Республиканский посредник

136
10 минут
Республиканский посредник

Автор: Сергей Кисин

В Дагестане создана собственная нефтегазовая компания, которая должна будет тесно сотрудничать с работающими в регионе ведущими вертикально интегрированными холдингами (НК «Роснефть» и НК «ЛУКойл») в сфере реализации нефти и газа на территории республики. Новая структура должна позволить избавиться от жёсткой позиции монополистов («Дагнефтегаза» и «Газпрома»). При этом дагестанские власти в ближайшее время намерены в несколько раз увеличить объёмы геолого-разведочных работ на каспийском шельфе.

Указом главы РД Рамазана Абдулатипова в Дагестане создано открытое акционерное общество «Дагестанская нефтегазовая компания» (ДНГК) с уставным капиталом 10 млн рублей, 100% акций которой будут принадлежать региональному правительству.

Как пояснили «Эксперту ЮГ» в правительстве, главными направлениями деятельности ДГНК будет привлечение инвестиций в разведку, разработку и добычу нефти и газа в республике, а также их реализация.

О намерении создать собственную компанию в нефтегазовой сфере в руководстве Дагестана говорили уже давно. Рамазан Абдулатипов сетовал на отсутствие контролируемой республиканским правительством структуры в нефтеносном регионе.

- К сожалению, наличие запасов нефти и газа в республике мало влияет на повышение уровня жизни и благополучие дагестанцев, - посетовал г-н Абдулатипов. - Может, пора подумать и над созданием дагестанской нефтегазовой компании.

Он дал поручение главе дагестанского правительства Абдусамаду Гамидову представить предложения о создании НГК, согласовав их предварительно с соответствующими федеральными министерствами и ведомствами.

Пока функции будущей компании не очень понятны. Г-н Абдулатипов сразу же открестился от возможной конкуренции с мощными отечественными ВИНК, уточнив, что переходить дорогу ни «Роснефти», ни «ЛУКойлу» в руководстве Дагестана не собираются.

- Речь не идет о борьбе за ресурсы между федеральным центром и республикой, - считает г-н Абдулатипов. - Для нас главное, чтобы деньги шли в государственный бюджет. Неважно, на каком уровне в бюджет они поступают. Но неэффективно использовать ресурсы тоже нельзя.

Углеводородное поле битвы

Наличие углеводородных ресурсов в Дагестане – предмет споров. Доказанные запасы ОАО «НК «Роснефть-Дагнефть» и ОАО «Дагнефтегаз» (единственные добывающие операторы), по классификации SPE-PRMS, DeGolyer & MacNaughton, 8 млн баррелей (1,09 млн тонн) в нефтяном эквиваленте, вероятные запасы - 13 млн баррелей (1,77 млн тонн), возможные запасы - 9 млн баррелей (1,23 млн тонн), что в сумме составляет порядка 4,09 млн тонн.

На каспийском шельфе предварительные геологические изыскания показали суммарные извлекаемые запасы в размере 17,8 млн тонн нефти и 32,1 млрд кубометров газа. В правительстве Дагестана заявляют о потенциальных запасах в 500-700 млн тонн на суше и континентальном шельфе.
Однако, старший научный сотрудник Института проблем рынка РАН Михаил Чернышев считает эти цифры ничем не доказанным «мифом».

Кроме того, в мае 2008 года было открыто крупное нефтегазоконденсатное месторождение на структуре «Центральная», расположенном в пределах российского сектора акватории Каспийского моря в 150 км восточнее Махачкалы. Как следует из материалов казахской государственной компании ЗАО «НК «КазМунайГаз» (делит «Центральную» с российской стороной), суммарные извлекаемые ресурсы нефтегазоконденсатного месторождения «Центральное» составляют 101,4 млн тонн нефти, 7,5 млн тонн конденсата и 162,1 млрд кубометров газа.

Согласно подсчетам экономиста Михаила Чернышова из Института проблем рынка РАН, Дагестан в год потребляет нефтепродуктов в пересчете на сырую нефть на 1,3–1,5 млн тонн при собственной добыче в 200 тысяч ежегодно (в 1970 году – 2,2 млн тонн, включая конденсат). Потребности в «голубом топливе» сегодня составляют порядка 3 млрд кубометров, из которых собственными силами он может покрыть не более десятой части (ОАО «Дагнефтегаз» - дочерняя компания НК «Роснефть» - добывает порядка 325 млн кубометров газа ежегодно, в лучшие времена добывала 780 млн кубометров). Как сообщили «КП» в министерстве экономики Дагестана, спад объёмов добычи объясняется отсутствием положительных результатов от проведения геологоразведочных работ, низким уровнем инвестиций в разведочное бурение и уменьшением ввода в эксплуатацию новых скважин.

