Фундамент для нового инвестиционного этапа

540
14 минут
Фундамент для нового инвестиционного этапа

Представительство Внеэшэкономбанка в ЮФО готовит соглашения о сотрудничестве с субъектами ЮФО — в них оговариваются многолетние проекты, которые требуют участия институтов развития и поддержки региональных властей. Как рассказывает замдиректора представительства Сергей Черномаз, не везде подготовка соглашений идёт легко, между тем региону после окончания олимпийских строек явно нужен задел на перспективу

— У вас главная задача — создание среды для появления инвестпроектов или собственно поддержанные проекты?

— Нам приходится заниматься и тем, и другим. Что касается реализуемых проектов, мы обеспечиваем их мониторинг, как инвестиционной фазы, так и эксплуатационной. Для этого на базе представительства создана специальная группа. Таким образом мы обеспечиваем защиту интересов банка.

Что же касается первой части вопроса, то главной задачей представительства, конечно же, является консультирование инициаторов по первичному структурированию в рамках требований ВЭБ и подготовке необходимых документов по проектам, с целью их последующего финансирования. Это многозадачная работа, которая включает в себя не только инвестиционное консультирование в соответствии с внутренними регламентами и требованиями банка, но и знание программ федерального или регионального уровня, понимание процедур по возможному вхождению проекта в данные программы. Использование этих инструментов позволяет нам обеспечивать комплексное сопровождение проектов, оптимально подобрать структуру проекта, источники его возможного софинансирования, сократить сроки подготовки проектного предложения за счёт налаженных коммуникаций с органами власти. Всё это позволяет потенциальному инвестору в значительной степени облегчить временную и, в конечном счёте, долговую нагрузку. Ведь мы, как банк правительства РФ, стоим где-то на пересечении интересов государства, региональных властей и непосредственно инвесторов — выступая в роли, с одной стороны, центра компетенции, с другой — финансового института развития.

Хочется отметить, что за два года результаты работы представительства были одобрены не только руководством банка, но и общественностью. В мае 2013 года нам было предложено возглавить руководство экспертной группой по внедрению Регионального инвестиционного стандарта в Краснодарском крае. Это ключевой проект Агентства стратегических инициатив, инициированный президентом РФ, главой наблюдательного совета Агентства Владимиром Путиным, направленный на создание благоприятных условий для ведения бизнеса в регионах.

— Получается, вы сопровождаете инвестпроекты. Обычно в регионах этим занимаются специализированные структуры.

— Вы знаете, в каждом регионе сопровождение инвестпроектов происходит по-разному. Не существует единого решения, как по организационно-правовой работе, так и по работе с проектами и инвесторами. Если посмотреть на наиболее успешные регионы ЮФО, то, например, в Ростовской области достаточно хорошие результаты в привлечении инвестиций показывает Агентство инвестиционного развития. А в Краснодарском крае специализированное ГУП, которое занималось подготовкой бизнес-планов и работой с проектами муниципальных образований, преобразовано в бизнес-инкубатор. Сейчас полномочия по сопровождению инвесторов частично выполняет краевое министерство стратегического развития во взаимодействии с Агентством развития. Кстати, наличие в регионе специализированной организации по привлечению инвестиций и работе с инвесторами — это одно из требований внедряемого стандарта деятельности органов власти в сфере создания благоприятного инвестклимата. В ближайшее время, в рамках работы экспертной группы, мы будем оценивать работу региона и готовить свои предложения. Одним из таких предложений является унификация подходов, документов и требований к инвесторам, создание понятных и прозрачных процедур и регламентов. Ведь согласитесь, это неправильно и очень затратно, когда инвестор вынужден готовить несколько разных по наполнению бизнес-планов, финансовых моделей по одному проекту. Особенно на предынвестиционной фазе, когда на счету каждая копейка. Другим предложением будет создание независимой организации по содействию в инвестировании и работе с инвесторами, которая в первую очередь станет представлять и продвигать интересы бизнеса, но при этом будет подотчётна общественности. Хочу подчеркнуть: мы не конкурируем за сопровождение, а сотрудничаем со всеми агентствами, корпорациями развития и регионами. Чем качественнее окажутся документы, которые мы получим на входе, тем меньше времени нам потребуется на доработку проекта.

— Сколько сейчас проектов в вашем портфеле? На каком этапе они находятся?

