Пять тезисов о том, как «поумнеть» южному АПК

235
9 минут
Пять тезисов о том, как «поумнеть» южному АПК

В основных программных документах, касающихся социально-экономического развития регионов, сегодня делается ставка на освоение «умных» технологий в АПК. Правда, пока этот процесс идёт крайне медленно. Объясняем, почему это так, и что нужно для его ускорения.

новых стратегиях развития регионов и приоритетных национальных проектах России делается ставка на повышение эффективности агропромышленного сектора, освоение «умных» технологий. Однако, как показал опрос южных растениеводов, проведённый в 2018 году Аналитическим центром «Эксперт ЮГ», процессы модернизации в АПК идут крайне медленно. На повестке дня — их ускорение.

Нынешней весной в Ростове и Краснодаре «Эксперт ЮГ» провёл серию круглых столов, чтобы понять, какие технологии и тренды сегодня имеют наибольшее практическое значение для сельхозпредприятий Юга.


1. «Умный» АПК — это эффективный АПК

«Сейчас идёт борьба за то, как регионы будут конкурировать в контексте несколько “поумневшей” экономики, — говорит генеральный директор аналитического центра “Эксперт ЮГ” Владимир Козлов. — Отсюда и взялось словосочетание “умный АПК”. Его смысл гораздо шире. Это, прежде всего, более эффективный АПК, который использует свой потенциал».

Многие эксперты сходятся во мнении, что одна из проблем, которая мешает АПК Юга как одной из базовых отраслей экономики использовать этот потенциал в полной мере, — это недостаточная вооружённость технологиями и знаниями.

«”Умным” АПК делают не технологии, а люди, которые знают, как правильно их применять, чтобы это было эффективным, — считает директор ООО “Ростагросервис” Олег Ной. — Цифровизация ради цифровизации никому не нужна. Мы, как разработчики систем точного земледелия, ездим по хозяйствам и часто сталкиваемся с тем, что многие современные аграрии не знают, сколько им, например, надо минеральных удобрений наносить на гектар, как грамотно расходовать средства защиты. А ведь такие данные, нормативы надо заносить в приборы, агронавигаторы, которые в том числе делаем и мы. Иначе эти “игрушки” по-умному не будут работать».

Эксперты считают, что применение «умных» и эффективных технологий в АПК Юга носит фрагментарный характер. «Из 966 крупных и средних хозяйств Ростовской области площадью более одной тысячи гектаров только 301 предприятие использует элементы точного земледелия. Это всего 31 процент, — говорит замминистра сельского хозяйства и продовольствия Ростовской области Дмитрий Репка. — Технологии мониторинга движения техники используют 467 предприятий: 48 процентов. Оснащено спутниковой навигацией более 5 тысяч единиц техники: это почти 9 процентов».


2. Новые задачи невозможно решать старыми методами на старой технике

«В майских указах президент поставил задачу, чтобы в России к 2024 году объём экспорта сельхозпродукции увеличился до 45 миллиардов долларов, почти вдвое по сравнению с результатом 2018 года, — напоминает Дмитрий Окунев, председатель комитета по аграрным вопросам Краснодарского регионального отделения РСПП, генеральный директор ООО “Регион-Инвест”. — Задача, на мой взгляд, более чем амбициозная, и решить её будет тяжело. Технологии, которые сейчас применяются в АПК, а также ставка на экспорт сельхозсырья, а не продуктов его глубокой переработки, пока не позволяют нам существенно увеличивать объёмы поставок на зарубежные рынки. Внедрение передовых технологий в АПК идёт с большим трудом. Основная проблема даже не в дефиците дешёвых длинных денег, как считают многие аграрии, а в кадрах. У нас колоссальный кадровый голод. Сельское хозяйство не является престижной отраслью. Молодёжь не хочет оставаться на селе, массово перебирается в города. В специализированных вузах, на мой взгляд, студенты недостаточно глубоко изучают современные агротехнологии. И у них нет практики в тех компаниях и хозяйствах, где современные технологии успешно внедряются. Таких, избранных, компаний на Юге единицы».

