Кризисный задачник для донской промышленности
№9-10(349-350)

112
6 минут
Елена Гриценко, Владимир Козлов
Ростовская область за последние несколько лет имеет самую высокую динамику промышленного роста на юге России. Несмотря на проблемы на отдельных предприятиях, устаревшую законодательную базу и плохую макроэкономическую конъюнктуру, регион может сохранить опережающие темпы роста

Промышленность Ростовской области в прошлом году выросла на 4,9%. Для сравнения, в Краснодарском крае рост индустрии составил 2,6%, в Ставропольском крае — 0,6%, а в среднем по России — 1,7%. Однако экономический кризис обострил проблемы, давно существующие в промышленности Ростовской области: зависимость от импорта, зависимость от госзаказа, устаревшая законодательная база. Власти региона пока не считают ситуацию слишком угрожающей, но признают необходимость оперативных и чётких действий по каждому конкретному предприятию. Вопрос о том, насколько реально сохранение опережающих темпов в нынешних экономических условиях, стал основным в ходе круглого стола, проведённого «Экспертом ЮГ» в партнёрстве с медиацентром «МедиаС» и агентством «РБК-Ростов».

Мухадин Коблев (РЗГА № 412) говорит, что из-за отсутствия заказов авиаремонтный завод стоит на грани закрытия

Реальные угрозы

Сегодня в Ростовской области работают почти 8,9 тысячи предприятий промышленного сектора, на которых сосредоточено 27,1% основных фондов и занято около 16,4% трудоспособного населения. Однако, по данным аналитиков компании «Альпари», около половины из них уже сейчас находятся на грани закрытия или банкротства. «Ряд производственных мощностей, в том числе градообразующих, уже остановлен. Рост числа безработных в промышленном секторе может увеличиться в два, а то и в три раза», — прогнозирует директор «Альпари-Юг» Юлия Харитонова.

По словам начальника управления промышленности минпромэнерго Ростовской области Андрея Фролова, власти имеют возможность отслеживать ситуацию только на примерно 200 системообразующих предприятиях, которые формируют основные показатели по отраслям промышленности. На многих из них ситуация сегодня оставляет желать лучшего. Так, в конце января перешёл на четырёхдневную рабочую неделю таганрогский завод «Красный котельщик» (входит в состав энергомашиностроительного концерна ОАО «Силовые машины»). По словам Андрея Фролова, в прошлом году объём производства на заводе упал в связи с ситуацией на Украине, для которой «Красный котельщик» ранее производил тепловые станции. В итоге предприятие выполнило заказов на 3,7 млрд рублей, хотя есть основания для оптимизма. В этом году портфель заказов завода сформирован на 7 млрд рублей, и с начала апреля «Красный котельщик» планирует вернуться к обычному графику работы.

Сложнее выглядит ситуация на другом промышленном гиганте — Новочеркасском электровозостроительном заводе. С начала февраля НЭВЗ работает в ограниченном режиме, а все дальнейшие планы полностью зависят от инвестиционной программы фактически единственного его заказчика — ОАО «РЖД», с которым у предприятия до сих пор не заключён контракт на этот год. По предварительным прогнозам, НЭВЗ в 2015 году может сократить объёмы производства примерно в 1,5 раза.

«Мы можем произвести много, но мы полностью зависим от РЖД, — говорит представитель НЭВЗа Людмила Оберкович . — Предварительный заказ на этот год составляет 334 секции, но даже об этом мы сегодня не можем с уверенностью говорить, поскольку контракт ещё не заключён». Сейчас судьба контракта НЭВЗа с РЖД обсуждается на уровне федеральных властей.

Ещё более тревожное положение у Ростовского завода гражданской авиации (РЗГА № 412), который из-за отсутствия заказов оказался на грани закрытия. По словам генерального директора предприятия Мухадина Коблева, в ближайшее время на заводе возможны массовые сокращения — об этом уже объявлено сотрудникам. «Наш рабочий цикл сейчас прерван, мы не получаем заказов с ноября прошлого года», — сообщил г-н Коблев.

