Буровая с нашего двора

128
9 минут
Буровая с нашего двора

Сергей Кисин

Южнороссийские производители нефтегазового оборудования и поставщики нефтесервисных услуг заметно активизировались в условиях сворачивания деятельности в России иностранных операторов. Техника машиностроителей ЮФО и СКФО уже работает в Печорском и Каспийском морях, на месторождениях Сибири и Ямало-Ненецкого автономного округа

По замыслу федерального правительства, в ближайшие два-три года более половины оборудования для нефтегазовой отрасли, ранее закупавшегося за рубежом, должно быть заменено отечественными аналогами в рамках программы развития импортозамещения. До начала прошлогодней «санкционной войны» порядка 70-80% бурового оборудования и нефтесервисных услуг в российской нефтянке были импортного производства, несмотря на наличие в этой сфере собственных производств, в том числе на Юге. Несмотря на то, что в реализации проектов импортозамещения не исключается участие иностранных компаний, отечественные машиностроители могут рассчитывать на серьёзное увеличение заказов на новые образцы техники как для материка, так и для континентального шельфа. Федеральные власти намерены стимулировать производителей оборудования для нефтянки за счёт использования механизма ускоренной амортизации для основных фондов отечественного производства.

Состав исполнителей


Поле деятельности для отечественных игроков огромное: российская нефтянка ежегодно закупает оборудования на 5 млрд долларов и ещё 2,5 трлн рублей инвестирует в отрасль. Именно за эти деньги должна развернуться борьба на рынке. В первую очередь в Минпромторге рассчитывают на создание приоритетных видов оборудования для комплексов гидроразрыва пластов, часть из которых, по словам министра Дениса Мантурова , уже реализуются в стране. К примеру, речь идёт о системах привода для установок бурения вторых и горизонтально направленных стволов, а также о компрессорном и газоразделительном оборудовании.

«В мире сейчас добывается порядка 110–130 миллионов тонн нефти в год за счёт этих сложных, но высокоэффективных методов, — комментирует заместитель генерального директора столичного ОАО “ВНИИнефть имени Крылова” Станислав Жданов . — В России эта добыча составляет всего 1–1,5 миллиона тонн в год, в то время как в США за счёт “третичных” методов дополнительно добывается 34 миллиона тонн в год — это почти 12 процентов от общей добычи нефти в стране. Достаточно высокая цифра, над которой стоит задуматься».

Машиностроители юга России могут внести заметный вклад в процесс нефтесервисного импортозамещения, хотя до введения западных секторальных санкций им почти не удавалось пробиться на рынок – более того, сами нефтяники, похоже, были просто плохо осведомлены о возможностях отечественного нефтегазового машиностроения. «Единственная сейчас работающая платформа в Арктике, “Приразломная”, хотя и размещена на российской базе и обслуживается российскими компаниями, но на 90 процентов состоит из импортного оборудования, — приводит пример президент Союза нефтегазопромышленников России Александр Романихин . — Когда иностранный производитель NOV перестал поставлять запчасти, “Газпром флот” завертелся как уж на сковородке и стал срочно искать замену в Китае, а потом уже в России».

Между тем ещё в ноябре 2013 года на «Приразломную» было поставлено азотное компрессорное оборудование с кубанского завода «ТЕГАС». Оно обеспечивает буровую установку платформы и другие технологические узлы инертным газом высокой чистоты (90-99%). С помощью закачки азота добывающая компания имеет возможность значительно повысить коэффициент нефтеотдачи.

Волгоградский завод ОАО «Волгограднефтемаш» также предложил газовикам крупнотоннажное оборудования для компрессорной станции в рамках реализации обновлённого проекта «Южный коридор». Как пояснили в пресс-службе компании, уникальные для российских производителей адсорберы весом более 200 тонн каждый изготовлены из специальной высокопрочной стали с огнеупорным покрытием, все работы осуществлялись в соответствии с жёсткими требованиями международного стандарта ASME.

На волгоградском заводе был также размещен заказ «Газпром нефти» на теплообменники высокого давления с затвором типа Вreech-lock, которые раньше в России не изготавливались. Волгоградцы освоили и выпуск импортозамещающей продукции для применения на магистральных газопроводах: камер приёма-запуска с байонетным затвором, клапанов обратных осесимметричных, электрогидроприводов для шаровых кранов, метанолостойких шаровых кранов и т.д.

