59 60

Микрофинансовые организации опасаются за свое будущее

993
5 минут

Микрофинансовые организации опасаются за свое будущее

993
5 минут
Микрофинансовые организации опасаются за свое будущее

Поделиться

Волна «черного пиара» СМИ в отношении микрофинансовых организаций может навредить рынку в целом. Добросовестные игроки рынка ожидают регуляции сектора МФО, но чрезмерное ужесточение политики по отношению к МФО приведет к уходу с рынка легальных организаций, а потребность населения в микрокредитах не пропадает. Об этом на конференции «Региональные стратегии банков 2016», организованной «Экспертом Юг», рассказал Александр Арифов, член Совета СРО «МиР».

По мнению Александра Арифова, члена Совета СРО «МиР», первого заместителя председателя правления АО «РУНА-БАНК» и председателя Совета директоров АО МФО «Центурион Капитал», о рынке микрофинансирования сложилось однобокое и во многом неверное представление, с характерными штампами: в этом секторе кредиты с огромными ставками и полукриминальные коллекторы в довесок. Однако рынок более разнообразен, а в отдельных случаях и более технологичен, чем существующий банковский сектор, и в последние два-три года растет значительно быстрее последнего. По словам г-на Арифова, такой рост связан с тем, что в 2012-2013 году, в период перехода контроля над данным сегментом от ФСФР к Банку России, наблюдался рост спроса населения на потребительские кредиты. Бывшие сотрудники банковской сферы пытались откусить свой кусок пирога, организовывая микрофинансовые компании. Многие из них выстраивали откровенно ростовщические модели, ориентируясь не на прибыль по факту выплаты процентов по займу, а на огромные штрафы за задержку выплат небольших по сумме кредитов.

Разумеется, такое развитие событий вызвало волну «черного пиара» со стороны СМИ. Но она рисует не совсем адекватную картину, говорит Александр Арифов: «Здесь — палка о двух концах. Естественно, есть одиозные случаи, когда сотрудники коллекторских агентств и сотрудники микрофинансовых организаций ведут себя совершенно нецивилизованно по отношению к заемщикам. Конечно, с такими случаями надо бороться, таких игроков нужно выводить с рынка, здесь должны более активно работать правоохранители. Но с чем мы сталкиваемся, например, в СРО «МиР»? Мы направляем достаточно много обращений в Генеральную прокуратуру, приводя факты, свидетельствующие о том, что на территориях субъектов Российской Федерации действуют нелегальные кредиторы, выдавая займы без лицензии, работая с нарушением законов, — но, к сожалению, пока не видим активной позиции правоохранительных органов, практического результата, доведения до наказания этих «черных» кредиторов».

По словам Александра Арифова, волна контр-пропаганды против сектора МФО, развернутая в СМИ, связана с электоральными ожиданиями. Какая-то часть населения мечтает о запрещении деятельности МФО, полагая (неоправданно, надо сказать), что им при таком варианте развития событий не придется возвращать уже взятые займы. Таким образом, СМИ льют воду на мельницу правового и финансового нигилизма.

Вопрос об одиозных представителях в рядах МФО вызвал живую реакцию у участников форума. Высказывались мысли о том, что сам сектор МФО должен выработать какие-то механизмы защиты от последствий (в том числе информационных, со стороны СМИ) деятельности подобных недобросовестных игроков. Г-н Арифов считает, что подобным инструментом становится практика саморегулирования на рынке: «В рамках саморегулируемых организаций созданы контрольные комитеты. Руководитель саморегулируемой организации по закону несет персональную ответственность за качество проводимых контрольным комитетом проверок». Сейчас, по словам эксперта, работа по избавлению СРО от недобросовестных участников уже ведется, а начиная с сентября 2016 года механизм внутреннего контроля СРО должен начать работать в полную силу — так в ближайшие полгода все МФО должны стать членами одной из них.

Изменения в законодательстве, которые уже произошли или произойдут в самое ближайшее время, имеют целью приведения этого сегмента рынка к более цивилизованным условиям взаимодействия с потребителями. На положение МФО должна положительно повлиять ожидаемая реализация законодательной инициативы об ограничении подлежащей взысканию суммы задолженности (включая штрафы) до четырехкратного размера от изначальной суммы займа. По словам г-на Арифова, нововведение поддерживается участниками рынка. А вот дальнейшее ужесточение этого лимита (например, до двухкратного уровня — такой вариант тоже обсуждается) уже может негативно повлиять на будущее сектора в целом — так как стоимость взыскания задолженности довольно велика, прибыльность всего бизнеса оказывается под вопросом. Сам факт двухкратного лимита ответственности тоже не слишком стимулирует заемщика, по каким-то причинам задержавшего платеж, все-таки расплатиться с кредитором.

Чрезмерное ужесточение политики по отношению к сегменту, по словам г-на Арифова, может не лучшим образом сказаться на финансовом рынке в целом: «Ужесточение регуляторного давления на рынок микрофинансирования приведет к тому, что организации, действующие в легальном поле, начнут закрываться. При этом потребность населения в получении займов не пропадет. Банки на сегодняшний день не готовы кредитовать этих клиентов. По данным Бюро кредитных историй, на сегодня микрофинансовые компании выдали займы более чем 4,5 млн людей. Уничтожая рынок микрофинансирования — а призывы к этому звучат — мы получим ситуацию, в которой эти 4,5 млн человек в основной своей массе вынуждены будут пользоваться услугами нелегальных, «черных» кредиторов».

К факторам, препятствующим развитию сектора, Александр Арифов относит также ухудшение условий финансирования МФО банками: из-за ужесточения норм достаточности капитала микрофинансовому сектору получать деньги, как правило, приходится под залог имущества собственников или прочих активов. Однако есть и другие обстоятельства, внушающие опасения: «Буквально месяц назад Российский микрофинансовый центр проводил опрос среди участников рынка, на предмет значимости и важности управления рисками. Так вот, около 40% опрошенных признались в том, что не имеют системы управления рисками. Более 85% не имеют реестра рисков и не ведут статистику по реализовавшимся рискам. И только у 2% опрошенных имеется стратегия по развитию управления рисками. Казалось бы, страшная величина. Но если вспомнить структуру микрофинансового рынка, то мы увидим, что по состоянию на 1 июля 2015 года из трех с половиной тысяч микрофинансовых организаций, находящихся в реестре Банка России, портфель выданных займов менее 10 миллионов рублей имели порядка 1800 организаций. Организаций, которые имели портфель более 300 миллионов рублей — порядка 300 из общего количества. Понятно, что эти 1800 микрофинансовых организаций — это как раз та «зона риска», которая так или иначе в ближайшее время уйдет с рынка, не справившись с операционными издержками, не справившись с управлением рисками, не справившись с давлением».

Подпишитесь на каналы «Эксперта Юг», в которых Вам удобнее нас находить и проще общаться: наше сообщество ВКонтакте, каналы в Telegram и на YouTube, наша группа в Одноклассниках .
ссылка1