Полимерный якорь для южной экономики

138
13 минут
Полимерный якорь для южной экономики

В июне в Кабардино-Балкарии начнётся строительство завода чистых полимеров пищевого и текстильного назначения «Этана» стоимостью 15,7 млрд рублей. Уже в этом году рядом начнут формироваться кластер сельхозпереработки и масштабная социальная инфраструктура. На подходе также принятие российским правительством решения о создании вокруг предприятия особой экономической зоны промышленно-производственного типа

Генеральный директор «Этаны» Сергей Ашинов говорит, что с этого проекта начнётся возрождение экономики юга России. Полимеры здесь действительно только начало большой производственной цепочки – центральная идея проекта заключается в том, чтобы на базе производства пищевой упаковки сформировать крупный агроперерабатывающий кластер для выпуска конкурентоспособной даже в условиях ВТО продукции. Кроме того, на «Этане» планируется производить полимеры текстильного назначения, что, по замыслу проекта, должно оживить ещё одну традиционную для южной экономики отрасль – легпром. Отдельное направление – утилизация и переработка полимеров: в перспективе возможно строительство целой сети таких предприятий.

За реализацией этого проекта «Эксперт ЮГ» следит с лета 2010 года – с того момента, когда на конференции «Единой России» в Кисловодске «Этана» была выдвинута на получение правительственных госгарантий от Кабардино-Балкарии. С тех пор инвестиционная обстановка на Северном Кавказе значительно изменилась. Первоначальный оптимизм бизнеса, связанный с ожиданием беспрецедентных мер господдержки проектов на территории нового федерального округа, сменился пониманием глубины реальных проблем экономики Северного Кавказа и более взвешенной оценкой рисков. Как следствие, ряд крупных проектов, которые ещё три года назад выглядели прорывными для СКФО, либо затягиваются, либо приостановлены, либо вообще отменены.

На этом фоне «Этана» выглядит скорее исключением – проект последовательно движется вперёд, хотя, на первый взгляд, и не слишком быстро. Между кисловодской конференцией «Единой России» и решением о предоставлении «Этане» госгарантий прошло больше года. Значительное время потребовалось для выбора площадки, где будет построена «Этана» и прилегающий к ней кластер сельхозпереработки вместе с социальной инфраструктурой. Место для предприятия нашли в Майском районе Кабардино-Балкарии, недалеко от границы с Северной Осетией. Это зона предгорья, где население традиционно занимается земледелием, и при определении площадки принципиально важно было учесть интересы тех, кто работает на земле. Поэтому под строительство завода отвели неиспользуемую территорию, на которой требовалось провести большие подготовительные работы – отведение рек, строительство плотины, берегоукрепление и т.д.

После этого, в декабре 2011 года, было заключено соглашение с генеральным партнёром – немецкой компанией Thyssenkrupp Uhde Gmbh. Одновременно началось создание инженерной и транспортной инфраструктуры предприятия при софинансировании Инвестфонда РФ. Далее следовало провести значительную ревизию бизнес-плана в связи со вступлением России в ВТО и подготовить документы для получения кредита Внешэкономбанка – этой работе был посвящён весь прошлый год. Кроме того, началась работа по созданию ОЭЗ – именно в таком формате проект предполагалось реализовать изначально.

Полимерная генерация
— В ходе подготовительной стадии ваш проект существенно дорабатывался. Какова сейчас его конфигурация?

— Сегодня вся мировая экономика не стоит на месте, а находится в постоянном развитии. Любой бизнес, который хочет быть в числе лидеров, сохранять конкурентоспособность, должен отвечать на любые, порой самые сложные вызовы. Поэтому даже на этапе проработки проекта нужно учитывать много факторов. Один из них – вступление России в ВТО. Наши расчёты показывают, что даже с учётом режимов Всемирной торговой организации выбранная нами модель сохраняет свою привлекательность. Сравнительный анализ себестоимости условной тонны товарной продукции, произведённой на территории ОЭЗ PLANA и в странах – основных конкурентах на рынке агропромышленной и текстильной продукции, свидетельствует, что себестоимость условной тонны товарной продукции (все виды производимой продукции, приведённые к единому показателю), изготовленной в ОЭЗ PLANA (1 720 долларов), вплотную приближается к рыночному ориентиру для китайского производства (1700 долларов). И опережает показатель для стран – традиционных лидеров агропромышленного производства ЕС (1945 долларов). А за счёт логистики наша цена оказывается ещё более привлекательной.

