлекая к сотрудничеству местные власти. Например, привлекая инвесторов в индустриальные парки в то же Ростовской области с их льготными условиями. «Заинтересованность региона в развитии ветрогенерации послужила тому, что большинство заявок на реализацию таких проектов на Российском инвестиционном форуме 2018 года в Сочи оказалось связано с Ростовской областью, — констатирует Игорь Бураков.

Энергетика «держит нос по ветру»

Участники рынка электроэнергетики прогнозируют, что параллельно с ветрогенерацией на юге России будет активно развиваться и использование других ВИЭ. «В структуре возобновляемой энергетики сейчас лидирует ветрогенерация, но в ближайшие годы мы увидим значительный рост солнечной энергетики: существует значительный технологический потенциал для ее развития. Солнечная энергетика к 2050 году может давать порядка 25-30% производства электроэнергии в мире», — уверен Владимир Сидорович.

Эксперт отмечает, что в мире есть модели, которые показывают, что энергосистема государства может работать с 100% ВИЭ. С точки зрения надежности можно обратить внимание на датскую энергосистему, а также на энергосистему Люксембурга и Швейцарии. Там высокая доля ветроэнергетики и при этом их энергосистема является одной из самых надежных в мире. Однако преимуществом этих государств, если смотреть с точки зрения энергоснабжения, основанного на ВИЭ, является их небольшой размер. Для России результат даже в 50% в ближайшее время недостижим. Согласно программе Remap (Roadmap for a renewable energy future — дорожная карта для будущего возобновляемой энергетики), разработанной Международным агентством по возобновляемым источникам энергии (проанализировано 40 стран, представляющих 80% мирового потребления энергии), в энергетическом секторе России к 2030 году доля ВИЭ в конечном потреблении достигнет 11,3%. Правда, учитывая ежегодное совершенствование технологий, доля «зеленой» энергетики в структуре потребления может оказаться и выше, особенно если эти проекты будут лоббировать крупные игроки, способные влиять на формирование тарифной политики.

Другие публикации раздела: Новости

Нет комментариев. Ваш будет первым!