Ещё один заметный южный игрок на рынке нефтесервисного оборудования – краснодарская компания «Промавтоматика», которая в своё время была лидером по автоматизации практически всех газоконденсатных промыслов Кубани (первые автоматизированные промыслы в СССР). Сегодня компания занимается разработкой, изготовлением, монтажом, наладкой и вводом в эксплуатацию комплексных информационно-управляющих систем автоматизации для нефтегазодобывающих предприятий, компрессорных станций, магистральных нефтегазопроводов, функционирующих, главным образом, в Ямало-Ненецком автономном округе. Специалисты предприятия работают на Ямбургском месторождении Харвутинской площади (ООО «Газпром добыча Ямбург»), Южно-Русском (ОАО «Севернефтегазпром»), Ванкорском (ЗАО «Ванкорнефть») и Юрубчено-Тохомском месторождениях (ОАО «Восточно-Сибирская нефтегазовая компания»).


Генеральный директор краснодарского предприятия «Промавтоматика» Александр Липко готов работать и с мелкими заказчиками в нефтегазовой отрасли


«Сейчас в структуре наших заказов контракты с крупными корпорациями занимают основную долю, но мы стремимся и к наращиванию доли менее крупных заказчиков, — говорит генеральный директор “Промавтоматики” Александр Липко . — Пока она невелика, но мы планируем её довести до пятидесяти процентов. Мы стараемся набирать как можно больше мелких заказов, потому что работать с одним заказчиком очень сложно и опасно для развития бизнеса. Конечно, выполнение крупных контрактов даёт более прочную почву под ногами, но для диверсификации нашей деятельности мы стараемся находить менее крупных заказчиков, причём в первую очередь вне нефтегазовой сферы. В качестве примера назову создание систем АСУ для ряда элеваторов Краснодарского края».

Цена предрассудков


По мнению Александра Романихина, российские нефтегазовые компании в какой-то момент просто оказались заложниками стереотипа, что всё самое лучшее — из США и Европы: «Они надолго увлеклись этим “самым лучшим”, перестав видеть ещё более хорошее, но чуть недоработанное у себя под носом. В итоге сейчас, когда петух клюнул, бросились к китайцам, но сразу поняли, что это удавка на шее: цены вроде ниже, но обслуживание дорогое, и от него потом уже не уйти».

Заблуждение знакомое, отличавшее всю отечественную экономику ещё в 90-е годы и, казалось бы, разбитое в прошлое десятилетие, ибо за эти годы инвестиции в отрасль позволили машиностроителям предложить рынку вполне конкурентоспособное оборудование. На самом деле отечественные компании давно работают над импортозамещением, и на сегодняшний день, по оценке экспертов рынка, 70-80% нефтесервисного оборудования уже производится в России, хотя заместить можно далеко не всё (к примеру, очень сложно – насосы) и не всегда удаётся добиться нужного качества.

Но, несмотря на господство в нефтесервисном сегменте иностранных поставщиков,
среди российских ВИНКов есть и такие, которые уже давно ориентируются на отечественного производителя. Например, ОАО «Сургутнефтегаз» всегда отдавало предпочтение российскому оборудование, в связи с чем компания меньше других российских нефтегазовых холдингов пострадала от санкций. По словам её главы Владимира Богданова , сейчас предприятие имеет 40 соглашений с машиностроителями о разработках продукции, в том числе для трудноизвлекаемых запасов (ТрИЗ). Для испытания новинок компания предоставляет свои буровые установки, что важно для производителей: не все заказчики готовы рисковать действующими установками стоимостью 80–100 млн рублей. Подобные же планы по работе с ТрИЗ есть у «ЛУКойла» и «Газпром нефти», находящихся в активном поиске отечественных технологий гидроразрыва пласта.



