Приглашение к инвестиционным обязательствам

62
12 минут
Приглашение к инвестиционным обязательствам

Авторы: Владимир Козлов, Литовцева Ульяна

Глава представительства Внешэкономбанка в ЮФО Вадим Украинцев был назван нами человеком года на Юге по результатам 2013 года — прежде всего за подписание соглашений о комплексном сотрудничестве с Астраханской и Ростовской областями, оговаривающих многомиллиардные проекты. Теперь ВЭБ берётся за средний бизнес.

— Вадим Борисович, на последнем инвестиционном форуме в Сочи Внешэкономбанк подписал соглашение о комплексном развитии с Астраханской и Ростовской областью. Почему именно с этими регионами?

— Комплексный план развития территории точно отражает возможности и потребности того или иного региона. Ведь он охватывает потенциал не только крупного бизнеса, но и среднего, и малого. Рост, на который все рассчитывали в прошлые годы, не случился, а в ближайшие годы спад темпов роста экономики практически неизбежен. В этом случае сектор малого и среднего бизнеса может стать «подушкой безопасности» для экономики. При подготовке плана о комплексном развитии территории выбором региона занимается, как правило, руководство Внешэкономбанка. Мы изначально планировали подписать такой документ только с одной Астраханью. Этому способствовал целый ряд факторов, в первую очередь достаточно активная позиция местной администрации и личное участие губернатора почти в каждом проекте. Ведь если регион решается разрабатывать совместно с нами комплексный план территориального развития, то каждая из сторон берёт на себя серьёзные обязательства. Причём на первом этапе максимальная ответственность ложится на плечи региона — он должен подобрать и представить все основные проекты, которые впоследствии будут включены в план. Власти должны чётко понимать, какие из проектов могут дать нужный толчок для развития отрасли и инфраструктуры. Зачастую мы сталкиваемся с ситуацией, когда региональная власть не владеет информацией о проектах. Тогда Внешэкономбанк проводит самостоятельный мониторинг бизнеса. Но, к сожалению, без третьего звена в этой цепочке — региональной власти — речи о подписании соглашения комплексного развития территории вестись не может.

Если же говорить об Астрахани, то у этого региона есть уникальный потенциал за счёт Каспийского моря. Безусловно, здесь приоритетными направлениями являются судостроение, переработка рыбных ресурсов, транспортировка грузов, перспективно направление международной торговли лесом, углём, пшеницей.

Отклик на инициативу

— Вы неоднократно заявляли, что региональные власти должны брать на себя бо`льшую ответственность за проекты. И планы комплексного развития территорий как раз демонстрируют воплощение этой идеи. Мы же привыкли, скорее, к тому, что предприятия развиваются поодиночке, самостоятельно борясь за привлечение финансовых ресурсов. Как вы склоняли местную власть к тому, чтобы определиться с собственной поддержкой ключевых для региона проектов?

— Планы формировались тогда, когда региональные власти были готовы это делать. Я не буду говорить о тех, кто оказался не готов к этому шагу. Мы стремимся тиражировать удачный опыт. Приведу такой пример: между Внешэкономбанком и Калужской областью было подписано соглашение о комплексном развитии этой территории на период 2011–2013 годов. И результат не заставил себя ждать. В частности, с помощью госкорпорации было создано несколько индустриальных парков, которые способствовали формированию целых отраслевых кластеров. Начался этот процесс с организации автомобильного кластера, где разместили свои производства Škoda, Volkswagen,Peugeot. Но это становится возможным, только если региональные власти готовы взять на себя обязательства по созданию необходимых условий — для индустриальных парков, например, в первую очередь требуются вложения в инфраструктуру. Для этого ВЭБ готов предоставить средства, а региональная власть под свои гарантии получает необходимую сумму, и в дальнейшем, когда на эту площадку заходит бизнес, идёт процесс возврата. Эта схема давно отработана в международной практике, а у нас она только начинает развиваться.

То же самое по Ростовской области. Инициатива сотрудничества была озвучена со стороны администрации — и мы сразу же откликнулись на предложение. Сегодня на Дону создаются свои индустриальные парки, уже есть положительный опыт. Другое дело, что темпы развития неплохо было бы ускорить. Необходимо, чтобы власть заходила в этот сектор более активно. Следующий план комплексного развития территории мы планируем подписать с Кубанью.

— В Адыгее и Краснодарском крае есть большой проект особой экономической зоны туристско-рекреационного типа «Лагонаки». Его реализует ОАО «Курорты Северного Кавказа». Привлечён ли Внешэкономбанк к этому проекту?

