Кавказской энергетике ищут доктора
№1-6 (241-246), 22 декабря 2014-8 февраля 2015

268
14 минут
Кавказской энергетике ищут доктора

Николай Проценко

В энергетике Северного Кавказа в уходящем году сложилась критическая ситуация – рядом сбытовых и сетевых компаний накоплены миллиардные убытки и долги, справиться с которыми самостоятельно они не в состоянии. Эксперты рынка утверждают, что для оздоровления проблемной отрасли требуется независимый антикризисный управляющий

Последнее в этом году заседание комиссии правительства РФ по вопросам социально-экономического развития СКФО, состоявшееся 12 декабря, было посвящено ситуации в топливно-энергетическом комплексе округа. Энергетики ждали этого дня с замиранием сердца, помня, как год назад на аналогичном заседании премьер-министр Дмитрий Медведев устроил настоящий разнос по поводу ситуации с долгами регионов СКФО за газ и электроэнергию. В частности, глава правительства сообщил, что общая задолженность гарантирующих поставщиков СКФО перед поставщиками оптового рынка электроэнергии составляет 24 млрд рублей при росте почти на 5 млрд рублей. «Это безобразие, конечно», — охарактеризовал ситуацию Медведев.

За прошедший год принципиальных изменений в энергетике СКФО не произошло – более того, появились признаки дальнейшей дестабилизации. В течение этого года уже дважды сменился руководитель в крупнейшей сетевой компании округа МРСК Северного Кавказа, начался процесс банкротства ОАО «Ингушэнерго», признано банкротом ОАО «Нурэнерго» – гарантпоставщик Чечни, критическая ситуация с погашением старых долгов сложилась в городских энергосетях Махачкалы и т.д. Впрочем, есть и отдельные позитивные тенденции. Как сообщили «Эксперту ЮГ» в ОАО «Россети», за прошедший период отмечено улучшение платёжной дисциплины на розничном рынке в отношении конечных потребителей. Уровень расчётов возрос на 10% (или на 3,2 млрд рублей) от уровня 2013 года и составил 94% (в прошлом году было 84%), вплотную приблизившись к среднероссийскому (98-99%). Однако на фоне «хронических болезней» отрасли это выглядит лишь тактическим успехом.

Как стало известно «Эксперту ЮГ» от одного из участников заседания комиссии, накопившиеся в энергетике Северного Кавказа проблемы собирался затронуть в своём выступлении министр энергетики РФ Александр Новак . «Доклад министра у Медведева планировался очень жёстким, — рассказывает источник. — В проекте доклада отмечались ухудшение показателей по сбыту и сетям, провал программы снижения потерь в Дагестане. Также предлагалось передать управление энергокомпаниями СКФО сторонним антикризисным управленцам».

Однако открытая часть заседания комиссии по СКФО (стенограмма опубликована на портале правительства РФ) получилась откровенно «вегетарианской». Признав, что ситуация с платежами за электроэнергию на Северном Кавказе «по-прежнему непростая», Дмитрий Медведев заметил, что при этом наметились некоторые улучшения, в частности, упомянутое выше сокращение почти на 10% отставания в расчётах с поставщиками оптового рынка. «Эту позитивную тенденцию надо закрепить», — резюмировал премьер.

Как полагает наш источник, участвовавший в совещании, на умеренной повестке открытой части выступления Медведева могли настоять «Россети», выдвинув следующую мотивировку: сейчас не время нагнетать обстановку, в стране и так всё плохо. При этом собеседник напоминает, что у руководства сетевого холдинга есть выход на главу правительства через вице-премьера Александра Хлопонина , с которым генеральный директор «Россетей» Олег Бударгин много лет проработал в Красноярском крае. Тем не менее, в ходе закрытой части совещания, продолжает источник, прозвучало немало резких слов, в том числе по поводу частой смены руководителей энергокомпаний Северного Кавказа и их непрофессионализма.

Наследники энергетического короля

Действительно, кадровый вопрос в энергетике СКФО за последние три года стал одним из наиболее проблемных. В конце 2011 года со скандалом ушёл в отставку генеральный директор МРСК СК, потомственный энергетик Магомед Каитов , обвинённый в собирании «персональных привилегий» и создании широкой сети аффилированных структур в разных сферах энергетики. Предполагалось, что устранение «энергетического короля» приведёт к тому, что отрасль станет более прозрачной, а деятельность МРСК СК окажется более контролируемой федеральным центром. Однако после ухода Каитова в главной энергокомпании СКФО началась настоящая «кадровая чехарда»: за три года сменилось уже пять руководителей, среди которых были и люди, далёкие от энергетики.

