93 100 13

Абхазская Атлантида: пожар в картинной галерее продолжил череду невосполнимых утрат

1469
7 минут

В ночь на воскресенье 21 января сгорела Национальная картинная галерея Абхазии. В пожаре погибло около 4 000 картин, включая работы сценографа дягилевских «Русских сезонов» Александра Шервашидзе-Чачбы и авангардистки Варвары Бубновой. Это тяжелая, но далеко не первая потеря абхазской культуры.

Абхазская Атлантида: пожар в картинной галерее продолжил череду невосполнимых утрат

Из огня удалось спасти малую часть художественного фонда. Фото: Sputnik / Томас Тхайцук
Поделиться
Пожар в картинной галерее Сухума стал лишь одним из камней, которые тянут на дно истории богатую и древнюю культуру Абхазии. И нельзя сказать, что виной этому – только стихия.

В 1992 году республика лишилась государственного архива – его сожгли грузинские войска. Погибли архивные материалы, книги и газеты, издававшиеся в Абхазии начиная со второй половины XIX века. Тогда же сгорел Абхазский институт истории, языка и литературы вместе со всеми фондами.

Но и после того, как Абхазия стала независимой, потери не прекратились. Пару лет назад из хранилища Национального банка пропали две картины Фернана Леже и тарелка работы Пабло Пикассо, которые поэт Константин Симонов подарил дому-музею своего друга, писателя и автора абхазского алфавита Дмитрия Гулиа. Работники музея жалуются на удручающее состояние самого здания: капитальный ремонт в нем не делали с 1911 года. Точно так же не раз предупреждали о проблемах в помещениях картинной галереи.

А музея самого известного абхазского писателя – Фазиля Искандера – в Сухуме и вовсе никогда не было. В 2023 году родственники писателя продали часть родового имения, построенного еще дедом Фазиля, и уехали из страны. Как пишут местные издания, они предлагали правительству Абхазии выкупить историческую постройку, но понимания не встретили.

«Эксперт Юг» рассказывает о самых тяжелых утратах, которые мировое искусство понесло при пожаре в Сухуме, а также удастся ли хоть что-то спасти.

300 картин князя-изгнанника

Князь Шервашидзе-Чачба умер на сто первом году жизни в Монако, в приюте принцессы Грейс. Горные пейзажи маленькой европейской страны напоминали ему Абхазию, где он прожил всего около года. Когда художнику было уже 90 лет, он прислал в дар родине предков около 500 своих работ. 300 из них сгорели в сухумской галерее, а остальные, к счастью, хранятся в музеях России.

Александр Шервашидзе-Чачба и родился в изгнании. Его отца, сына владетельного князя Абхазии, в 1832 году сослали за участие в заговоре против российского правительства, а фамильную княжескую резиденцию чуть позже разрушили – ее руины и сейчас посещают туристы в селе Лыхны. Живописи молодой князь учился в Москве и Париже, затем был сценографом Петербургских императорских театров и дружил с цветом богемы того времени. Например, Александр был секундантом Макса Волошина на его дуэли с Николаем Гумилевым из-за полувыдуманной Черубины де Габриак.

В Сухуме князь жил с 1918 по 1919 год, но все это время активно участвовал в театральной жизни города и открыл художественную школу. Затем 28 лет работал у Сергея Дягилева в «Русском балете». В Абхазии при жизни князь-изгнанник больше не был. Но в 1985 году его прах перезахоронили возле Национального музея Абхазии, а в 2013 году на могиле установили памятник.

2 (1).jpg
Поделиться
То, что осталось от работ Александра Шервашидзе-Чачбы после пожара. Фото: телеграм-канал «D News Абхазия»

«В прошлом году я несколько раз обращался к властям республики с настоятельной просьбой перенести работы Шервашидзе из хранилища в более безопасное место, сделав в отдельном здании музей художника. В 2014 году в хранилище уже был пожар, и тогда его удалось локализовать. Я прямо сказал, что в следующий раз может не повезти, и мы лишимся нашего сокровища, и что пожар в хранилище – это только вопрос времени. Но ничего сделано не было, – такой комментарий дал телеграм-каналу «D News Абхазия» лингвист Вячеслав Чирикба. – Пару месяцев назад, кажется, что-то предчувствуя, я обратился уже к властям Сухума с настоятельной просьбой подыскать помещение для безопасного хранения работ всемирно известного художника. И опять ничего не вышло! Так мы потеряли шанс спасти наше сокровище».

Варвара Бубнова и значительность обыкновенного

Художница-авангардистка Варвара Бубнова тоже прожила почти целый век и тоже долгое время провела за пределами своей страны – только не на Западе, а на Востоке.

В 1922 году она, уже известная художница, однокурсница Филонова, единомышленница Малевича, Татлина, Гончаровой и Ларионова, уехала к сестре в Японию и задержалась там на 36 лет. Кстати, муж этой сестры был дядей Йоко Оно-Леннон. Работы художницы того периода соединяют лаконичность японской классики и экспрессивность русского авангарда.

