92 99 13

Бизнес-сообщество Ростова поделилось антикризисным видением

2799
31 минута

Члены сообщества «Эксперт Юг» собрались вместе и рассказали друг другу о том, как преодолевают кризис. Все сложно, и где-то даже печально, но есть и новые возможности — читайте живые свидетельства начала новой эпохи

Бизнес-сообщество Ростова поделилось антикризисным видением

Круглый стол по антикризисным стратегиям, организованный "Экспертом Юг", позволил понять настроение бизнеса//Фото: "Эксперт Юг"
Поделиться

На фоне происходящих кризисных событий экспертное сообщество, состоящее из представителей малого и среднего бизнеса, институтов поддержки предпринимательства, а также общественных организаций, организованное «Экспертом Юг, обменялось мнениями по поводу антикризисных стратегий. Мы внимательно зафиксировали их выступления. Получился крупный срез разных отраслей и мнений, а местами — пошаговая антикризисная программа.

Встреча экспертов1.jpg

Поделиться

Спрос на информацию есть, но денег нет

— Сегодня на актуальную и качественную информацию есть колоссальный спрос, — говорит Владимир Козлов, генеральный директор АЦ «Эксперт Юг». — При этом в сфере бизнеса последние недели только плохие новости. Все, что было раньше, отменилось или заморозилось. Для печатных изданий кризис усугубляется ростом стоимости типографских услуг, а также сокращением партнерских мероприятий. Ситуация парадоксальная: мы как никогда востребованы, и при этом денег нет в природе, — отметил Владимир Козлов. При этом мы относимся к креативным индустриям, и в нашей сфере происходят тревожные вещи. Заблокирован целый ряд СМИ, и в общем надзор за нашей сферой как никогда пристальный, поэтому альтернативных точек зрения в нашей сфере все меньше. Это, конечно, давит психологически, но я думаю, что мы с этой ситуацией справимся.

Бизнес потянулся за патентами

— Дни тревожные, но меня удивило, что активировался российский бизнес, — говорит Анна Комарова, генеральный директор патентного бюро «Бизнес стиль». — Мы регистрируем товарные знаки на территории Российской Федерации, а также за рубежом. За рубежом дела обстоят немного сложней, а вот в России у нас активировались кафе, гостиницы и пищевое производство — те, кто это откладывал, сейчас активно занимаются. Активировалась IT-сфера. Связано это, я думаю, с теми льготами, которые обещало наше правительство.

Из отрицательных моментов могу сказать, что мы работаем с международным правом, и международные пошлины платятся во франках. А тот, кто не успел заплатить до этих событий, теперь должен будет внести сумму в два раза больше.

Все будут выжидать, насколько возможно. Мы тоже сидим в режиме ожидания и повышенной готовности, и не знаем, как будет дальше. Большую часть нашей работы составляют пошлины, которые берет государство за какую-то регистрацию. Стоимость наших услуг пока остаётся прежней, но как будет дальше, мы не знаем, потому что цены растут. Мы думаем, что остаётся только затаиться и делать в 2-3 раза больше своей работы для того, чтобы получить то, что получали раньше. Это нужно, чтобы не опуститься, чтобы удержаться, чтобы сохранить рабочие места, а коллектив очень важен для меня. У меня жуткое переживание и ответственность за каждого сотрудника, потому что все живут в практически одинаковых условиях: в каких-то долгах, без финансовых подушек.:

Эксперты все знали заранее

— Я смотрю, что происходит с нашими потенциальными клиентами, с нашими слушателями, преподавателями, — говорит Галина Сноп, управленческий консультант и бизнес-тренер, преподаватель в ЮФУ факультета «Капитаны». — Дело в том, что мы работаем в тесной связи с московским РЭУ имени Г. В. Плеханова. И сила у нас интеллектуальная там очень серьёзная. Я просто рассылаю записи лекций и московских, и ростовских ВУЗов предпринимателям. Они говорят, что это очень полезно. Многие моменты становятся очевидными для предпринимателей сейчас, но они были очевидными для экспертов ещё много лет назад. […] Нужна сила от образовательных программ, сила экспертов. С другой стороны, когда мы заходим на проект, нам нужны будут эксперты узкопрофильные, мы будем приглашать их. Хорошо, что существует каталог, который позволяет осуществить доступ к этим экспертам нам и нашим клиентам.

Бизнес ищет новые соцсети для развития

— Наша основная деятельность связана с социальными сетями и за последнюю неделю мы потеряли, наверное, 70% наших рекламных кабинетов, сервисов, программ, — признается Ирина Гелевей, маркетолог, руководитель digital-агентства. — Это то, чем мы привыкли пользоваться, те схемы, которые были выстроены. Но хочется сказать, что несмотря на все это, всегда найдутся варианты, всегда найдутся другие площадки. Сегодня нет Instagram — будет «ВКонтакте», не будет ВК — останутся «Одноклассники». Аудитория в любом случае будет искать новые площадки и развиваться.

