Почему ГЧП не работает на Юге?

2171
4 минуты

За три года, прошедшие после Чемпионата мира по футболу 2018 года, южные регионы скатились вниз в рейтинге по уровню развития государственно-частного партнёрства. Почему и что с этим делать?

Почему ГЧП не работает на Юге?

Автор — Вячеслав Пышко, генеральный директор группы компаний «Жизнь»

Государственно-частное партнёрство (ГЧП) предполагает создание альянса организаций и/или институтов государства и бизнеса, направленного на долгосрочное сотрудничество с целью реализации национальных и общественно значимых проектов.

По данным рейтинга регионов Российской Федерации по уровню развития ГЧП за 2019 год на платформе поддержки инфраструктурных проектов «РОСИНФРА», Волгоградская область занимает 33 место, Ростовская область — 40, Ставропольский край — 47, Краснодарский край —52. Уровень освоения проектов по южным регионам — ниже 50 баллов из 100.

Падение показателей наблюдается после реализованных проектов к Чемпионату мира по футболу 2018 года. Это значит, что, кроме федеральных программ, регионы Юга практически не развивают проекты ГЧП. А инициативы регионального бизнеса наталкиваются на неработающие законы, некомпетентность чиновников и отсутствие стратегического планирования на несколько десятков лет вперёд.

Нежелание развивать проекты ГЧП у органов власти упирается в неготовность нормативно-правовой базы собственника, отсутствие опыта (профессиональных компетенций), недостаточность статей бюджета на разработку предпроектной документации, отсутствие полного видения того, как должен развиваться инфраструктурный или территориальный комплекс.

Главы южных регионов в публичных выступлениях часто говорят о реализации проектов ГЧП, но по факту мы имеем либо простое очковтирательство, либо этакое ГГП (государственно-государственное партнёрство), когда в качестве частного партнёра выступает государственный банк, региональная корпорация или «привилегированный» бизнес.

Видимые причины сложившейся ситуации можно разобрать подробнее, а заодно указать и на невидимые возможности.

Первое — несовершенство существующей законодательной базы. Современная нормативно-правовая база, регламентирующая функционирование ГЧП, регулирует ту или иную сферу деятельности изолированно друг от друга, не образуя целостной системы. Из-за неполной проработки федеральное законодательство по ГЧП подкрепляется нормативно-правовой базой регионального и местного самоуправления. Возможность состоит в формировании нормативно-правовой базы по ГЧП региона и муниципальных образований на этапе разработки или корректировки стратегий развития. Такая база позволит запускать проекты ГЧП.

Второе — отсутствие компетенций по вопросам ГЧП. Проблема характерна не только для государства, но и для бизнеса. Отсюда недостаточный уровень подготовки проектов. Законодательные и инициативные проблемы можно было бы решить на стадии совместной работы, но диалог часто не получается. Чиновники не понимают, что такое ГЧП, не имеют навыков проектного подхода и не готовы к партнёрским отношениям с бизнесом. Чиновнику нужно долго объяснять, что это такое и для чего оно существует. Решением могла бы стать единая методика проектного управления, единый Центр развития ГЧП. Такая практика отработана в регионах-лидерах — Московской, Белгородской, Самарской областях, республике Татарстан.

Третье — неравноправие сторон, участвующих в ГЧП, с перевесом в пользу государства. От лица государства чиновник продолжает смотреть на бизнес как начальник, а не как равноценный партнёр. Между тем очевидно, что главным должен быть тот, кто принимает правильные решения в пользу государства. Критерии: профессионализм и ответственность.

Четвертое — неуверенность в долгосрочных намерениях государства. В бюджете планируются расходы максимум на три года, а ГЧП-проекты рассчитываются минимум на пять, иногда даже на 40 лет. Считается, что государство при всём желании не может дать гарантий инвестору на такой срок. Это всегда риск, который снижает банковскую привлекательность таких проектов. Решение: приоритет проектов и программ развития необходимо выстроить в пользу механизмов ГЧП, что позволит спрогнозировать бюджеты на период от пяти лет.

Пятое — высокий уровень коррупции и политических рисков. Политические риски партнёрства государства и бизнеса заключаются в неспособности госструктур в некоторых случаях выполнять свои обязательства по сделке. Коррупция приучилась управлять бюджетом в режиме госзакупок по 44-ФЗ. По идее, именно проекты на принципах ГЧП позволят нивелировать риски на основании стратегических документов, во благо государства и граждан.

Шестое — отсутствие механизмов эффективного финансирования. Современные условия российской экономики сдерживают реализацию долгосрочных проектов, которые могут повлечь высокие риски для предпринимателей и инвесторов. Традиционный источник финансирования проектов — банковские кредиты, поступающие в основном от крупнейших банков России с государственным участием: Сбербанка, ВТБ, ВЭБ, ПСБ, Газпромбанка и т.д. Но в большинстве случаев данные финансовые организации заинтересованы только в проектах, превышающих по стоимости 10-20 млрд рублей, а также предпочитают те отрасли, где сложилась устойчивая практика и опытные участники. Решение: проектные документы с первых шагов необходимо готовить в партнёрстве с банком и институтами развития, а не подгонять после принятия решения.

Итого: в ситуации бюджетного дефицита и большого государственного долга применение проектов ГЧП позволит компенсировать сокращение государственных расходов за счёт привлечения частных инвестиций. Но требуется обеспечить профессиональный консалтинг, проектное управление и наличие долгосрочного стратегического плана развития.

Подпишитесь на каналы «Эксперта Юг», в которых Вам удобнее нас находить и проще общаться: наши группы в Facebook и Одноклассниках, каналы в Telegram и на YouTube, наш Instagram, наше сообщество ВКонтакте.