— В первом полугодии с участием представительства подготовлено и направлено в банк для проведения предварительной экспертизы три проекта общей стоимостью 31 миллиард рублей. Их отраслевая принадлежность — АПК, энергетика и ЖКХ. Предполагаемое участие Внешэкономбанка составит порядка 23 миллиардов рублей. До конца года мы планируем подать ещё одну-две заявки. Всего находящихся на разной стадии подготовки проектов — 25.

В этом году начато финансирование Апшеронского ПДК по созданию производства плит МДФ, а также кредитным комитетом Внешэкономбанка принято положительное решение по финансированию строительства международного конгрессного центра «Хаятт Ридженси Ростов Дон-Плаза».

В конце мая дочерняя структура Внеш­экономбанка — Федеральный центр проектного финансирования (ФЦПФ) и глава Республики Адыгеи подписали соглашение по проекту создания Кошехабльского промышленного парка и развитию туристско-рекреационной зоны в Майкопском районе. Одна из основных задач, стоящих перед ФЦПФ, — помочь созданной в Адыгее Корпорации развития в работе на предынвестиционной стадии: подготовить, структурировать и обосновать проект таким образом, чтобы можно было привлечь финансирование на последующую инвестиционную стадию. А это разработка концепции, бизнес-плана, проектно-сметной документации, подготовка соглашений с резидентами и многое другое.

При этом ФЦПФ будет осуществлять финансирование работ под гарантии их возврата со стороны Республики Адыгеи. Для реализации проекта планируется учредить специальную проектную компанию, которая за счёт средств, полученных от ФЦПФ, выполнит все необходимые работы, в том числе по привлечению инвесторов и резидентов. Аналогичный проект с долевым участием Внешэкономбанка успешно себя зарекомендовал в Калужской области. Для нас это был результат двухлетней работы представительства — с самого начала нашей работы мы подводили к этому решению правительство Респуб­лики Адыгеи.

ФЦПФ является оператором программы Внешэкономбанка по финансированию содействия проектам регионального и городского развития. Основной целью данной программы является оказание финансового, консультационного и технического содействия органам власти по подготовке инвестиционных проектов для решения проблем регионального и городского развития на условиях государственно-частного партнёрства. Объём предусмотренных в программе средств составляет 10,9 миллиарда рублей на период 2011–2015 годов. Стоимость участия ФЦПФ в финансовом содействии подготовке проекта составляет от 20 до 200 миллионов рублей. Средства программы могут направляться только на оплату консультационных услуг по разработке инвестиционного меморандума, проектно-сметной документации и других необходимых действий по подготовке проекта.

— Есть ли опасность того, что за деньги Внешэкономбанка будет создана инфраструктура, на которую не смогут привлечь инвестора?

— Мне кажется, пример Калужского кластера показывает совершенно обратное. Когда в январе этого года мы с делегацией от Краснодарского края знакомились с калужским опытом реализации кластерного подхода, проблем с привлечением инвесторов они не испытывали. На тот момент они планировали к запуску очередной кластер — транспортно-логисти­ческий, с собственной взлётно-посадочной полосой, железнодорожными развязками и хорошими складскими помещениями.

Как правило, инвесторы с удовольствием идут в те проекты, которые имеют хорошую глубину проработки — в том числе понимание рисков, сроков возвратности средств, обязательств, которые берёт на себя субъект. Основная проблема в том, что таких хорошо проработанных ГЧП-проектов очень мало.

— Эта схема прецедентна? Почему другие территории ЮФО не используют её?

— С Адыгеей нам легче было общаться — возможно, потому, что регион имеет большой отложенный спрос на инвестиции, поэтому более открыт. Там все наши идеи сразу восприняли и пошли по предложенному пути.

— Обсуждалась ли возможность участия ВЭБа в проекте создания Восточной промзоны Краснодара?

— Да, с 2011 года. Тогда в рамках Сочинского форума мы провели переговоры с руководством города и края. Обменялись предложениями и пожеланиями, обсудили варианты реализации этого проекта. Поскольку земли там федеральные, есть техническая задержка с их переводом на уровень региона, но процесс подготовки проекта идёт. Дополнительно нами осуществляется отбор проектов для их последующего включения в план совместных мероприятий региональной администрации и Внешэкономбанка по комплексному развитию территории Краснодарского края. В рамках создания промышленных, технологических и индустриальных парков регионом предложены ещё три площадки — это Армавирский индустриальный парк, Абинский промышленный кластер и туристическо-рекреационный кластер Лагонаки.

— Речь идёт о том, что край займёт у ВЭБа на обустройство площадок?