Текущая ситуация наглядно показала, что, если вы сосредоточились только на одном канале, вы себя подвергнете всем рискам, которые только возможны. Instagram доживает последние дни и часы, и, может, за блокировкой приложения последует блокировка аккаунта или чего угодно. Если вы концентрируетесь только на одном источнике трафика, это будет по вам бить сильнее всего.

На данный момент активнее всего растет «ВКонтакте». Потенциально этой площадке ничего не грозит, все иностранные инвесторы оттуда ушли. Из позитивных новостей могу сказать, что те, кто в Instagram активно не занимался и не продвигал себя, у вас сейчас есть все возможности. По факту нас сейчас всех обнулили — неважно, было у вас 10 или 100 тысяч подписчиков, сейчас мы начинаем сначала. Выигрывают те, кто развивал себя не только в Instagram, но за его пределами — развивали себя как личность, как бренд. Тогда у них есть уже максимально лояльная аудитория, которая найдёт их в любой другой социальной сети, и известность в более широком информационном поле, чем Instagram.

Главное — развиваться, не останавливаться и не терять веры. Продолжаем активно развиваться, продвигать свой маркетинг, пока конкуренция достаточно низкая.

Кризис — время возможностей, а туризм — это вторая нефть

— Хочу привести аналогию с инвестициями, — настаивает Артём Хорошко, индивидуальный предприниматель из сферы туризма. — когда у нас все хорошо, мы их продаём, а когда плохо — покупаем. Поэтому у меня позиция такая. Моя сфера, туризм, через любое давление будет получать свои дивиденды. Как Ирина правильно заметила, действительно, конкуренция низкая. Потому что, например, мои коллеги, которые были представлены только в Instagram, сильно об этом жалеют. Когда мы находимся в теме, в профессиональной теме, есть большой шанс на успех.

После 24 февраля люди затаились и перестали проявлять интерес к туризму. Они просто ждут, чтобы понять, что будет дальше. А дальше мы также будем жить, также будем отдыхать, невозможно все время работать. У нас есть как минимум Ростовская область, где можно путешествовать на машине. Рядом есть Северный Кавказ, который можно посетить, и как раз на котором специализируется наше агентство. Я думаю, что всё будет в порядке в туризме. Сейчас это как национальный проект. Туризм это как вторая нефть, и национальный бюджет. Нужно просто переждать эту панику и волнение.

Мы не видим трудности, мы видим цели и возможности, которые можно из этого извлечь. Например, мы сейчас собираемся вернуться во «ВКонтакте», поработать с сайтом. Там же люди и сейчас продают свои услуги.

Люди ломанулись за вторым паспортом

— Как человек, который работает в финансах с 1994 года, я думала, что с помощью своих 150 финансовых решений я могу просчитать любую ситуацию, найти ответ на любой вопрос, — поделилась Наталья Бычкова, финансовый консультант. — Но жизнь показывает — не останавливайся, расширяйся. Предыдущий опыт не получается наложить на текущую ситуацию. Сейчас не строим никаких планов и прогнозов. Я хочу сказать, что сейчас появился запрос — альтернативное гражданство. Люди за вторым паспортом просто ломанулись. Это для меня было немного шоком.

Пока все штормит, фондовая биржа не будет работать. И это правильно, потому что, если она начнёт работать, все рухнет, капитализация компаний упадёт, стоимость ценных бумаг резко упадёт. Я думаю, что это правильное решение, несмотря ни на что.

Новым законам нужно толкование

— Во всем нашем сообществе я одна, кто работает на земле — мы занимаемся проектированием, монтажом и строительством очистных сооружений, — говорит Светлана Шульгина, учредитель Gos Nova Company. Речь не только о стоках, но и о чистой воде. За все эти дни я наблюдаю, что у нас происходит в стране, читаю новости. Меня поражает количество документов и законов, которые принимаются с такой скоростью. Многие, конечно, мне льют бальзам на сердце. Но, естественно, все быстрые решения требуют затем доработки.

От экспертного сообщества, мне кажется, требуется создание приложений ко всем новым законам. Эти приложения бы помогали малому бизнесу. Рынок инженерных систем, в котором я работаю, падает последним. Самое жуткое, что вместе с ним теряются специалисты. Я своих родила, вынянчила, вырастила, и я их не отпущу, но мне же их надо чем-то кормить. Пока это все двигается, мне важно иметь какой-то минимальный доход, чтобы их содержать. Об этом говорилось в последнем законе об упрощении тендерных закупок. Я пытаюсь сейчас разобраться, но пока движений особых нет. Я увидела, что идёт много тендеров на проектирование муниципальных проектов. Созвонилась со специалистами Российской ассоциации водоснабжения и водоотведения (РАВВ), которые мне сообщили, что до 2035 года национальные проекты, касающиеся инженерных сетей и систем водоснабжения и водоотведения, финансироваться будут. Как это будет происходить, ещё не ясно, но главное, чтобы это помогло поддержать и удержать специалистов.