Осенью 2012 года МРСК СК возглавил генерал ФСБ в отставке Пётр Сельцовский , но вскоре после прошлогодней критики энергетиков округа со стороны Дмитрия Медведева он был уволен за «неэффективность». На смену ему в качестве и.о. гендиректора пришёл главный инженер «Россетей» Сергей Архипов , имеющий репутацию антикризисного менеджера, но и он продержался всего несколько месяцев, после чего вернулся в головной холдинг заместителем гендиректора по ЮФО и СКФО. В августе новым гендиректором МРСК СК был назначен Юрий Зайцев , официальная биография которого гласит, что с 1997 по 2013 годы он занимал «руководящие должности в коммерческих структурах» без какого-либо упоминания опыта работы в энергетике.

Наконец, в середине декабря стало известно, что Сергей Архипов возглавил совет директоров МРСК СК. Источник, знакомый с ситуацией внутри компании, говорит, что кадровая политика «Россетей» в данном случае соответствует принципу «разделяй и властвуй», поскольку между двумя топ-менеджерами был конфликт. При этом источник намекает, что кандидатура Зайцева была предложена некими внешними силами. «Когда Архипова назначили на должность и.о. гендиректора МРСК СК, Зайцев одновременно стал его замом с расширенными полномочиями и слабо подчинялся Архипову, — рассказывает собеседник “Эксперта ЮГ”. – Видимо, Зайцеву уже тогда обещали место гендиректора, но Архипов начал приглашать своих людей из МРСК Юга и назначать их на руководящие должности. Зайцеву это не нравилось, и когда Архипов ушёл, он начал избавляться от его назначенцев, причём самыми разными методами. За этими интригами теряется всяческая производственная политика». Аналогичная ситуация возникла и в ряде других энергокомпаний СКФО, где за последние годы неоднократно менялось руководство.

Энергетика свободного падения


Ещё одним фактором ухудшения ситуации в энергетике СКФО стало изменение схемы взаимодействия между энергокомпаниями. До 2011 года управление региональными сбытовыми компаниями-гарантпоставщиками (ГП) осуществляла сетевая компания «МРСК Северного Кавказа». Фактически это был «ручной режим», основанный на авторитете Магомеда Каитова, который умел жёстко решать вопросы с властями кавказских регионов. Как отмечалось в прошлогоднем докладе Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) «Электроэнергетика Северного Кавказа: возможные проблемы и решения», именно благодаря тому, что МРСК СК полностью контролировала работу с неплательщиками и платежами, в 2007-2008 годах удалось снизить последствия возникших неплатежей для сетевого комплекса региона.

Но в 2011 году договор управления гарантирующими поставщиками был расторгнут по инициативе их основного акционера, холдинга МРСК, после чего управление сетевыми и сбытовыми компаниями стало обособленным. В рамках преемника холдинга МРСК, ОАО «Россети», для этого было создано профильное подразделение «Гарантирующие поставщики электроэнергии республик СКФО и Калмыкии», которое в настоящее время объединяет ГП пяти северокавказских республик, за исключением Чечни. Чеченские ГП «Нурэнерго» и его преемник «Чеченэнерго» входят в число дочерних и зависимых обществ МРСК СК, которая, в свою очередь, является «дочкой» «Россетей». Тем самым внутри федерального холдинга была предпринята попытка создать искусственной конфликт интересов между сетями и сбытом.

Однако ближайшим результатом вывода гарантпоставщиков из-под управления МРСК СК стало резкое ухудшение финансовых результатов ряда энергокомпаний Северного Кавказа по итогам 2011 года (см. таблицу 1). И если гарантпоставщикам Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии и Северной Осетии («Севкавказэнерго») в дальнейшем удалось выйти на прибыльность и в целом нормальные для российских энергосбытовых компаний показатели, то в Дагестане, Чечне и Ингушетии гарантпоставщики и дочерние и зависимые общества МРСК СК стали хронически убыточными. Как отмечено в докладе ФНЭБ, ожидаемого повышения уровня платежей на оптовый рынок электроэнергии в этих республиках не произошло. Одновременно резко ухудшились платежи городских сетевых компаний в адрес МРСК Северного Кавказа, из-за чего у последней возникли проблемы с финансированием текущей деятельности.

