90 98 12

Полные склады нераспроданного зерна: прибыль или головная боль?

3630
5 минут

В Ростовской области не удалось реализовать значительную часть зерна от рекордного урожая 2022 года. Эта информация вызвала большой ажиотаж в СМИ. «Эксперт Юг» попытался разобраться в ситуации и выяснил, что не так пугающе выглядят остатки на складах, сколько перспективы будущего урожая.

Полные склады нераспроданного зерна: прибыль или головная боль?

Эксперты предполагают, что часть урожая осталась почти у всех аграрных регионов юга // https://ru.freepik.com/
Поделиться
Еще в начале весны местные власти констатировали, что экспорт сельхозпродукции растет. Однако из-за введенных санкций и, как следствие, возникших трудностей с логистикой, реализовать весь собранный урожай пока не получилось. По данным Росстата к началу апреля, в запасах у региона осталось более 2,6 млн тонн зерновых культур. Это на 28,5% превышает показатель прошлого года: тогда на складах задержалось на 581 тысячу тонн меньше.

Стоит отметить, что увеличение объема запасов зерна в закромах ростовчан было вполне прогнозируемым явлением. Причин для этого несколько. Одна из главных – высокий урожай 2022 года.

Большой урожай уронил цены

Прошлый год оказался довольно удачным для аграриев. Рекордные цифры по итогам уборки зерновых культур демонстрировали земледельцы Кубани (12,4 млн тонн), Ростовской (14,5 млн тонн) и Волгоградской (более 6 млн тонн) областей. И это при том, что погодные условия в течение весенне-летнего периода не всегда можно было назвать благоприятными.

Эксперты повсеместно отмечали, что нехватка зерна на юге России не наблюдается, и ни о каком продовольственном кризисе речь не идет: сельхозпродукции достаточно и для внутренних нужд, и для отправки на экспорт.

Но радость по поводу количества собранного зерна сменилась опасением, что новый урожай не окупится, так как цена на этот вид сельхозпродукции падала на глазах. Кроме того, специалисты отрасли отмечали ощутимый разрыв в стоимости пшеницы различного качества: порой разница составляла несколько тысяч. Сильнее всего в южных регионах летом упала в цене фуражная пшеница (5 класс) – 12 рублей за кг. Для сравнения, годом ранее это показатель достигал 15 рублей.

Помимо вопросов ценовой политики наблюдатели констатировали, что у южных территорий недостаточно технических и экономических возможностей, чтобы экспортировать сельхозпродукцию в полной мере. И в этом плане ситуация пока продолжает усугубляться. Так, в начале весны в портах Азова и Таганрога было приостановлено строительство двух зерновых терминалов. По официальной версии, возникли проблемы с поставкой оборудования и комплектующих из зарубежных стран.

В конце марта этого года российская дочерняя компания американской корпорации Cargill сообщила о том, что прекращает свою деятельность по экспорту зерна из РФ. И хотя представители Минсельхоза заверяют, что случившееся не скажется на продаже сельхозпродукции, уход одного из главных экспортеров не может пройти без последствий.

По мнению гендиректора ООО «БС ИнтерАгро» Сергея Белова, российское зерно по-прежнему востребовано во всем мире: и продовольственное, и фуражное. Однако вывезти остатки продукции на мировой рынок пока непросто.

«История с запасами Ростовской области не является выдающимся примером. Это не такие большие цифры, и паниковать здесь не надо. Но ситуацию стоит рассмотреть в масштабах всей страны. Если мы сейчас производим 150 млн тонн (показатели РФ прошлого года – прим. «Эксперт Юг»), а потребность внутри страны колеблется в пределах 80 млн, то, условно, 70 млн тонн – это экспортный потенциал. Для реализации сельхозпродукции в нашей стране можно использовать не только портовые элеваторы, но и железные, автомобильные дороги. В плане логистики потенциал РФ пока не превышает 50 млн тонн. И вот этот показатель надо увеличивать. Вопрос не только в том, куда везти зерно, но и в том – на чем перевозить такие объемы», - уверен бизнесмен.

Нераспроданное зерно – проблема комплексная

Эксперты предполагают, что часть урожая осталась почти у всех аграрных регионов юга. Но зерновые компании ситуацию комментируют неохотно и стараются лишний раз не привлекать внимание к своей работе. По данным источника «Эксперт Юг», некоторые местные трейдеры ищут в сложившейся ситуации «серые» пути сбыта своей продукции.

Специалисты отрасли заявляют, что проблему, масштабы которой сильно преувеличили местные СМИ, нужно решать комплексно, и нельзя винить во всем лишь санкции.

уборка зерновых.jpg
Поделиться

Прошлый год оказался довольно удачным для аграриев // Фото: https://ru.freepik.com/

«В Ростовской области много предприятий, которые покупают зерно на внутренний и на внешний рынок. Здесь скорее речь идет не только о введенных ограничениях, но и о вопросах качества и цены, – рассуждает Сергей Белов. – Да, урожай был достаточно высокий. Также не стоит забывать, что всегда были, есть и будут переходящие остатки. Я бы однозначно не стал «сваливать» все на санкции. У нас остается не только пшеница, но и ячмень, кукуруза, подсолнечник. А масленичные культуры, в отличие от зерновых, нельзя хранить долго. Их нужно переработать в течение сезона».

Высокопоставленный представитель иностранной трейдерской компании в беседе с «Эксперт Юг» пояснил, что 2,6 млн тонн, оставшиеся в Ростовской области, не являются страшным показателем для региона. Но если суммировать данные по запасам нераспроданного зерна в стране и делать прогнозы, то налицо – отложенная проблема, которая в скором времени может навредить всей отрасли.

«Безусловно, с введением санкций коллапс, который прогнозировали некоторые товарищи, не случился, но возникла другая проблема – искусственно созданная, — говорит собеседник «Эксперта Юг». — У нас сильно пострадали мелкие и средние сельхозпроизводители. Рынок практически полностью переходит в руки крупных игроков. В нынешних условиях только они способны выжить. Это происходит, во-первых, из-за размера экспортных таможенных пошлин на сельхозпродукцию. Их устанавливает Минсельхоз. Туда же добавим увеличивающийся фрахт. А расходы на горюче-смазочные материалы, к примеру, и так увеличивались год от года. Что мы получаем? Сегодня фермеры не хотят продавать зерно по цене ниже себестоимости, а на следующий год они засеют меньше площадей. В итоге те запасы, которые сейчас в избытке, начнут резко сокращаться. Если не решить проблему сразу, может реализоваться крайне негативный сценарий».

Негативный сценарий — это сокращение объемов производства зерна в стране. Ранее эту опасность обозначали участники круглого стола «Эксперта Юг» для растениеводов. По их мнению, к этому есть дополнительные предпосылки: экономия аграриев на удобрениях, переход на отечественные семена, проблемы с сельхозтехникой. А запасы на складах вдобавок показали, что крестьяне не хотят продавать зерно по низким ценам.
0
0
0
0
0
Подпишитесь на каналы «Эксперта Юг», в которых Вам удобнее нас находить и проще общаться: наше сообщество ВКонтакте, каналы в Telegram и на YouTube, наша группа в Одноклассниках .