Сейчас нужно включаться в процессы, в новые программы. Нужно писать на сайт kremlin.ru и предлагать свои решения, главное, правильно выбирать раздел. Нужно работать.

У многих слабый запас прочности

— Я для своих клиентов и слушателей предложила бесплатные консультации, народ подключался, и мы пытались какие-то шаги наметить, — признается Ирина Тыртышная, эксперт в сфере экономики и финансов. — Хочу сказать, что наиболее тяжёлая ситуация на сегодняшний день как обычно у малого бизнеса. Потому что у них слабый запас прочности, нет возможности содержать дорогие трудовые ресурсы, куда входят высококвалифицированные специалисты, которые умеют работать в кризисных ситуациях. У них нет ресурсов и у них резко все сыпется. Со средним бизнесом, ну это от полутора миллиардов в год обороты, ситуация очень разная. Кто-то быстро успевает перейти, у кого-то мы блокируем отгрузки со склада, потому что не успеваем за поставщиком с повышением цен. Кто-то судорожно ищет новых поставщиков, занимается импортозамещением.

Стратегии разные, но есть общее — все компании идут сейчас на урезание расходов, увеличение кредиторской задолженности. Шаги на самом деле более менее стандартные. И я сейчас стараюсь тормозить тех, кто думает, что можно увеличивать налоговые риски, потому что они надеются на будущее прощение от государства. Но это так не работает.

Работаю с очень быстрым прогнозированием, потому что годовые планы и бюджеты сейчас неактуальны. Сейчас нужно быстро принимать решения, оцифровывать их и понимать, что они принесут в будущем.

Интеллект и экспорт — два кита промышленности

— Наша стратегия следующая — сейчас не делать резких движений, — говорит Игорь Федоров, руководитель компании «Статера». — У нас есть запас оборудования на полгода. Интеллектуальная собственность хороша тем, что ты не сильно зависишь от импортных комплектующих. У нас себестоимость зависит на треть от зарубежных комплектующих, куда входит микроэлектроника, компьютеры. А все остальное — это интеллектуальная собственность и труд наших сотрудников. Поэтому, пока промышленность не остановится, я особых рисков не вижу.

Вторая стратегия, которая была ещё до этой ситуации, — выход на зарубежные рынки. Изначально мы рассматривали Евросоюз, а сейчас активно работаем с Узбекистаном и Казахстаном. Но туда попасть сложно: у них закрытый рынок и менталитет, потому что у них клановая история — вопросы решаются за столом.

В кризис искать новые ниши

— Я на ситуацию смотрю с осторожностью: резких движений сейчас делать не стоит, — продолжает тему осторожности Алексей Олейников, директор агентства недвижимости Immobily. — С другой стороны, я серьезно задумываюсь об открытии направления по коммерческой недвижимости. Потому что сейчас с этим проблема. Ни одно агентства недвижимости не работает нормально на подбор объекта. То есть смотрят по базе и оттуда предлагают. А если объекта нет в базе, они отправляют искать самостоятельно.

ГЧП и импортозамещение — рецепт успеха

— Многие ко мне обращаются с вопросом, что делать и где искать местных производителей вместо иностранных, — говорит Вячеслав Пышко, председатель совета директоров ГК «Садко», директор ООО «Методологическое агентство стратегии территорий». — Здесь появляется инструмент ГЧП. Частник уже подготовлен к этому.

Встреча экспертов Пышко.jpg

Поделиться

Если государство сказало, что даст деньги на развитие малого и среднего бизнеса, осталось только представить то, на что давать. Нужно представлять проекты, желательно с полным циклом и направленные на импортозамещение. Единственные, кто включился, это Подмосковье и Татарстан, у них много производственных объектов.

Маркетинг – движущая сила новых проектов

— Сейчас огромный вал малых производителей в разных отраслях, которые понимают, что наступает их время, — утверждает Ирина Дубовцева, стратегический маркетолог. — Но как бизнес и бренд они совершенно неупакованные и не знают, как им выйти на потребителя. То есть, с одной стороны, человек понимает, что для них освобождается вакантное место, но в то же время он не готов туда выйти.

Те малые производители, у которых упакован бренд и отлажены бизнес-процессы, сейчас пытаются масштабироваться на внутреннем рынке за счет упаковки и ввода франшиз. То есть ведутся переговоры, составляются карты географического проникновения и готовятся франшизы.