Таблица 1. Финансовые показатели ряда энергокомпаний СКФО

Выручка, млн руб Чистая прибыль/убыток, млн руб
2010 2011 2012 2013 2014 2010 2011 2012 2013 2014
МРСК Северного Кавказа 10461 10542 11252 12502 6080 (2 кв.) 613 308 641 538 (2 кв.) -1086
Нурэнерго* 2123 2386 2885 3190 -1646 -1630 -1095 -1157
Чеченэнерго* 402 -229
Дагэнергосеть* 1790 2213 2141 2085 -454 1345 -1637 -2232
Дагестанская энергосбытовая компания (ДЭСК)* 6114 6038 6173 6874 5824 (3 кв.) -1083 -2951 -1646 -1187 (3 кв.) -1983
Ингушэнерго** 787 1021 1109 1292 58 36 -304 -425
Севкавказэнерго** 2669 3136 3227 3886 -6 -2047 -144 28
Каббалкэнерго** 2614 2287 2309 2979 66 -531 109 61
Карачаево-Черкесскэнерго** 2577 2308 2320 2390 35 -157 25 3
* Дочерние и управляемые общества ОАО "МРСК Северного Кавказа"
** Компании, входящие в структуру Гарантирующих поставщиков электроэнергии республик СКФО и Калмыкии
Источник: СПАРК-Интерфакс



В 2014 году ситуация стала приобретать характер системного кризиса. В июне Арбитражный суд Ингушетии ввёл наблюдение в ОАО «Ингушэнерго» по иску ОАО «ОГК-2», которое уже давно пытается взыскать с этого гарантпоставщика многомиллионную задолженность. По данным «СПАРК-Интерфакс», в этом году «Ингушэнерго» выступал ответчиком по 130 арбитражным делам на общую сумму 5,5 млрд рублей. Кроме того, правоохранительные органы выявили в компании финансовые махинации на сотни миллионов рублей. В соседней Чечне в июне республиканский арбитраж объявил банкротом местного гарантпоставщика «Нурэнерго», на котором «висит» больше 250 арбитражных исков на общую сумму 1,66 млрд рублей.

Но самая сложная ситуация сложилась в Дагестане, который плохо подчинялся даже «железной руке» Магомеда Каитова. Хронические убытки накоплены и у местного гарантпоставщика – ОАО «ДЭСК», и у дочерней сетевой компании МРСК СК – ОАО «Дагэнергосеть». Кроме того, постоянные проблемы создаёт главный «свободный радикал» дагестанской энергетики – городские электросети Махачкалы, на протяжении последних лет находившиеся под контролем лиц, близких к бывшему мэру города Саиду Амирову .

В июне стало известно, что в рамках консолидации сетевых активов под «зонтиком» МРСК СК махачкалинские сети переходят в аренду этой компании. «Другого у нас способа нет, через суды взыскивать задолженности устали, поэтому сами туда приходим», — прокомментировал это решение Сергей Архипов. Однако уже в конце ноября пресс-служба ДЭСК сообщила о том, что махачкалинские сети не исполняют решение суда о взыскании с них задолженности в размере более 1 млрд рублей. Общий размер их долга перед ДЭСК оценивается более чем в 2 млрд рублей, а перед «Дагэнергосетью» – в 1,4 млрд рублей.

Сбыт на аутсорсинг

Собеседники «Эксперта ЮГ», давно наблюдающие за развитием событий в энергетике СКФО, признают, что для преодоления кризисной ситуации в отрасли необходимы неотложные, причём нестандартные меры. Независимый энергоэксперт Александр Виханский , ранее работавший в РАО ЕЭС и Минэнерго, говорит, что сейчас просматриваются в целом два сценария будущего проблемных гарантпоставщиков: «Первый – отдать гарантирующих поставщиков региональным властям, причём неважно, в виде компаний с долгами или в виде функции, под которую они заведут новые организации. Второй вариант – поставить руководителем ГП Северного Кавказа какого-нибудь “мощного старика”, то есть антикризисного топ-менеджера федерального уровня».

По мнению г-на Виханского, второй вариант явно утопичен, зато первый имеет все шансы на реализацию. В этом случае ГП окажутся в зоне ответственности тех, кто в состоянии эффективно решить большую часть их системных проблем. При этом эксперт указывает на необходимость кадрового усиления главной энергокомпании региона – МРСК Северного Кавказа: «Проблемы гарантпоставщиков обострились в силу наступившей в МРСК СК “кадровой чехарды”. В руководстве компании не видно менеджера, способного более или менее на равных вести диалог с региональными и федеральными властями и тем самым решать проблему неплатежей со стороны независимых сбытовых компаний и оптовых перепродавцов. Раньше у гарантирующих поставщиков Северного Кавказа был “хозяин” в хорошем смысле этого слова и, как следствие, положительная динамика».

Таким образом, сегодня в экспертном сообществе всё настойчивее звучит идея о передаче функций по управлению проблемными энергокомпаниями СКФО некоей сторонней инстанции. Соответствующее предложение, как сказано выше, могло прозвучать и на заседании правительственной комиссии, хотя один из руководителей Минэнерго РФ, с которым удалось связаться «Эксперту ЮГ», отказался комментировать этот вопрос.