Однако, и работать на шельфе могут лишь мощные ВИНК, создать же такой дагестанским властям явно не под силу.

- Подобные планы озвучивались и раньше, но не были осуществлены, - заметил директор ассоциации предпринимателей «Южный Дагестан» Маир Пашаев. - Для создания крупной нефтяной компании с нуля в Дагестане особых предпосылок нет — как по необходимым инвестиционным средствам, так и по объемам добычи. Небольшие объемы добычи будут убыточны.

По мнению экспертов, более реально имеет смысл говорить о возобновлении разработки законсервированных скважин на суше, из которых в советское время извлекалось порядка 32-38% нефти, но при нынешних технологиях это число возможно довести до 45-58%. Эксперты уверяют, что из нескольких тысяч отработанных в советское время скважин, как минимум половина ещё может давать нефть. Это позволит довести прирост запасов до 5-7 млн тонн, а добычу увеличить с 200 до 450 тысяч тонн в год.

- Потенциал развития отрасли есть, - считает экс-министр республиканского правительства Абусупьян Хархаров. - Думаю, «Роснефть», которой принадлежат практически все крупные месторождения в республике и вся инфраструктура, должна взяться за возрождение отрасли. Шельфовые запасы оцениваются примерно в 300 миллионов тонн нефти и несколько десятков миллиардов кубометров газа. Необходимо снова выставить на торги лицензионные участки, которые изъяты обратно в государственный фонд. Далее их должны выкупить государственные российские компании с государственным участием и включить в свой инвестиционный план развития. Я думаю, это два-три года, в лучшем случае, быстрых решений тут ожидать не приходится. Реально разработкой этих месторождений может сегодня заняться тоже только «Роснефть», у нас большие надежды на эту компанию.

- Зона интересов крупнейших российских добывающих компаний расширяется, - считает ведущий специалист департамента рыночных исследований ИГ «Капитал» Виталий Крюков. – Сегодня ни один из ведущих игроков не желает упускать своих позиций, особенно в газовой сфере и в шельфовых проектах. К тому же госкомпании начали активно развивать сотрудничество в сфере добычи углеводородов с Азербайджаном.

- География добычи углеводородов будет меняться, - заявил на совещании по разработке каспийских недр премьер-министр Дмитрий Медведев. - Роль традиционных центров, таких как Поволжье, Западная Сибирь, объективно будет снижаться, а вклад месторождений Восточной Сибири, работа на Дальнем Востоке, а также акваторий, включая акваторию Каспийского моря, в ближайшие годы возрастать.

Транспортная проблема

Транспортировкой углеводородов занимаются структуры «Транснефти» и «Газпрома», здесь тоже места для дагестанской НГК без собственной «трубы» нет.

Остаётся лишь розничная продажа ресурсов потребителям. Но создание фактически ещё одной компании-посредника вряд ли обрадует потребителей, для которых затраты на её создание автоматически лягут в тариф на коммунальные услуги.

Тем более, что в последнее время именно в этой сфере в Дагестане происходят самые громкие скандалы.

В июле прошлого года руководство «Газпром межрегионгаз Пятигорск» пригрозило отключить за долги своих основных дагестанских должников (на них приходится 77,2% всех долгов республики) – коммунальные компании «Махачкалатеплоэнерго» (долг 450,2 млн рублей), «Махачкалатеплосервис» 9150,5 млн рублей) и «Дагестанэнерго» (146,6 млн рублей), ограничив поставки «голубого топлива» до 20% от требуемых объёмов. В ответ представители этих компаний обратились к правительству республики с просьбой об организации закупок газа не у структур «Газпрома», а у «дочки» НК «Роснефть» компании «Дагнефтегаз».

Как объясняли свою позицию местные газовики, из добываемых ежегодно 350 млн кубометров газа стоимостью до 2,5 тысяч рублей за тысячу кубометров дагестанские коммунальщики вынуждены его покупать уже у «Газпром межрегионгаз Пятигорск» (продают ему через цепочку посреднических организаций структуры «Роснефти») по 4,895 тысяч рублей за тысячу кубометров.