Пострадал сейчас тот, кто закупается в недружественных странах. Сейчас готовится запасная антикризисная товарная матрица на новом поле поставщиков. Это сложная работа, потому что нужно мониторить рынок и искать производителей определенных товаров, затем подписывать контракты, эксклюзивные договоры, дистрибьюции. Это позволяет бизнесу спастись. Например, цветочный бизнес. Сейчас закрылись Италия и Нидерланды, и нужно где-то в дружественных странах и России искать плантации. Мы их нашли и теперь налаживается новый пул поставщиков.

Ещё одно направление — замена сервисов, потому что половина из них отвалилась. Это проблема, ведь года два назад был тренд на автоматизацию, а теперь придется менять привычные цепочки. Можно переждать с помощью наших старых инструментов. Восстанавливаем классические CRM-системы, клиентские базы, прямой маркетинг ключевых клиентов. Да, время сложное, но есть и позитивные тенденции.

Что может быть полезно сейчас? Это, конечно же, исследования. Мы принимаем хаотичные решения и нужно останавливаться и осматриваться. Эти решения невзвешенные, поэтому могут быть ошибочными. К тому же, время серьезное не только для нас, но и для потребителя. Мы должны понимать, на что он готов, в какой он сегмент перешел по своей покупательской способности. Поэтому какие-либо исследования фокус-групп, мониторинга рынка, рыночных ниш и возможностей импортозамещения будут востребованы.

Шанс для смены социально-экономической модели

Профсоюзы — это общественные организации, поэтому нашей задачей было и остаётся поддержка людей, говорит Дмитрий Чуйков, представитель Федерации независимых профсоюзов России в ЮФО. Бизнес — это и рабочие места, об этих людях нужно тоже заботиться. Потребители, которые принесут деньги бизнесу, — это тоже работники. И они, конечно, заинтересованы, чтобы их социальное положение, их заработная плата были стабильны. Именно поэтому хочу подчеркнуть, что сегодняшняя ситуация тяжёлая со всех сторон. Но здесь было правильно сказано, один из главных менеджерских принципов — использовать ситуацию неопределённости как шанс.

Мы можем использовать сейчас в нашем государстве, на Юге России, в нашем регионе эту ситуацию как шанс изменить социально-экономическую модель. Для того чтобы перестать бесконечно поддерживать хищническую капиталистическую модель, по которой устроен был наш бизнес до этого момента в Российской Федерации. Это позиция профсоюзов сейчас.

Сейчас на старом маховике все ещё люди работают, производства работают, зарплату получают, и профсоюзы, по сути, выполняют те же функции, что и раньше. Контролируем соблюдение трудового законодательства, поддерживаем наших членов профсоюза и их семьи в нестандартных ситуациях. Конечно же, мы приняли на себя определённых удар, когда на территорию Россию стали прибывать жители из ДНР и ЛНР. Помогаем ресурсами, размешаем на своих базах, которые ещё у профсоюзов остались. Это, например, гостиницы и детские оздоровительные лагери. Мы поддерживаем наше государство и людей, которые не по своей воле попали в беду.

Все это — изменение социально-экономической модели и вроде надежда на то, что наши работники будут иметь хорошую зарплату, стабильную работу и внимание — натыкается на огромное противодействие как со стороны недобросовестных работодателей, так и со стороны органов власти. Профсоюзы испытывают огромный прессинг, а это недопустимо в той ситуации, в которой мы находимся.

Если сказать о положительном, то профсоюзы будут существовать всегда, пока будет существовать запрос на социальную справедливость. А он только усиливается. Хочу поддерживать сектор НКО. Потому что он сейчас как никогда подвержен деструкции: падают взносы на благотворительность, падает членская база, а оттого будут падать и членские взносы. Обязательно на наши встречи также нужно приглашать и представителей органов власти, а не замыкаться. Голос экспертов должен быть услышан. Давайте уже сейчас искать точки опоры и думать о будущем.

Время подумать о кооперациях

— Мы предоставляем услуги по работе с документацией, ее обработке и хранению, говорит Андрей Иванов, представитель компании «Наш архив». — В этом бизнесе просадки за последние две недели мы не почувствовали. Возможно, это связано с нашим медленным бизнес циклом.

Пока ситуация непонятная, но могу сказать точно, что благотворительных взносов уже не будет: не из чего, и это печально. Точно так же по поводу платежеспособного спроса нашего потребителя. Сейчас наш потребитель может лишиться работы, а на нем висят ипотеки и кредиты. Сейчас нужно готовиться к, мягко говоря, эластичному покупательскому спросу и думать о каких-то кооперациях, чтобы этот спрос находить и удовлетворять его нетрадиционными методами. Наше сообщество в этом смысле может оказаться полезным.

Не хватает честной экспресс-аналитики, чтобы показали, сколько за это время людей лишились работы, что на самом деле значит уход иностранных компаний. Это нужно, чтобы мы могли понять, где правда. Еще одна задача нашего экспертного сообщества — укрепление, честное информирование друг друга о происходящем, о том, чего еще не было в прошлом году. Чем быстрее мы сориентируемся, тем меньше потеряем.

