На дагестанских банках поставлен крест
№15-16(355-356) 2015

80
4 минуты
На дагестанских банках поставлен крест

Николай Проценко
После отзыва лицензии у Дагэнергобанка, крупнейшей кредитной организации Дагестана, эта республика окончательно утратила свои ещё недавно весьма заметные позиции в банковской сфере юга России. Банкинг Дагестана имел специфическую репутацию, но фактическая ликвидация отрасли лишила многие малые и средние предприятия республики доступа к заёмным средствам


Основным поводом для прекращения деятельности Дагэнергобанка (ДЭБ), который на начало марта по размеру активов занимал первое место в своём регионе, третье в СКФО и 419-е в России, стала рискованная кредитная политика. Согласно официальному сообщению ЦБ РФ об отзыве лицензии, банк производил размещение денежных средств в низкокачественные активы, не создавая необходимые резервы на возможные потери и не предоставляя регулятору достоверную финансовую отчётность.

Судя по открытым отчётным данным, ДЭБ испытывал серьёзные проблемы на протяжении всего последнего года своего существования. По данным портала «Банки.ру», с января 2013 года по март этого года у него резко выросла просроченная задолженность по кредитам (с 273,7 до 736,7 млн рублей), а чистый убыток к моменту отзыва лицензии достиг 177 млн рублей. Кроме того, на протяжении двух лет банк последовательно терял вкладчиков: за 2013 год отток депозитов составил 936 млн рублей, а за следующий год с небольшим из ДЭБа «ушло» ещё более 650 млн рублей.

Основной причиной бегства вкладчиков стала общая ситуация на банковском рынке Дагестана: с конца 2012 года ЦБ провёл в республике настоящую спецоперацию по чистке рядов, в результате которой с рынка ушли полтора десятка местных кредитных организаций. Паника, возникшая в конце прошлого года в связи с резкой девальвацией рубля, похоже, стала последней каплей, наряду с коллапсом на межбанковском рынке. «Дагэнергобанку просто было негде перезанять денег», — полагает известный эксперт по экономике Дагестана старший научный сотрудник Института проблем рынка РАН, кандидат экономических наук Михаил Чернышов.

Самым неприятным моментом в этой истории является то, что Дагэнергобанк был солидной компанией с очень высокой репутацией, причём не только в своей республике: агентство «Эксперт РА» на протяжении нескольких лет присваивало ему рейтинг на уровне «А» (высокий уровень кредитоспособности).

И даже в той непростой ситуации, в которой оказались дагестанские банки, ДЭБ был настроен на активное развитие. К началу 2014 года его капитал был доведён до 1 млрд рублей, что позволяло банку значительно расширить перечень услуг, например, выдавать гарантии по госконтрактам. Кроме того, ДЭБ планировал существенно расширить сеть своих офисов, дотянувшись до самых отдалённых уголков горной республики. Но решение ЦБ поставило на этих планах крест.

«Дагэнергобанк был одним из системообразующих банков Дагестана, имел хорошую филиальную сеть, но фактически пошёл “под нож”», — констатирует Михаил Чернышов. По его словам, в результате ухода с рынка ряда местных банков доступность финансовых услуг для населения Дагестана существенно снизилась, в результате чего накопления людей уходят в альтернативные каналы и перестают работать на экономику.

Но ещё хуже то, что многие предприятия республики фактически потеряли возможность банковского кредитования. «То, что дагестанские банки осуществляли кредитование местного малого и среднего бизнеса по своеобразным дагестанским же стандартам, хорошо известно, — продолжает г-н Чернышов. — Но для значительной части дагестанского бизнеса это был фактически единственный способ получения заёмных средств — в “нормальном” банке большинство дагестанских предприятий, учитывая качество их активов и непрозрачность деятельности, кредит попросту не получат. Развитие ситуации пошло по принципу домино. Ликвидация одного, казалось бы, небольшого регионального банка тянет за собой десятки и сотни других малых и средних предприятий, торговых точек, и таких случаев очень много».

По мнению эксперта, массовая чистка банковских рядов в республике стала одним из факторов, которые обусловили волну банкротств региональных предприятий, причём те громкие дела, которые становятся достоянием СМИ (например, о банкротстве Хасавюртовского консервного завода или ООО «Дагестанэнерго») — это всего лишь верхушка айсберга. Кстати, похожая ситуация складывается и в других субъектах СКФО: по данным прессы, с ноября прошлого года по конец нынешнего февраля в арбитражные суды регионов Северного Кавказа подано почти 400 исковых заявлений о банкротстве.

Впрочем, прямой связи между отзывом лицензий у кавказских банков и волной банкротств в реальном секторе может и не быть. Партнёр Национальной юридической компании «Митра» Сослан Каиров отмечает, что статистика арбитражных судов по делам о банкротствах в Дагестане и Северной Осетии (эти республики наиболее пострадали от действий ЦБ) заметно ниже, чем в Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии, где лицензии у местных банков не отзывались.

«Повышение ключевой ставки и дорогие кредиты влияют на снижение деловой активности в большей степени, чем сокращение числа банков в регионе», — полагает г-н Каиров. В то же время он признаёт, что определённую роль в волне банкротств предприятий СКФО сыграли и чисто региональные факторы: очищение банковского сектора региона от криминальных игроков, недостаточная капитализация и снижение совокупных активов региональных банков, усиление позиций госбанков, отток вкладов населения и средств корпоративных клиентов.

Все публикации номера

  • Комментарии
Загрузка комментариев...