В 1958 году Варвара вернулась в СССР – в Сухум, где жила другая ее сестра, скрипачка. Ее абхазские работы отличаются от японских так же, как отличаются пейзажи Колхиды от дальневосточных, но все же почерк остался узнаваемым.

«Тишина в ее картинах напоминает о значительности происходящего. Тишина такая, что, кажется, подойди поближе к картине и услышишь пение цикад, этих невидимых музыкантов вечности. Сюжеты картин предельно просты: "Поля над Фудзиямой", "Старик крестьянин", "Ужин рыбаков", "Дождь", "Девочка с собакой", "В окрестностях Сухуми". Откуда же значительность происходящего? Чудо таланта. Картины обыкновенной жизни, погруженные в вечность, становятся судьбой самой жизни, и это нас волнует, радует, заставляет грустить», – писал под впечатлением от картин Бубновой Фазиль Искандер.

4 (1).jpg
Поделиться
Часть коллекции была оцифрована и хранилась на дисках, но и они сгорели. Фото: Sputnik / Леон Адлейба

Работы Варвары Бубновой петербургского периода практически не сохранились. Многие довоенные картины японского периода погибли в мастерской, разрушенной во время американских бомбежек Токио. Теперь утрачено и наследие Бубновой, созданное в абхазский период ее творчества.

«Мне, как директору музея, страшно представить, что испытывают мои коллеги в Абхазии. Считаю, что в пожаре погибли очень ценные произведения, в том числе одни из лучших работ Варвары Бубновой, которые только может пожелать любой музей для своей коллекции. Творчество представительницы русского авангарда любили не только в России и Абхазии, но и в Японии: в свое время Бубнову называли посредницей между русской и японской культурой, – говорит директор Ростовского областного музея изобразительных искусств Светлана Крузе. – Но потери не ограничиваются произведениями этой художницы. Это и наследие Александра Шервашидзе-Чачбы, и работы современных художников. Например, народный художник Абхазии Виталий Джения, в основном, работает с деревом, – конечно, его скульптуры сгорели. И это невосполнимая утрата».

Надежда на Россию

Мы не пишем подробно о других художниках, работы которых погибли в огне, только потому, что это потребовало бы слишком много места и времени. Все мастера по-своему уникальны и все работы представляли большую художественную ценность.

Спасти удалось около 150 картин, в их числе две работы Варвары Бубновой. Пострадавшие в огне картины переносят в здание Национальной библиотеки, где их осмотрят реставраторы. Часть фондов была оцифрована, но диски хранились в сейфе директора и тоже погибли.

3 (1).jpg
Поделиться
Пострадавший от пожара бюст основоположника абхазской литературы Д. Гулиа. Фото: Sputnik / Томас Тхайцук

Министр культуры РФ Ольга Любимова сразу после трагедии пообещала направить в Абхазию команду специалистов из Всероссийского художественного научно-реставрационного центра имени И.Э. Грабаря, Государственного научно-исследовательского института реставрации, Третьяковской галереи и Русского музея. Оказать помощь готовы и музейные работники Юга России:

«Реставраторы ростовского музея изобразительных искусств готовы помочь абхазским коллегам. Знаю, что с Сухумом связывался и председатель Ростовского отделения Союза художников с предложением передать в дар работы для пополнения коллекции. Это прекрасно, но пока даже нет места, где их можно принять. Одна из основных задач на сегодня – предоставить галерее достойное здание, соответствующее уровню и статусу музея, попытаться отреставрировать уцелевшие артефакты, а их, как я понимаю, осталось немного. Только тогда можно говорить о пополнении коллекции, но душевная боль от утраты предметов искусства, которые невозможно заменить, остается с нами, деятелями культуры, навсегда», – сказала директор РОМИИ Светлана Крузе.

Подходящего здания в Сухуме действительно нет, а аварийное состояние сгоревшей галереи художники жаловались долгие годы, в том числе через СМИ. Правда, министр культуры Абхазии Диана Смыр сказала, что до нее эти жалобы не доходили.

Сейчас материальные свидетельства истории и культуры Абхазии по большей части сконцентрированы в государственном музее. Там хранятся артефакты античного и раннехристианского периодов; подлинные предметы традиционного быта абхазов и национального костюма; уникальные документы и фотографии времен Горской республики. К сожалению, многие этнографические экспонаты утрачены в пожарах 1940 и 1954 годов, говорится на сайте музея. Хотелось бы верить, что выводы из трагедии в Национальной галерее сделаны, и через сто лет Абхазия все же не превратится в мифическую Атлантиду.
0
0
0
0
0
Подпишитесь на каналы «Эксперта Юг», в которых Вам удобнее нас находить и проще общаться: наше сообщество ВКонтакте, каналы в Telegram и на YouTube, наша группа в Одноклассниках .