Нервозность на улицах — нервозность на биржах

 — С последних чисел февраля Мосбиржа не осуществляет свою деятельность в полном объеме, что называется в режиме торгов аукционного типа, — говорит Вячеслав Барштейн, директор ростовского филиала инвестиционной компании «Фридом Финанс». — Клиенты, у которых деньги оказались в рублевых активах на Мосбирже, в общем-то этими активами продолжают владеть, но как-либо их обналичить они не в состоянии. Если у вас на брокерском счете деньги в виде денег, забрать вы их можете, но, если у вас они в виде бумаг, а торгов на Мосбирже нет, сделку провести нельзя и продать бумаги, соответственно, нельзя.

Неожиданно для нас Санкт-Петербургская биржа все-таки открылась и начала торговать. Клиенты начинают успокаиваться, есть все-таки возможность получить какие-то деньги из фондового рынка и на них пожить. Не секрет, что часть наших банков попала под очень серьезные санкции. И мы, как структурный участник фондового рынка, понимаем, что у этих банков не по их воле и не по их вине проблемы, заблокированы счета. И мы абсолютно неожиданно для нас бенефициарами этой ситуации. Те инфраструктуры, которые непоследовательно выстраивали на международных рынках, остались работоспособны. Мы не госбанк, мы не госброкер, не одни мы, но наша инфраструктурная сеть вдруг оказалась востребована. Дело в том, что счета коммерческим брокерам не заблокированы, и мы по-прежнему можем ими управлять.

Не сказать, что мы этому рады, потому что дела идут хорошо, но в целом происходящая ситуация плохая. Нервозность на фондовых рынках остается, и она не идет ни в какое сравнение с нервозностью на улицах. Рынок на все реагирует гораздо острее.

Теперь, чего бы нам хотелось от экспертного сообщества и чем мы можем помочь. Повторюсь, что мы по-прежнему в строю и не одни мы. Проблемы есть, но они решаемы. Время не паниковать, время думать и делать.

Новые возможности для трансфера технологий

— Мы являемся операторами национального проекта «Производительность труда», внедряем инструменты бережливого производства на крупных и средних предприятиях с выручкой от 400 миллионов в год, — говорит Борис Свиридов, и.о. директора Агентства инноваций Ростовской области. —Сейчас у нас в проекте четыре предприятия в активной фазе, четыре в фазе сопровождения, а 18 числа должна стартовать волна из 14 предприятий.

Как эта ситуация отразилась на нашей работе? Безусловно, для большого количества производственных предприятий эта ситуация шоковая. Учитывая это, я думаю, запрос на повышение производительности должен повышаться. Но есть объективные факты, когда предприятие свою продукцию на 80% составляет на экспорт, а производит ее из материалов и комплектующих на 80% импортных, то о какой производительности можно говорить.

Это касается не только производственных моментов, финансы тоже преподносят нам сюрпризы. Те же предприятия обязаны продавать валюту условно по 100, а тут же закупать, чтобы приобрести что-то, по другой цене. Это не способствует стабильности и устойчивому существованию. Сейчас ситуация на многих производствах критическая, потому что запасов для работы у кого-то на неделю, у кого-то на месяц. Мы всегда боролись с излишним количеством запасов, и вот обратная сторона медали. Поэтому идут отказы от вхождения в проект.

Но, я думаю, проект вырулит и останется наплаву. Возможно, нам снизят задачи, но мы будем их выполнять. Сейчас у нас развивается новая тема — трансфер технологий. Это гипотеза о том, что неплохо было бы соединить потребности производственных предприятий в научно-технической сфере с возможностями наших ВУЗов и научных школ. Мы объезжаем предприятия, с которыми сейчас работаем, и в личном контакте узнаем, чего не хватает. И не только в виде товарных запасов, но и в виде технологий, которые тоже уходят. С одной стороны, это огромная возможность, а с другой, восстановление технологий — титанический труд.

Снимая обратную связь с производителей, можем сказать, что это от паники «все пропало» до потирания рук, потому что возможности действительно огромные. Некоторые рынки сейчас на 90% опустели, нужно только заходить, производить и продавать. Будем надеяться, что это будет получаться.

Меры господдержки вызывают консультации

— Существенных изменений сейчас нет, мы в предвкушении шагов от государства, например, по рассрочке по уплате налогов, — говорит Анастасия Тихонцова, консультант в сфере финансов, налогов, бухгалтерии, бизнес-процессов. — Сейчас пока из плюсов, что до 1 июня сейчас не блокируют счета тем, кто не оплатил налоги. Точно также ждем субсидий. Очень много сейчас от клиентов поступает запросов на консультации, все думают над оптимизацией. Как я сейчас это вижу, бизнес сосредоточился на ужимании расходов. Паники нет, все понимают, что это поле для возможней.