— Схема может быть аналогична предложенной Адыгее и реализованной в Калуге. В любом случае мы за реализацию комплексного подхода. Хочется отметить, что в Краснодарском крае уже успешно функционирует Агентство развития, выполняющее роль корпорации развития региона. За плечами у агентства есть опыт реализации подобных проектов — создание инженерной инфраструктуры в игорной зоне «Азов-Сити», строительство доступного жилья в рамках краевой программы «Народная ипотека». По второму проекту мы также консультировали агентство по привлечению финансовых ресурсов по продуктам АИЖК.

— А вообще достаточно ли проектов? С момента, когда начался посткризисный период, ожидалось, что отложенный спрос на инвестиции сработает, бизнес опять захочет инвестировать, но от целого ряда экспертов мы услышали, что этого не произошло. Причина в условиях, в которых работает бизнес? Или здесь проблемы на уровне согласования планов с региональными властями, выстраивания схем партнёрства, которых требуют крупные проекты?

— С прошлого года мы проводим переговоры с регионами ЮФО о подготовке планов совместных мероприятий по комплексному развитию территорий. Тут и проекты комплексного развития территорий, и поддержка значимых проектов, и нефинансовое содействие. Внешэкономбанк, со своей стороны, предоставляет все имеющиеся ресурсы Группы ВЭБ. Сейчас у нас на выходе соглашения с двумя субъектами — это Астраханская и Ростовская области. В каждом соглашении фигурируют около 20 проектов по каждой из территорий — это проекты, которые предстоит структурировать, сопровождать и финансировать в течение нескольких лет. Краснодарский край также занимает очень активную позицию по подготовке комплексного плана, отбору инвестиционных проектов с целью их последующей реализации. В преддверии форума в Сочи мы договорились с краевым министерством стратегического развития о дополнительном отборе проектов в рамках проводимых ими мероприятий.

Группа Внешэкономбанк объединяет дочерние общества ВЭБа. В неё входит порядка 15 финансовых и банковских организаций. Из них в ЮФО представлены: ЗАО «ГЛОБЭКСБАНК», ОАО АКБ «Связь-Банк», ОАО «ВЭБ-Лизинг», а также партнёры ОАО «МСП Банк».

На сегодня с использованием инструментов Группы ВЭБ мы можем работать не только с крупными проектами стоимостью от двух миллиардов рублей, поддержкой экспорта, прямыми инвестициями, лизингом, но и с проектами малого и среднего бизнеса.

Реализация такого соглашения позволяет обеспечить системный подход к сопровождению проектов, управлять каждым его этапом. Таким образом, мы добиваемся управления процессом от момента появления идеи, подготовки проекта, выделения финансирования и реализации проекта. У нас есть понятный пошаговый план, так называемая дорожная карта, по каждому проекту, разделены зоны ответственности, закреплены исполнители.

— А нет вероятности, что у вас скоро проекты закончатся? Как стимулировать их появление? Насколько всё-таки остра проблема дефицита проектов?

— Пока мы не видим существенного дефицита проектов. Надо понимать, что проекты, которыми мы занимаемся сейчас, — примерно до 2016 года. Ведь за три месяца или полгода невозможно подготовить пакет документов по проекту в силу разных причин. Попробуйте разработать проектно-сметную документацию и пройти экспертизу — инициатору нужен как минимум год, чтобы «вылезти из земли» со всеми документами. Вторая часть — структурирование проекта под финансовые институты, банки. Если это не связывать в параллельный процесс, проект будет очень сложно реализовать. Например, вы приходите в банк, а у вас уже просрочено разрешение на строительство или экспертиза проекта устарела. По нашим оценкам, всего в перспективе трёх-пяти лет однозначно будут в той или иной степени реализованы порядка 20 проектов, связанных с созданием новых производств.

— А какие инструменты поддержки есть у вашей группы для небольших инвестпроектов?

— В Группу ВЭБ входит дочерний МСП Банк. С 2004 года он реализует государственную программу финансовой поддержки малого и среднего предпринимательства посредством механизма двухуровневнего кредитования, путём предоставления кредитов банкам-партнёрам и организациям инфраструктуры для последующей поддержки ими субъектов МСП. На сегодняшний день имеющиеся инструменты удобны для проектов стоимостью 60–150 миллионов рублей и сроком до семи лет.