Сложности с получением заказов РЗГА-412 во многом объясняются неопределённостью перспектив взлётно-посадочной полосы (ВПП) ростовского аэропорта — скорее всего, после завершения строительства Южного хаба она будет закрыта. «На отремонтированные самолёты предусмотрено два года гарантийных обязательств. Если мы заключим новые контракты в 2016 году, то в связи с закрытием ВПП не сможем выполнить свои обязательства», — поясняет Мухадин Коблев.

Андрей Фролов (минпромэнерго Ростовской области) утверждает, что власти региона отслеживают ситуацию на системообразующих предприятиях

Не вполне реальная поддержка

Тем временем слово «импортозамещение», успевшее прижиться в российском лексиконе, понемногу приобретает конкретное значение. Например, комбайновый завод «Ростсельмаш» объявил о запуске программы, в рамках которой предполагается найти отечественные альтернативы зарубежным поставщикам оборудования. Предприятие готово рассмотреть любые серьёзные предложения по изготовлению и поставке комплектующих для своих сельскохозяйственных машин.

Если программа будет успешно реализована, «Ростсельмаш» сможет заметно снизить себестоимость своей продукции — сегодня около 60% комплектующих приобретается за рубежом, и цены на них ощутимо изменились в связи с ростом курса валют. Однако вторая проблема, которую предстоит решить, — это реализация сельхозтехники. Заместитель председателя Законодательного собрания Ростовской области Сергей Михалёв, вспоминает, что во время кризиса 2008 года «Ростсельмашу» со сбытом продукции помогли именно на федеральном уровне. «Тогда упали реализация и спрос, но были приняты оперативные решения по сбыту, были запущены программы агролизинга и субсидии на покупку отечественной техники. Сегодня я таких программ не вижу», — констатирует Сергей Михалёв.

Не так давно федеральным правительством был разработан список из 199 системообразующих предприятий. Из компаний юга России в него вошли «Ростсельмаш», кубанские ЗАО «Агрокомплекс» и ЗАО «Тандер», «Ставропольский бройлер», волгоградские «Волгограднефтемаш» и «Никохим», а также ряд крупных федеральных холдингов, предприятия которых расположены в ЮФО и СКФО. Были озвучены и объёмы предполагаемой господдержки для системообразующих предприятий — 50 млрд рублей. Однако на этом конкретика закончилась: когда именно отдельные предприятия из этого списка получат помощь, и в чём именно она будет заключаться, пока неясно. Глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев сразу заявил, что попадание в число системообразующих предприятий — это не индульгенция.

Кластерный оптимизм

На региональном уровне подходы к промышленной политике тоже необходимо пересматривать, считает Сергей Михалёв. В Ростовской области есть своя Концепция развития промышленной отрасли до 2020 года, принятая в 2011 году, но сегодня, уверен вице-спикер донского парламента, этот документ не соответствует тем целевым показателям, которых требует время. «Сейчас краеугольным камнем для нашей промышленности становится такой показатель, как производительность труда, а мы в нашей концепции опираемся на отгрузку продукции и индекс промышленного производства, — поясняет г-н Михалев. — Концепцию необходимо пересмотреть в соответствии с новыми вызовами и потребностями».

Надежды на будущее региональной промышленности связаны, как и прежде, с созданием промышленных кластеров. Некоторые из них уже сегодня приобретают достаточно конкретные очертания. В частности, запущена первая очередь (сборочное производство) станкостроительного кластера (якорное предприятие — российско-чешское ООО «МТЕ Ковосвит МАС») в Азове, в планах на 2015 год значится запуск второй очереди.

В городе Шахты на базе бывшего ЗАО «Дон-Текс» уже работает швейное производства «Донтекстиль» (холдинг «БТК Групп» Таймураза Боллоева ). «В высокой степени готовности ткацкое и отделочное производства, они должны заработать в этом году», — уточняет Андрей Фролов. Продолжается создание вертолётного кластера — сейчас завершается передача «Роствертолу» земель на левом берегу Дона, в ближайшее время будет объявлен тендер на выбор проектной организации. В этом году в проект планируется вложить 600 млн рублей.

В целом, если посмотреть на структуру промышленного роста Ростовской области в 2014 году, то можно увидеть, что росли именно отрасли, представленные кластерами. Их наличие — несомненное конкурентное преимущество региона в условиях экономического кризиса.
  • Комментарии
Загрузка комментариев...