Сейчас имеет смысл заглянуть в себя, навести порядок, посмотреть и урезать то, что можно урезать, сгруппироваться и рвануть дальше в развитие.

Есть спрос на поиск поставщиков

— Наши проекты сейчас резко начали уходить в антикризисное управление, — говорит Наталья Богданова, партнёр консалтинговой компании «БК-Консалтинг». — От проектов никто не отказался, но требуют антикризисных мер. Мы сейчас этим занимаемся, и большой запрос. Многие собственники вообще первый раз сталкиваются с подобной ситуацией и не знают, что делать. Или запасов не хватает, или нет резервных поставщиков, или не хватает оборотных денег.

Есть разрывы между производителем и поставщиком, поэтому запрос на резервных поставщиков огромный. Мы их ищем и помогаем, хотя раньше не занимались этим. Общаемся с банками по кредитованию. Какого-то соединения производителей, банков, государства нет. Сейчас рвутся логистические цепочки, блокируются информационные ресурсы, и собственники не знают, где найти замену.

Актуален запрос на поиск партнеров внутри страны

— Мой теплично-производственный комплекс «Колос» занимается органическим выращиванием, — говорит Ксения Здепская-Сацевич, директор теплично-производственного комплекса «Колос». — Хочу сказать, что у нас все хорошо, потому что все большие тепличные предприятия вспомнили, что на юге России есть такие, как мы. Мы не используем химические удобрения, препараты и средства защиты, поэтому нам не нужны импортные поставки.

Сегодня много производителей на рынке внутри страны готовы к импортозамещению, но для того, чтобы как-то заявить о себе, показать себя, им нужны деньги или инвесторы. Второй запрос — это информирование. Есть много людей, которые готовы работать, но о них никто не знает.

Бизнес не осознает важность обучения

— Говоря о том, что происходит, по разным причинам мы не имеем полной информации, как действовать, Александр Дятлов, завкафедрой экономической социологии и регионального управления ИСиР ЮФУ. — Поэтому мы осторожничаем. За эти недели наше общество претерпело значительные трансформации. Мы уже не вернёмся в то состояние, в котором были. Я имею в виду все сферы: как политическую, так и бизнес. Сейчас многие, ранее казавшиеся незыблемыми, стандарты бизнеса и информации меняются. Лицензия на сервера — тоже не наша собственность.

К сожалению, получается так, что многие предприниматели, особенно малый бизнес, считает, что им знания не нужны. Они работают по наитию, не идут в университеты и строят бизнес. Факультет «Капитаны» был не даром создан, выходят оттуда бизнес-консультанты, которые помогают многим остаться на плаву во время кризиса.

Сообщества пока в замешательстве

— Основное направление нашей деятельности — проектирование и развитие сообществ, модерация форсайт стратегических сессий, разработка стратегий в области устойчивого развития, — говорит Оксана Барабицкая, руководитель АНО «Интегра». — Проведя два мероприятия, мы выяснили, что процент НКО очень маленький, и они почти недействующие. Вовлекать их как-то в деятельность — это серьезный труд. Мы стараемся развивать эту сферу.

Сейчас много информации, создается шум: много мнений, чатов и источников. Наш запрос — собирать информацию, которая позволяла бы делать определенные выводы, куда можно двигаться. Мы понимаем, что рынок меняется, но где меняется и как меняется — сложно уловить. Пока сложно сказать, какие времена нас ждут. Продолжают работать грантовые истории, субсидии...

Наступает время консалтинга

— Я финансист, но хочу немного продолжить тему Оксаны, — подхватывает Нина Морозова, финансовый директор ОАО «Донинтурфлот». — Мне кажется, что любой консалтинг и в некоммерческом, и в финансовом секторе будет очень востребован. Потому что когда всем или многим плохо, люди ждут чудес. Они надеются, что придет человек, который найдет решение, поможет сделать выбор. Это такая попытка переложить ответственность на другого. Консалтинг будет нужен.

Наверное, тяжелее всего сейчас будет тем, кто попал в пандемию и, не успев выйти из этого состояния, надеясь на перемены в этом году, попал в следующую фазу — санкции.

Мы занимаемся туризмом. И вот здесь ровно такая история, мы один год вообще не работали. В том году работали два теплохода из одиннадцати. В этом году мы выпускали пять для российских туристов и два на иностранный рынок. Теперь мы, конечно, несколько лет зарубежных туристов не увидим. Получается, что ты не смог поднять голову и тебя добивают. Та поддержка, которая была заявлена во время пандемии, что будут помогать, на самом деле было не так. Помогли только точечно, нам практически не помогли.