— Естественно, мы не находимся в стороне. На этой площадке в первую очередь надо развивать инфраструктуру: подводить газ и прочие коммуникации, строить дороги, в том числе и канатные, что весьма затратно. Работа с такого рода проектами — профиль Внешэкономбанка. Я был там не единожды, и сегодня мы нашли несколько инвесторов, которые готовы осваивать эту территорию — строить гостиницы, социальную инфраструктуру. Ведь само по себе место уникальное, не зря его называют второй Швейцарией. Тем более что для развития этой курортной зоны не требуется каких-то очень уж масштабных вложений. По сути, там даже необязательно присутствие Внешэкономбанка. Думаю, любой крупный коммерческий банк смог бы взять на себя необходимые объёмы финансирования. Я уверен: как только будет принято основное стратегическое решение и сделаны первые шаги по созданию инфраструктуры, инвесторы тоже начнут действовать.

— А с Волгоградской областью идёт какая-то работа?

— Мне сложно однозначно ответить на этот вопрос. Более двух лет мы пытаемся наладить работу с областной администрацией. Там меняются команды управленцев, а проблемы остаются те же: мы обращаемся — нас не слышат. Представители банка общаются с бизнес-сообществом региона, проводят обучающие семинары, встречаются с властью на различных площадках, я и мой заместитель включены в совещательный орган при губернаторе и при председателе регионального правительства. Но за два с половиной года у нас появилась возможность отработать только один проект в сфере среднего бизнеса. Пока планируем предоставить заёмщику 150 миллионов рублей. И если нам всё же удастся довести этот проект до конца, то мы намерены не сдавать позиции и тиражировать этот опыт в регионе. По данным нашего мониторинга, регион имеет потенциал и для развития крупных проектов, например, в цементной отрасли или в сельскохозяйственной переработке.

Предпочтение инфраструктуре

— Если подводить итоги мониторинга различных проектов, то какие отрасли будут наиболее перспективны в ближайшие годы?

— Безусловно, стоит отдавать предпочтение инфраструктурным проектам, так как именно они становятся той стартовой точкой, которая впоследствии даёт рост экономике во всех отраслях. В последние годы на Юге наиболее актуальны проекты развития автодорожных сетей. В Краснодарском крае таких проектов немало. Один из наиболее масштабных — строительство автодорожной сети, которая свяжет Красную Поляну с трассой М4 и исключит опасное передвижение по серпантину. В Волгограде разрабатывается проект объездной дороги, пока там основная дорога пронизывает город. И, конечно же, мегапроект — строительство в Ростове Южного хаба, который должен обеспечить пассажиропоток и грузопоток на территории всего ЮФО.

— Однако пока в этой сфере явная нехватка инвесторов. Как правило, инфраструктурные проекты весьма капиталоёмки и требуют продолжительного срока реализации. Как туда привлечь инвесторов?

— На фоне существующих проблем с бюджетным финансированием, безусловно, необходимо найти какие-то пути замещения. Если мы возьмём мировой опыт, то увидим, что такие проекты обычно реализуются в формате государственно-частного партнёрства (ГЧП). У нас подобных примеров пока не так много, но именно формат ГЧП имеет большие шансы стать приоритетной формой сотрудничества. Хотя, опять же, очень многое будет зависеть от того, какую позицию занимает региональная администрация, насколько она нацелена развивать на территории своего субъекта такую форму взаимодействия бизнеса и власти.

— Среди тех проектов, которые фигурируют в соглашениях о комплексном сотрудничестве, есть проекты, использующие такие схемы?

— Безусловно. Например, проект строительства дошкольных учреждений в Астраханской области. Внешэкономбанк выступил консультантом этого проекта, струкутрировав его основные параметры в рамках госконтракта, ведётся работа по финансовому закрытию проекта. Сейчас рассматривается идея строительства сорока бассейнов в Ростовской области. Пока этот проект находится в разработке, но он также предполагает формат ГЧП. Надо отметить, что подобные проекты не так быстро взращиваются. На первичную подготовку проекта «40 бассейнов Дона» у нас уже ушло два года. Достаточно сложно найти инвестора и обеспечить реализацию проекта в рамках правильной финансовой модели. Как правило, на проработку юридических вопросов, самого бизнес-плана и финансовой модели ГЧП проекта уходит от полутора до двух лет.

— Мы затронули острую тему — ведь инвестор сегодня видит большой потенциал в проектах ГЧП, но ему крайне не хватает тиражируемых сценариев, которые он мог бы представить финансовым организациям. У нас же ГЧП часто понимается как обычная синхронизация действий между сторонами. Как всё-таки должны выглядеть взаимоотношения инвестора и региона в подобных схемах?