Сегодня в структуру особой экономической зоны входят несколько кластеров. Первый – полимерная пищевая упаковка, второй – сельхозпереработка, третий – логистика, четвёртый – энергетика, в том числе на базе альтернативных источников и «зелёных» технологий, пятый – текстиль, шестой – вторичная переработка полимеров и мусоропереработка. Сейчас мы завершаем подготовительный этап – строительство инфраструктуры. К концу этого года потенциальный инвестор получит возможность прийти на площадку, подготовленную с точки зрения как транспорта и логистики, так и энергообеспечения. У нас уже есть заявки от потенциальных резидентов ОЭЗ из Австрии, Сербии, Словении, Японии, Южной Кореи, Китая, Швейцарии, Германии – новые предложения поступают регулярно. Эти компании – лидеры на мировых рынках, и их высокий интерес к проекту показывает, что мы движемся в правильном направлении. Кроме того, мы рассматриваем возможность закрепить в качестве генерального консультанта всех проектов в рамках ОЭЗ PricewaterhouseCoopers. И уже 1 июня, с опережением в шесть месяцев, мы открываем площадку строительства завода «Этана» – первого и якорного производства на территории ОЭЗ. А запустить завод планируем в конце 2015 года.

— Как при этом продвигается работа с ВЭБом по кредитованию проекта «Этана» и с Минэкономразвития по заявке на формирование особой экономической зоны?

— ВЭБ завершает стадию комплексной экспертизы финансовой модели проекта. Что касается ОЭЗ, мы надеемся, что к концу года все основные решения будут приняты. Сейчас в этом направлении идёт активная работа с федеральным и республиканским правительством. Рад, что руководство республики оказывает максимальное содействие. Экономическая модель проекта взвешенная, поэтому есть уверенность, что наша заявка пройдёт согласование быстро.

— Какие возможности для развития проекта открывает режим особой экономической зоны?

— ОЭЗ – это инвестиционная оболочка, которая позволит реализовать основную цель всего проекта – сделать конкурентоспособной продукцию нашего региона. На юге России формируется промышленная база для производства пищевых продуктов, есть хорошая логистика, но нет производства упаковки, которая в себестоимости продукции АПК занимает самое весомое место. Поэтому производство полимеров – это якорный, генерирующий проект, вокруг которого должны собираться малые предприятия. Местные арендаторы земли уже сейчас готовы создавать небольшие перерабатывающие производства, и наша задача – обеспечить им соответствующие условия. Для этого в рамках ОЭЗ создаётся управляющая компания, которая сможет обеспечить технологии, оборудование, сравнительно недорогие заёмные средства. Кроме того, механизмы ОЭЗ позволят решить проблему аренды земельных участков для сельхозпереработки. Когда землю дают в аренду только на год, люди стремятся выжать из неё как можно больше, действуя по принципу «после нас – хоть потоп». Конечно, в такой ситуации серьёзные вложения в удобрения или системы орошения чреваты высокими рисками. Но если люди станут получать землю на долгий срок, под конкретные программы, тогда они будут готовы к долгосрочным вложениям. Как только мы создадим условия, появятся и инвесторы. Ещё одним важнейшим фактором остаётся использование преимуществ особой экономической зоны – различных льгот с целью минимизации издержек и повышения рентабельности предприятий.

— В какой степени вы планируете привлекать к строительству предприятия компании, работающие в республике? Не возникнет ли ситуация, когда иностранные подрядчики будут завозить все материалы, вплоть до воды и продуктов для своих рабочих?

— Наша принципиальная позиция – как можно больше компонентов закупать в России. Например, строительные материалы практически все будут отечественными. Металлоконструкции для нас станет делать завод «Севкаврентген» в городе Майском, также хотим использовать их парк металлорежущих станков. Нальчикское предприятие «Телемеханика» поставит нам светодиоды и лампы. Технологическое оборудование, конечно, в основном, импортное, в следующем году оно будет завозиться через Ростовский порт.