Идея передать энергетику Северного Кавказа на аутсорсинг, в общем, не нова. Ещё пару лет назад обсуждался проект вхождения в капитал и управление МРСК СК компании «Евразия Энерджи Холдингс» – совместного предприятия корейской госкомпании KOWEPO и ОАО «Курорты Северного Кавказа», председателем совета директоров которого в тот момент был дагестанский бизнесмен Ахмед Билалов . «Евразия» тогда анонсировала инвестиции в энергетику в размере порядка 1 млрд долларов, а корейская сторона обещала помочь кавказским энергетикам в решении одного из самых больных вопросов – высокого уровня потерь в сетях.

В конце 2012 года в прессе прошла информация о встрече потенциальных инвесторов с Олегом Бударгиным (на тот момент главой ФСК ЕЭС) и вице-премьером Аркадием Дворковичем , после чего стороны «разошлись подумать». Но уже в феврале 2013 года «товарищ Билалов» был изгнан со всех государственных постов после того, как президент Владимир Путин возложил на него персональную ответственность за срыв сроков строительства олимпийских трамплинов в Сочи. В раскрутке этой истории в СМИ отдельный акцент был сделан на том, что Билалов и «некие коммерсанты из Кореи» планировали приватизацию энергетики Северного Кавказа с непредсказуемыми последствиями.

После этого на разговоры о частных инвестициях в этой сфере было наложено табу, но идея привлечь к управлению независимого игрока не утратила актуальность, только теперь в качестве такого субъекта экспертам видится государство. «Гарантпоставщиков Северного Кавказа надо выводить на государственное антикризисное управление», — убеждён один из собеседников «Эксперта ЮГ», поясняя, что искусственное создание внутреннего конфликта интересов между сетью и сбытом в рамках «Россетей» на Северном Кавказе не работает.

Сети с кавказским акцентом

Наконец, на ситуацию в энергетике СКФО оказывает серьёзное воздействие коррупционный фактор, избавиться от которого при существующей структуре отрасли, по мнению экспертов, невозможно. Хотя за последние годы в снижении потерь электроэнергии был достигнут определённый прогресс, в ряде республик их уровень всё равно остаётся высоким (см. таблицу 2). По информации «Россетей», к концу этого года в СКФО ожидается снижение потерь до 19,65% (годом ранее было 20,47%). Как поясняют в холдинге, такие уровни потерь отражают специфику энергосистемы СКФО – структуру потребления с преимущественно перегруженными низковольтными участками сети большой протяжённости, изношенность оборудования, сложный рельеф местности.

Таблица 2. Потери в распределительных сетях республик СКФО, %

2011 2012
Северная Осетия 10 10
Карачаево-Черкесия 17 17
Кабардино-Балкария 17 16
Ингушетия 40 29
Дагестан 38 32
Чечня 35 29
Источник: ФНЭБ

Однако есть и другие факторы, препятствующие снижению потерь в отдельных регионах. «”Убитая” инфраструктура не даст потери более 15, пусть даже 20 процентов, — говорит один из наших собеседников. — Всё остальное – это именно воровство. Несмотря на многочисленные попытки справиться с этой проблемой, она так и не решена. Пять миллиардов рублей, выделенных Северному Кавказу на реализацию программы по снижению сверхнормативных потерь, не дали ожидаемого результата». По мнению источника, основной причиной этого стало отсутствие заинтересованности в реальном снижении потерь на низовом уровне, в районных электрических сетях: «Ведь если снизить потери до нормативных, то придётся работать только за зарплату, а есть предположение, что нетрудовые доходы куда выше, чем официальная зарплата – тут никакие показатели эффективности не помогут, нужна другая мотивация».

Как уточняет Александр Виханский, на Северном Кавказе более корректно говорить не о коррупционных факторах, а о неформальных институтах: «Несколько лет я жил на Северном Кавказе, и сейчас общаюсь с товарищами из различных республик. Исходя из этого опыта, могу отметить, что, будучи контролёром или мастером группы на Северном Кавказе, вы едва ли сможете отказать в просьбе о дружеской услуге своим друзьям, родственникам или людям, которых вы уважаете, сохранив при этом их уважение».

Именно на эти неформальные сети и накладывается уже описанная выше формальная структура организации отрасли. В результате, констатирует г-н Виханский, пока сети и сбытовики находятся «в одной обойме», между ними невозможен продуктивный конфликт интересов, который наблюдается в других регионах. Поэтому частично рассогласование в подсчётах потреблённой энергии между сетями и сбытом может быть инструментом внутреннего перекрёстного субсидирования одними родственными компаниями других родственных компаний. Об этом свидетельствуют и другие наши собеседники. На вопрос, в какой степени после отставки Магомеда Каитова в энергетике СКФО удалось ликвидировать аффилированность компаний разных видов деятельности, один из них лаконично ответил: «Ни в какой. Повторяю: надо выводить гарантпоставщиков из-под сетей».


  • Комментарии
Загрузка комментариев...