— По моему мнению, концессия как один из видов ГЧП является наиболее применимой формой, которая может учесть интересы каждой из сторон, при этом минимизирует риски. Но при таких отношениях каждая сторона должна быть максимально корректна в плане соблюдения правил игры. Мы все знаем, что в стенах Госдумы сегодня находится закон, который может значительно улучшить ситуацию. Ожидается, что он будет принят до конца года. На данный момент практически во всех субъектах федерации приняты свои местные законы о ГЧП. Но возможности их весьма ограниченны: опираясь на региональные законы, инвесторы могут реализовывать лишь небольшие проекты на территории отдельных муниципалитетов. Тот же закон, который готовится в недрах Госдумы, предполагает колоссальную работу с нормативной базой, там только подзаконных актов, согласований и пояснений около полутора тысяч страниц. И, надо полагать, выход этого закона даст мощный толчок для формирования отношений между бизнесом и государством.

 expertjug15_032.jpg Фото Михаила Малышева

Выход в средний бизнес

— У вас какие приоритеты на этот год?

— Внешэкономбанк исторически занимается крупными проектами. Однако с прошлого года наша команда начала уделять особое внимание развитию малого и среднего предпринимательства.

— С чем связана такая смена приоритетов? В сегменте малого и среднего бизнеса (МСБ) проектов больше?

— Если говорить о суммарных объёмах, то нет. Один крупный проект может легко перекрыть десятки проектов малого бизнеса. Но, работая с МСБ, мы способствуем развитию деловой активности населения. Работа с этим сегментом предполагает и иную стратегию работы с рисками. Непосредственным финансированием таких проектов занимается наша дочерняя структура — МСП Банк.

— Что уже сделано в этом направ­лении?

— Начать с того, что мы проводим масштабную разъяснительную работу — в прошлом году нами было инициировано 17 семинарских занятий, на которых разъяснялись сложные моменты в законодательной базе и предоставлялась информация о тех продуктах, которые сегодня развивает финансовая группа Внешэкономбанка. Кроме этого, мы отбираем проекты, которые потом направляем в банки-партнёры. Центральным звеном в этой работе выступает МСП Банк, не имеющий своей филиальной сети: он работает с помощью банков-партнёров, которых сегодня в России порядка трёхсот. МСП Банк фондирует дешёвыми деньгами эти банки, а они, в свою очередь, работают с МСБ в соответствии с разработанными программами — например, по энергоэффективности, модернизации, инновациям, — всему, что не касается торгового сектора. Если клиент соответствует требованиям банка, мы помогаем структурировать его проект, предоставляем бесплатную консультацию. И на финишном этапе даём рекомендации на рассмотрение данного предложения МСП Банку. Например, по продуктам «МСП–Манёвр» и «МСП-Идея» заёмщик может получить до 150 миллионов рублей по ставке не более 12,5 процента годовых сроком до семи лет.

— Уже есть поддержанные проекты в сегменте среднего бизнеса?

— За год работы нами было одобрено 10 сделок на общую сумму порядка полумиллиарда рублей. Можно отдельно выделить три крупнейшие сделки в сегменте среднего бизнеса. В Краснодарском крае мы профинансировали проект строительства второй очереди завода по производству бетона и минерального порошка на 147 миллионов рублей. В этом же регионе предоставили компании, расширяющей современные мощности производства упаковки, кредитные средства в размере 142,3 миллиона рублей.Также МСП Банк заключил договор о финансировании компании, специализирующейся на выращивании овощей и зерновых на территории Семикаракорского района Ростовской области. Здесь банк предоставил 120 миллионов рублей для строительства оросительной системы.

— Многие эксперты подчёркивают, что юг России подошёл к периоду инвестиционной паузы. Некоторое время в безусловном приоритете были олимпийские объекты в Сочи. Сейчас этот этап завершён, а нового поколения проектов, которое позволяло бы расти дальше, пока нет. Добавим к этому прогнозы о нестабильности экономической ситуации как в стране, так и в мире. Какие настроения, на ваш взгляд, сегодня в связи с этим всем царят в бизнес-сообществе?

— Я могу сказать, что количество встреч, где инициаторами выступают бизнесмены, не меньше, чем в прошлые годы. Конечно, не может не сказываться состояние мировой и общероссийской экономики. Но мы не планируем никакого сокращения нашей активности. Более того, за последний год нами было направлено шесть инвестиционных проектов в сегменте крупного бизнеса. Всё это достаточно непростые проекты, которые созревали ни один год и прошли путь продолжительностью три-пять лет. Как правило, даже если речь идёт о проектном финансировании, инициатор всегда должен иметь какую-то базу или же внести свою лепту в размере 20–30 процентов. Что касается сегмента малого и среднего бизнеса, то там проектов, как вы понимаете, ещё больше. За последний год мы поняли, по какой модели нам интересно работать с этим сегментом. Более того, условиями сотрудничества довольны и наши заёмщики. Скажем, на то, чтобы обратиться в банк и потом получить деньги, уходит в среднем два месяца. Для нас фронт работ на ближайшие годы очень велик, мы даже готовы увеличить штат наших специалистов.

  • Комментарии
Загрузка комментариев...