Насчет туризма, сейчас люди, выгодно купившие путевки полгода назад по кэшбеку сдают путевки, несмотря на то что сейчас они дороже, потому что боятся ехать в Ростов из-за близости с Украиной. Запрос на информацию актуален, чтобы люди знали, что здесь безопасно. Нужно сделать имидж Ростова не как прифронтового города, а как города, в котором мир и покой.

Второе направление — это государственные научные учреждения. Оно уже было под санкциями. Мы занимаемся информационными технологиями. Конечно, тут ситуация более интересная. Тут и возможностей больше, и угроз. Нужно быстро на все это реагировать. Потому что, к сожалению, те нормативные акты в поддержку IT-отрасли и малого и среднего бизнеса не дают механизмов. Я не видела пока ни одного документа, по которому можно было бы взять и что-то реализовать. Пока это просто для того, чтобы успокоить людей. Хотелось бы уже следующих шагов, документов, нормативных актов. Может, имеет смысл послать запрос от экспертного сообщества региональной власти.

Также мы решили попробовать такой метод — привлечь в штаб психолога, чтобы успокоить людей. Кто-то испуган, кто-то обеспокоен. Пока не знаю, сработает или нет, но будем пробовать.

У МСП обнажилась проблема управления финансами

— Что касается клиентов, у нас есть такая редкая возможность увидеть, что происходит в разных отраслях на разном уровне управления, — говорит Ольга Сыровая, консультант предприятий по экономике и финансам. — Согласна с тем, что обнажилась большая проблема в финансовом управлении малого и среднего бизнеса — их полное неумение управлять денежными потоками. Причём это для управленцев не очевидно. Например, могут быть деньги на учете, которые не включены в работу. Или, когда есть работающий кредит, и на отдельно выделенном счете идёт накопление на какие-то инвестиции. Никому даже в голову не приходит рефинансировать кредит. Неочевидно понимание, что при должном управлении денежными потоками очень большая получается экономия. Эти вещи не очевидны. Предприниматели думают: это не про меня, пока не придет финансист и не покажет. Сейчас нужно на этом акцентировать внимание.

Другая ситуация связана с тем, что у нас обязательна продажа 80% валютной выручки. Представьте, что есть предприятия, в которых валютные кредиты. Был баланс, потому что прибыль от экспорта была в той же валюте, что и кредит. Сейчас люди не знают, что делать. Они пишут запросы в банки, те передают в Центробанк. Никакого ответа нет. Валютные депозиты банки предлагают предприятиям по 14%. Мало того, что у нас сделали отъем денег у населения под высокий процент через учетную ставку ЦБ, закрыв при этом доступ к финансам и рынку частным инвесторам, это понятно. Но с другой стороны, с валютой полная неразбериха. А крупнейший бизнес он очень валютозависим. И большая опасность, что провал будет там, если наш регулятор не предпримет никаких действий.

Что касается обобщений. У нас сейчас управление в условиях неопределённости. Ушли крупные сети из бизнеса. Например, IKEA. Когда уходит что-то из операционного бизнеса, когда западные инвесторы уже вложили деньги, по большому счёту это здорово. Даже несмотря на то, что при закрытии они сделали большую выручку. Но и тут непонятно, компании уходят, и некоторые заводы продолжают работать. Наш бизнес хорошо понимает, что сейчас время до перестройки и принятия решений.

Второе, со стороны регулятора у нас тоже неопределtнность, особенно в области инвалютных регуляций.

Третье, у нас есть хорошие декларации от законодательства, но нет механизмов регуляции.

Четвёртое, это опасность потери высококвалифицированных кадров, которые уйдут туда, где сейчас можно заработать. А, когда человек выпадает из своей сферы компетенции на два года, он теряет свою квалификацию.

И пятое, у нас нет площадок, где бы встречались спрос и предложение среди российских производителей. Нужно делать срез реальности, как складывается ситуация и создать базу данных по нашим компетенциям и представленности в экономическом сообществе, чтобы мы могли там друг друга найти. Также нужно сделать аналогичную базу данных в области ресурсов, что мы можем предложить в рамках ЮФО. Участие в исследованиях, а также вхождение в базу данных можно сделать за определенную плату.

О важности консалтинга и немного Ирана

— Я прекрасно помню, как государственные деньги, выделенные для помощи банкам для кредитов производителям, в 2008 до регионального уровня не дошли, — вспоминает Виктория Светицкая, HR-консультант. — История такова, что ни 2014-2015 год, ни 2020 не научил наш малый и средний бизнес считать деньги. В конце 2015 года было много запросов на построение финансовой системы в предприятиях. Я на них уже не отвечала и потом сменила род деятельности. Сейчас я занимаюсь проектным HR, обучением и антикризисным коучингом. Для моего заказчика сейчас ничего не меняется, я продолжаю работать так же, как до начала санкций. Мы понимаем, что какие-то компании малого и среднего бизнеса будут несостоятельны. Одна из причин — они не считают, что надо чему-то учиться, что нужно приглашать финансовых специалистов, подушки безопасности нет. Если вам ваши кадры важны, то платите им деньги.