По наблюдениям г-на Окунева, западные сельхозпредприятия переживают четвёртую технологическую революцию. Любой европейский или американский фермер работает в поле с планшетом, с которого он управляет своим сельхозпредприятием при помощи специальных программ и мобильных приложений, используя беспилотную технику. «В сельском хозяйстве Юга средний возраст руководителя предприятия составляет сейчас от 40 лет и выше. Но большинство таких директоров, если им в руки дать такой вот планшет, не поймут, как использовать этот “поумневший АПК”, будь то поле или ферма. Для этого у них нет ни знаний, ни опыта», — уверен Дмитрий Окунев.

По его мнению, сегодня надо создать новую образовательную платформу, позволяющую студентам в вузах получать современные знания и приобретать практический опыт (для этого вузы должны договариваться с теми немногочисленными хозяйствами, где новые технологии уже применяются). Кроме того, в горизонте двух-трёх лет должны появиться новые, востребованные специальности — оператор дронов, биотехнолог, агроном-генетик, сельскохозяйственный эколог и т. д. Иначе, считает Дмитрий Окунев, отечественный АПК будет постоянно отставать в развитии от агропрома западного, а поставленные президентом цели так и не будут достигнуты.

«Аграриям постоянно надо искать новые пути, — уверен Дмитрий Репка. — Настало время тонких настроек: процесс диджитализации АПК идёт постепенно. В наш обиход уже прочно вошли такие понятия, как “умная ферма”, “умный гектар”, “умный склад”. В то же время машинно-тракторный парк хозяйств региона сегодня слабо модернизирован. Так, например, в Ростовской области сейчас 28 тысяч тракторов и 11 тысяч зерноуборочных комбайнов. Более 50 процентов этой техники нуждается в обновлении, поскольку пережили все сроки амортизации. Ежегодно парк надо обновлять минимум на семь-восемь процентов. Для этого предусмотрены областные средства поддержки».

По данным минсельхоза Ростовской области, в 2018 году на обновление машинно-тракторного парка было выделено более 500 млн рублей. В нынешнем году Дон вошёл в программу обновления парка сельхозтехники по линии Росагролизинга.


3. Для «умных» технологий нужны финансы, но они далеко не всем доступны

Сергей Ахмадеев, учредитель группы компаний «Альфа-Элита», председатель Абинского местного отделения ООО МСП «ОПОРА России», говорит: «На местах есть крупные аффилированные структуры, которые в первых рядах получают огромную часть средств, выделяемых аграриям в рамках госпрограмм. Простой фермер остаётся ни с чем, поскольку других источников дешевого фондирования у него нет, а коммерческий кредит обычно ему не по силам».

Директор ростовской региональной дирекции КБ «Кубань Кредит» ООО Владимир Пономарёв отмечает определённую специфику во взаимоотношениях между банками и аграриями. Так, многие небольшие сельхозпроизводители не работают с системой «1С» (более 70% хозяйств). Это серьёзно влияет на скорость принятия решения о предоставлении кредитов, потому что приходится работать с бумажными носителями. «Берём документы, переносим в наши электронные формы анализа, и пока мы это не сделаем, не можем принять решение по кредитованию предприятия», — поясняет Владимир Пономарёв.

По его словам, селяне не всегда реально оценивают риски, далеко не у всех фермеров налицо взвешенные прогнозы и виды на урожай. Тем не менее, АПК — один из ключевых секторов в кредитном портфеле банка «Кубань Кредит». При работе с аграриями учитываются все объективные факторы и нивелируются возможные риски. «Например, мы не ставим сроки погашения кредитов в разгар весенних полевых работ, ориентируемся на периоды реализации урожая до конца года и запасы на складах, — продолжает г-н Пономарёв. — В качестве залога банк рассматривает приобретаемую сельхозтехнику. Если залогового обеспечения недостаточно, используются инструменты Гарантийного фонда Ростовской области, Корпорации МСП или МСП-Банка, чей размер поручительств может составлять до 70 процентов от размера кредита».