Несмотря на достаточно большое наличие партнёров на территории ЮФО, нам также приходится подключаться к структурированию проектов МСП. Как правило, в региональных банках основу штата составляют кредитные специалисты, которые работают со стандартными продуктами своего банка. В нашем случае необходимо иметь навыки структурирования документов под проектное финансирование, а это немного другое.

Таких проектов у нас в проработке больше 15. Мы надеемся, что на уровень финансирования в ближайшее время выйдут четыре-пять. Это как раз тот сектор, где активно внедряются новые технологии, проводится модернизация. При этом МСП Банк продолжает разрабатывать новые продукты. С апреля МСП Банк назначен оператором гарантийного механизма, направленного на повышение доступности финансовых ресурсов для среднего бизнеса с выручкой от 400 миллионов до одного миллиарда рублей. Гарантии предоставляются в пользу банков, осуществляющих кредитование инвестиционных проектов субъектов среднего предпринимательства. Гарантией обеспечивается до 50 процентов от суммы кредита, предоставленного банком компании, но не более одного миллиарда рублей, при этом срок гарантии — от двух до 10 лет. По сути, это сегмент проектов до двух миллиардов рублей, который мы можем закрывать полностью на условиях проектного финансирования продуктами Группы ВЭБ.

— Насколько отраслевая структура вашего портфеля отражает приоритеты в развитии экономики региона? Мы увидели, что после кризиса в первую очередь вновь оживился девелопмент.

— Наверное, это происходит потому, что бизнес не готов к «длинному» планированию. Девелопмент — это проекты на два года. Подготовили участок, документы, начали строить — это год, дальше пошли продажи. А по проектам сроками на 5, 7, 10 лет нужно хорошо считать, делать качественный маркетинг, чётко понимать рынок продукта, вкладываться в людей. Не так много компаний, готовых это делать. Поэтому и развивается прежде всего девелопмент.

У нас есть один очень интересный проект в Краснодаре, по комплексному развитию территории и созданию миниполиса «КУБ-А» на территории 760 гектаров. Реализация проекта планируется в течение 10-15 лет и предполагает не только жилую застройку, но и создание инженерной и социальной инфраструктуры. А это и парки, и детские сады со школами, и парковки, и поликлиники, и многое другое. С инициатором, ООО «Дирекция СОТ», мы готовим этот проект уже более года. На сегодняшний день проект поддержан городом и краем, предложен для включения в комплексный план мероприятий с Внешэкономбанком. В ближайшее время на федеральном уровне планируется принятие решения о его включении в число пилотных в рамках реализации госпрограммы по обеспечению доступным и комфортным жильём и коммунальными услугами экономически активного населения. Реализация этого проекта будет затрагивать интересы широких категорий граждан — молодых семей, специалистов социальной сферы, врачей, учителей, учёных, инженеров — и значительно расширит возможности аренды жилья. Такое жильё будет доступно для работающего человека. Проект очень интересный с точки зрения как перспектив развития города, так и реконструкции его исторической центральной части.

— У нас скоро предолимпийское строительство закончится, начнётся другой этап развития. Каким он будет, на ваш взгляд? Есть ли основание ожидать нового витка роста, закладывается ли сейчас какой-то фундамент для этого?

— По официальным данным, прогнозный объём финансирования строительства олимпийских объектов и реализации связанных с ним мероприятий составляет 1,5 триллиона рублей. Если разделить эту сумму на предыдущие пять лет, то мы увидим, что в экономику Краснодарского края ежегодно поступало около 300 миллиардов рублей прямых инвестиций. Выпадение этих инвестиций нужно будет замещать. При этом есть перспективы по строительству трассы Джубга — Сочи, развитию Таманского полуострова, Новороссийского морского порта и припортовой территории, строительству дороги Абинск — Кабардинская, развитию Лагонаки и др. Кроме того, разработка плана совместных мероприятий как раз и ставит своей целью формирование дополнительного перечня перспективных проектов и инициатив, который по привлечённым инвестициям будет сопоставим с выпадающими объёмами. Именно этим проектам должно будет уделяться особое внимание в постолимпийский период. Но, честно сказать, задача не из самых простых.

Несмотря на то, что по итогам пяти месяцев нынешнего года Краснодарский край занял первое место в рейтинге инвестиционной привлекательности российских регионов, хотелось бы, чтобы региональные ведомства более внимательно относились к инициативам и предложениям, поступающим от инвесторов, общественности, в том числе в рамках внедрения стандарта инвестиционной деятельности.
  • Комментарии
Загрузка комментариев...