— Каков жизненный цикл технологий, которые вы импортируете?

— Альтернатива этим технологиям появится через 50 лет – такая оценка проведена. Уже существуют технологии получения упаковки из растительного сырья, но конечный продукт пока очень дорогой. А эти 50 лет мы должны потратить продуктивно, в том числе работая самостоятельно над новыми технологиями.

Побочные эффекты
— Не так давно российский минпром стал проявлять неожиданное внимание к развитию лёгкой промышленности. Это каким-то образом скорректировало ваши планы по созданию текстильного кластера?

— Скорее, это только подтвердило, что мы на верном пути. Закладывая на текстиль сразу 30 процентов мощности полимерного производства, 150 тысяч тонн волокна в год, мы исходили из того, что на нашей территории люди издавна занимались этой деятельностью. Да и сейчас есть небольшие полукустарные производства, но экономический эффект дадут только промышленные масштабы. В наших планах – привлечь инвесторов с целью создания малых предприятий по переработке текстильного волокна. Такие производства не требуют больших вложений капитала и времени, поэтому подобные проекты интересны не только с экономической, но и социальной стороны – речь идёт о создании новых рабочих мест, трудоустройстве местного населения. Развитие лёгкой промышленности может это обеспечить, а наш потенциал в этой отрасли огромен. К тому же собственная лёгкая промышленность – это ещё и вопрос национальной безопасности. Сейчас большинство текстильных изделий закупаются за рубежом, но мы можем создать серьёзную альтернативу Китаю.

— Какова предполагаемая структура текстильного кластера?

— Начнём с того, что ПЭТ текстильного назначения, который будет производиться на «Этане», можно использовать на текстильных мануфактурах, находящихся на территории ОЭЗ. Кроме того, сегодня мы прорабатываем с партнёрами из Южной Кореи проект текстильного комплекса, где будут работать 5800 человек. Корейцы планируют нам поставлять оборудование и технологии, мы сможем выпускать продукцию под их марками. Также возможно создание большого количества малых предприятий, с численностью персонала до 100 человек, в высокогорных районах республики; мы можем раздавать им сырьё и заказы. Организация раздачи и сбыта планируется при содействии управляющей компании, этот вопрос мы сейчас также прорабатываем с корейскими партнёрами. Наконец, если мы хотим участвовать в отраслевых программах правительства, мы должны подстроиться под производство тех видов волокон и нитей, которые необходимы государству.

— Как выглядит бизнес-модель вашего проекта по переработке ПЭТ?

— В России на душу населения приходится 450- 500 килограммов твёрдых бытовых отходов в год. Семь процентов из них занимает пластик, а до половины из этих семи процентов приходится на ПЭТ, пищевую упаковку. На сегодняшний день переработкой ПЭТ в России занимаются только маленькие кустарные производства, хотя многие мировые компании используют вторсырьё в производстве полимеров. Основной показатель чистоты ПЭТ – это содержание в нём ацетальдегида. Принятое во всем мире и в России значение – единица, а мы добились гарантированного значения 0,5. Это означает, что при производстве мы можем добавлять до 50 процентов вторичного ПЭТ, но ориентируемся на средний показатель 30 процентов – это 150 тысяч тонн переработки вторичного ПЭТ в год только по югу России. В финансовом выражении это 75 миллионов долларов – один суперсовременный мусороперерабатывающий завод. На юге России, по нашим оценкам, требуется 11 таких заводов, и здесь, в Кабардино-Балкарии, появится пилотный проект мощностью 500 тысяч тонн в год. В данный момент определён земельный участок площадью 350 гектаров в Урванском районе республики на месте городской свалки, есть бизнес-план. Недавно решение о вхождении в проект приняли наши иностранные партнёры – австрийские, словацкие и российские компании; при финансировании предполагается использовать собственные средства и заёмный капитал в соотношении 30 на 70 процентов.

— За последние несколько лет на юге России было заявлено немало проектов по мусоропереработке, но почти все они остались на бумаге. Как вы думаете, с чем это связано?