Еще есть теория справедливости. Я знаю, что к концу года я смогу брать людей с рынка ниже их реальной стоимости. Человек идёт искать, потому что у него есть обязательства, он не может сидеть без работы. Он ниже стоимости, потому что он не может проанализировать весь рынок и адекватно оценить себя.

Из предложений по новому рынку я могу назвать Иран и даже дать контакты моего партнёра, официально представленного в торговой палате. Он вышел на рынок Ирана. Познакомился там со всеми вплоть до министров. Страна много лет под санкциями, ей много чего нужно: как что-то наукоемкое, так и ресурсы. Сейчас у него количество переговоров в день бьет рекорды.

К кризису оказались не готовы банки

— Я вижу, что рушатся связи, — говорит Лариса Сулацкая, гендиректор «Агросоюз Юг Руси», финансовый консультант. — Ещё вчера можно было носом крутить по некоторым позициям, например, по удобрениям. Сейчас же резкий дефицит и только умение работать и наличие договорённостей, которыми мы обладаем в силу своего опыта, важно. То, как отвратительно себя ведут банки, я чувствую на себе. Характер, и уровень обслуживания, конечно, ужасный. Когда управляющие прячутся и не отвечают на твои запросы, это просто беспредел.

При это нужно сказать об импортозависимых производителях. И даже те, у кого реально большая составляющая импорта и сейчас дефицит, с осторожностью повышают цены. Мы прорабатываем разные варианты и стратегии. Конечно же, вопросы реализации будущего года будут стоять очень остро и структура самой выручки. Но это все вызовы, на которые нужно нормально реагировать.

Как совладелец консалтинговой группы хочу сказать, что все правы: отсутствует информация. Поэтому мы делаем проект «Предпринимательская суббота», когда ко мне можно обратиться, и я проконсультирую по финансам. Мы создадим чат, и это будет регулярная история.

Как член Ассоциации спикеров СНГ Радислава Гандапаса, я вижу, что у меня появились контракты, связанные с антикризисным управлением. Методология тут простая: нужно только не пропустить выручку и не пережать сокращение расходов, чтобы выручка не упала. Также надо сказать, что для меня удивительно, что банки были в этом отношении более передовыми, и система оплаты труда с использованием грейдов, то есть классификация, была разработана уже давно. Также мы получаем контракты связанные с построением системы оплаты труда.

Несмотря на то, что сейчас трудно, я обожаю такие трудности, для меня это драйв.

Ресторатор поймал драйв

— Большинство предприятий малого и среднего бизнеса на сегодняшний день уже была обескровлена, ещё до того, как это история началась, — вздыхает Денис Завалишин, руководитель компании RMF Solution. — Это компании, у которых, как правило, нет никаких резервов. Моя специфика деятельности — бизнес аналитика и финансы. Сейчас ситуация выглядит так: большинство компаний находит возможности и ресурсы для развития только за счёт пересмотра внутренних процессов. Ни о каком привлечении дополнительных средств речи не идёт. Мы сейчас только отстраиваем кризис-сценарий на короткий срок. С теми, кто до этого не зарабатывал деньги, мы не работаем, потому что это бессмысленно. Бизнес не запустится, не заработает и не задышит.

Мы с теми, кто хорошо работал, у кого есть вал, получается выстраивать систему таким образом, что люди из своих собственных ресурсов вытягивают достаточно неплохо и, пусть на минимальном уровне рентабельности, но сохраняют команду и свой проект.

Ресторанное сообщество в Ростове разделилось на две части. Есть те, кому на всех остальных наплевать. Их главная цель — урвать побольше и протянуть хотя бы немного дольше, чем остальные. И есть те, кому в принципе все равно. Они не понимают, что нужно делать, и они полностью дезориентированы. Поэтому часть нашей работы — держать за ручку и поддерживать.

Хотелось бы получить помощь в реализации нашей идеи по постройке связей. Хотелось бы найти финансирование на нормальных условиях. Потому что проект, который мы затеяли, достаточно живой. Под него есть инфраструктура, есть достаточное количество производителей и есть понимание, как это реализовать с использованием технологии IT. Ещё одно направление, которое мы продумываем, — это направление, связанное с туристической отраслью. Причём речь не о сетевых отелях, а об оригинальных средствах размещения, которые существуют по всей России. Большинство собственников этих средств размещения я знаю лично. Хотелось бы объединить их на правильном ресурсе.

Еще хочется сказать по поводу сообщества: приятно находиться с людьми, которые мыслят позитивно.

0
0
0
0
0
Подпишитесь на каналы «Эксперта Юг», в которых Вам удобнее нас находить и проще общаться: наше сообщество ВКонтакте, каналы в Telegram и на YouTube, наша группа в Одноклассниках .
ссылка1