«Ещё пять лет назад с сельским хозяйством активно работали всего два-три банка. Остальные, как правило, считали это рискованным и с аграриями дела не имели, — отмечает Вадим Подобедов, замдиректора по корпоративному бизнесу регионального центра “Южный” Райффайзенбанка. — Сегодня же все банки из топ-20 в той или иной степени финансируют АПК, работая в основном с агрохолдингами и средним бизнесом. У них, на мой взгляд, нет проблем в коммуникации с банками, доступе к заёмным средствам. Серьёзная проблема — уровень долговой нагрузки агропредприятий. Часто складывается такая ситуация, что, например, холдинг решил развиваться (расширять площади, приобретать хозяйства), набрал кредиты, а возможности по их погашению не рассчитал. В итоге — долги».

Г-н Подобедов добавил, что сегодня банки заинтересованы в работе с аграриями в рамках тех правил, которые действуют на финансовом рынке. Банкиры стараются вникать в проблемы АПК и ждут, что и сельхозпроизводители тоже начнут относиться к банкам с пониманием их специфики. «Банку проще и понятнее работать с компаниями, у которых есть какой-то цикл (вырастили-собрали-переработали-продали), которые открыты с точки зрения прибыльности, их бизнес прозрачен, а риски, включая погодный, просчитаны. К сожалению, далеко не все агропредприятия показывают корректные результаты своей деятельности и адекватно оценивают свои возможности», — замечает Вадим Подобедов.


4. «Умный» АПК отличает рост экспорта готовой продукции, а не сельхозсырья

Экспорт сельхозпродукции высокого передела — один из приоритетов государственной политики. Директор ООО ПКФ «Маяк» Любовь Железная считает, что надо развивать переработку. «Но пока что на Дону перерабатывается только 2,2 процента выращенного зерна. Остальное продаётся на экспорт, а потом, уже в виде готового, упакованного продукта импортируется в Россию. Так не должно быть. Переработав дома, мы прибавим в среднем 14 процентов рентабельности. Но для этого здесь должны быть современные производства», — уверена Любовь Железная.


5. АПК не хватает молодых кадров

Гендиректор компании «Скармарт» Роман Скалинчук уже год работает над проектом по глубокой переработке сои в соевый изолят. Но вот проблема: нет кадров в этой сфере. Из-за этого проект по запуску на Кубани импортозамещающего производства реализуется крайне медленно.

По словам Дмитрия Репки, ежегодно на работу на предприятия АПК региона принимается тысяча специалистов и руководителей, но при этом 1400 ежегодно уходит из отрасли. То есть баланс — отрицательный. Сейчас, по его словам, существует дефицит в 500 вакансий специалистов и руководителей. Здесь особая роль должна отводиться высшим учебным заведениям, которые готовят кадры для села.

Юрий Паршуков, директор по сельхозпроектам АО «Региональная корпорация развития», считает, что молодёжь учить негде: «вузы есть, но учебной базы нет». «Мы в Германии были. Там в каждом регионе есть учебные центры, которые государством частично финансируются. Регион деньги даёт на обустройство. Фермер платит 20 у.е. с каждого гектара на то, чтобы пройти обучение. Введён порядок работы на земле. Они траву косить не могут, не получив свидетельство о прохождении учебных курсов. Мы должны заниматься созданием таких базовых научно-производственных центров», — уверен г-н Паршуков.

Партнёром круглого стола в Ростове-на-Дону выступил коммерческий банк «Кубань Кредит». Генеральным партнёром круглого стола в Краснодаре стало АО «ОХК „Уралхим“». Партнёром — Райффайзенбанк.
  • Комментарии
Загрузка комментариев...