— В таких проектах должна быть детально просчитана экономика. Сбор и сортировка – это только полдела. Важно обеспечить сбыт вторичного сырья. Поэтому мусоропереработка будет себя комфортно чувствовать в рамках больших проектов кластерного типа, которые позволят вывести такое предприятие на окупаемость. Уникальность этого механизма ещё и в том, что он позволяет сохранить тарифы для населения на прежнем уровне, а ведь именно повышение тарифов зачастую становится препятствием для реализации подобных проектов.
В нашем случае выйти на окупаемость можно за 10 лет только за счёт переработки и вторичного использования ПЭТ, но можно сократить период окупаемости и до 7-8,5 лет. Кроме того, в проектах по мусоропереработке должна быть запланирована специальная инфраструктура. Например, для пилотного проекта нам понадобится 150 единиц автотранспорта, контейнеры. Далее мы готовы начать производить контейнеры для раздельного сбора мусора – пусть на это уйдёт десять лет, но мы можем начинать делать это уже сейчас.

Химия и жизнь
— Мне не раз приходилось сталкиваться с тем, что известные эксперты по Северному Кавказу о вашем проекте ничего не знают, а если и знают, то относятся к нему крайне скептически. Верно ли, что вы пока не слишком стремитесь к масштабному информационному продвижению проекта?

— К сожалению, излишний скепсис – это одна из особенностей нашей ментальности. Я думаю, нужно просто работать – сначала построить предприятие, а потом делиться опытом. Пока нам достаточно, что уже несколько лет проект знают представители профессиональных сообществ во всём мире. Наши иностранные партнёры оценили все возможные риски. Они верят в Россию и не боятся делать проект на юге страны.

— Высокая стоимость денег в России – это для ваших партнёров не существенный фактор риска?

— Важна скорее не стоимость денег, а длинные они или короткие. Но мы выдержим даже высокую стоимость денег за счёт ряда факторов – прежде всего очень удобной логистики и природно-климатических условий. В пищепроме до 60 процентов себестоимости приходится на тепловую энергетику, и здесь климатические особенности юга России являются нашим естественным преимуществом. Также в рамках всего проекта большое внимание будет уделено энергоэффективности и собственному производству энергии.

— В ходе реализации ряда крупных проектов на территории СКФО уже не раз возникала ситуация, когда инвесторы встречались с сопротивлением местного населения. Вам приходилось сталкиваться с подобной ситуацией?

— Когда инвестор ведёт работу с людьми, такие вопросы просто не возникают. Прежде чем начинать строительство, мы много времени посвятили совместной работе с населением территории по оценке её потенциала, подбору земельного участка. Участок мы выбирали вместе с местными жителями, исходя из того, чтобы не затронуть интересы тех, кто работает на земле. С точки зрения сельхозпроизводства, участок, на котором строится предприятие, самый непродуктивный, эта земля не может использоваться под сельское хозяйство. Мы не пришли со своим уставом в чужой монастырь. Дважды провели общественные слушания, экологическую экспертизу. Доказали людям, что это производство – безвредное и нужное. У нас подписано соглашение с администрацией Майского района о трудоустройстве местного населения – 35 процентов персонала на строке будут местными жителями. И наши иностранные партнёры встретили эту инициативу с пониманием.

— Много ли желающих работать на строительстве предприятия?

— Желание работать у людей колоссальное – здесь трудоизбыточный регион, и все, кто хочет участвовать в работе, уже участвуют. Минимальная заработная плата в ОЭЗ заложена на уровне 30 тысяч рублей, но уже сегодня мы платим от 23,5 тысячи. Ещё два года назад население в окружающих селах сокращалось, многие уезжали из-за отсутствия работы и перспективы, а с начала этого года в посёлке уже родилось три ребёнка. Люди, которые уехали отсюда, готовы вернуться, и мы создаём возможности для того, чтобы они сразу получали здесь жильё. Сейчас мы планируем построить рядом с предприятием несколько посёлков почти на 16 тысяч жителей, причём каждый дом изначально запроектирован на семью с тремя детьми. Людям нужно вернуть веру в страну и в себя.
  • Комментарии
Загрузка комментариев...