Глава ОАО «Сургутнефтегаз» Владимир Богданов давно делал ставку на отечественных поставщиков, и компания меньше других ВИНКов пострадала от санкций

Выпуск оборудования для этой технологии уже давно освоен в Ростове-на-Дону, и оно успешно применяется в ТЭК. «Наша компания освоила выпуск установок нагрева технологических жидкостей (УНТЖ) мощностью от 1000 до 3500 кВт, используемых в процессе приготовления гелей при гидроразрыве пласта, — рассказал “Эксперту ЮГ” коммерческий директор ростовского ООО “ТРАСТ-Инжиниринг” Валерий Немыкин . — Их никто, кроме нас, не делает. Одна такая УНТЖ заменяет пять используемых ранее нефтяниками промысловых паровых передвижных установок (ППУ). За 50 минут она способна нагревать ёмкость в 50 кубометров до 45 градусов. Сегодня мы вышли на тот уровень, который нам фактически позволяет не зависеть от зарубежных компаний, что, собственно, и является реальным импортозамещением в этой сфере».

Повестка для государства


Со своей стороны, федеральные власти готовы предоставить ряд мер по стимулированию машиностроителей, занятых в программе импортозамещения в нефтегазовой сфере.
«В качестве меры стимулирования мы предлагаем использовать механизм ускоренной амортизации для основных фондов отечественного производства. Причём это касается не только нефтегазового машиностроения, а вообще основных фондов технологического оборудования для деятельности наших компаний», — сообщил на недавнем совещании в правительстве Денис Мантуров. По его словам, Минпромторг РФ уже получил 200 проектов от 250 предприятий, а всего в программе импортозамещения будут участвовать 300 российских компаний. «Будем софинансировать по приоритетным проектам из Фонда развития промышленности, будем снижать НДС, финансировать НИОКР. Но с условием вывода товара на рынок», — пояснил министр.

В то же время Денис Мантуров сделал важную оговорку: «В целом абсолютно все машиностроители говорят о том, что успешность реализации проектов импортозамещения во многом зависит от получения долгосрочных заказов от российских нефтегазовых компаний». Но как раз именно это и является проблемой для машиностроителей, которым ВИНКи не то что не предлагали долгосрочные заказы, а до недавнего времени часто и в упор их не видели.

Как рассказал «Эксперту ЮГ» генеральный директор самарского ЗАО «Нефтегазмаш» Сергей Шарапов , его компания разработала поршень для буровой установки, который надёжнее лучшего в мире американского и при этом дешевле китайского аналога. Но спрос на него пока есть только в США. «Нефтегазмаш» обратился в крупнейшую российскую нефтесервисную компанию EDC, но та, по утверждению г-на Шарапова, развела волокиту: «Мы столкнулись с явным саботажем со стороны менеджеров среднего звена и вынуждены были сами искать выходы на вице-президента компании. Это напоминало шпионский блокбастер: условные знаки, тайные встречи, специально купленный нами телефон без прослушки и прочее».

«В целом огромная поддержка отрасли сейчас может заключаться в моратории на рост цен на металлы, поскольку нефтегазсервис — это на 90 процентов железо, которое подорожало на 30 процентов, — считает Александр Романихин. — Компании так сильно цену поднять не могут, и что бы ни говорили, сейчас это главный тормоз импортозамещения – работать в убыток готовы лишь единицы. Поэтому мы не просим у государства ничего, благо спрос растёт, кроме замораживания или субсидирования цен на металлы хотя бы для новых производств».

Кроме того, машиностроители жалуются на засилье на рынке контрафактной продукции (30-40% на юге России), которая ранее ввозилась с Украины, а сегодня производится на нелегальных предприятиях. В «ТЕГАСе» «Эксперту ЮГ» посетовали, что 90% заказчиков сегодня в первую очередь интересует цена, а не качество. Поэтому, к примеру, цилиндры, которые должны весить 1,1 тонны, на «чёрном рынке» предлагают вдвое дешевле, но весом уже по 400 кг. «”Левые” детали грунтуют, подкрашивают и выдают за подлинные, но когда продавцов просишь провести в цеха, чтобы показать, как они изготавливаются, то выясняется, что цеха находятся совсем в другом месте», — рассказал представитель краснодарского предприятия.

По мнению участников рынка, главное препятствие для импортозамещения в нефтегазовом машиностроении — это коррумпированность или предубеждённость менеджеров нефтегазовых компаний по отношению к российским производителям. Возможно, ситуация улучшится, если перед менеджерами будет более жёстко поставлена задача увеличить закупки продукции отечественного производства, и без государственного воздействия здесь явно не обойтись.

  • Комментарии
Загрузка комментариев...