По мнению руководства дагестанских компаний, следует создать единого оператора для закупок у «Дагнефтегаза», минуя посредников.

Однако, для этого необходимо было иметь собственную единую газотранспортную и газораспределительную сеть, которая находится в ведении «Газпрома».

В дагестанском правительстве пытались получить доступ к внешней сети для компании ОАО «Даггаз» (обслуживает внутриреспубликанские газовые сети и поставляет сжиженный газ), дабы обрести относительную независимость от газового холдинга.

Автором этой схемы называли бывшего министра промышленности и энергетики Дагестана, вице-премьера Магомедгусена Насрутдинова (бывший председатель совета директоров «Даггаза»), кумыка по-национальности, пытавшегося эту сеть (прообраз будущей НГК) создать и её возглавить. Клан Насрутдиновых издавна «курировал» газовую отрасль Дагестана, считавшейся «кумыкской». Отец Магомедгусена член Совета старейшин при президенте Дагестана Насрутдин Насрутдинов ещё в советское время возглавлял газовую сферу республики. Его родственники на ведущих ролях в ООО «Газпром трансгаз Махачкала», «Дагестанрегионгаз», министерстве промышленности и энергетики Дагестана, сбытовых структурах.

Естественно, что у «Газпрома» появилось бы желание делиться распредсетями с местными компаниями. Поэтому они выставили дагестанским коммунальщикам счёт по задолженности в сумме 747 млн рублей, а осенью начали их ограничивать в поставках и отключать.

А в январе в аэропорту «Внуково» был задержан и сам Магомедгусейн Насрутдинов, которому предъявили обвинение в мошенничестве в газовой сфере республики. По версии следствия, он организовал сделку между двумя подконтрольными ему газовыми компаниями, за счет чего одна из них по заниженной почти в 4 раза цене (58 млн рублей при оценке в 200 млн рублей) получила имущество газовых сетей 9 муниципальных образований республики. При этом самому «Газпрому» было предложено выкупить это имущество уже за 5 млрд рублей.

Сам г-н Насрутдинов объяснил своё задержание действиями компаний-посредников, которым невыгодна предложенная им концепция реформирования газоэнергетического комплекса Дагестана. Как раз на следующий день после задержания он собирался её представить на рассмотрение полпреду президента России в СКФО Александру Хлопонину.

По мнению заведующего сектором Кавказа Центра цивилизационных и региональных исследований Института Африки РАН Энвера Кисриева, у г-на Насрутдинова давно не складываются отношения с организациями, занимающимися газом.

- Здесь нет аспекта межклановой дагестанской борьбы, здесь только один аспект – это борьба руководящих московских органов, имеющих отношение к газу, это всякого рода ООО, ОАО, смешанные с государством, вся эта запутанная структура энергораспределения с подчиненными организациями, занимающимися газом в Дагестане, - считает политолог. - Это элементарный вопрос, когда «толкаются, выставляя локти». Здесь нет дагестанской подоплеки, это чисто добыча, дележ, выяснение отношений между хозяйствующими субъектами, и здесь нет национального контекста.

А вскоре уже в Махачкале был задержан и его родственник, нынешний генеральный директор ОАО «Даггаз» Руслан Абдуллаев. В правоохранительных органах его арест прокомментировали подозрением в хищении 68 млн рублей у «Газпром межрегионгаз Пятигорска». В республиканском МВД утверждают, что г-н Абдуллаев с июня 2008 по апрель 2013 годы незаконно зарегистрировал права собственности на несуществующие газопроводы в 22 районах Дагестана общей протяженностью 3,1 млн погонных метров, аренда которых структурами «Газпрома» принесла ему означенную сумму.

Предполагается, что аресты и «борьба за сети» - звенья одной цепи.

Далеко не наведён в Дагестане порядок и с розничной продажей нефтепродуктов. Хищения сырой нефти из трубы «Транснефти» в республике стали повсеместным явлением и устойчивым бизнесом. По мнению отраслевых экспертов, из 4,5-5 млн тонн, которые ежегодно прокачиваются по трубопроводам через Дагестан, воруется на территории республики из-за незаконных врезок 300-500 тысяч тонн. Которые затем перерабатываются в низкокачественное топливо на нелегальных мини-НПЗ. А в Дагестане давно уже функционируют масса частных АЗС, работающий под вывесками, напоминающими брэнды самих ВИНК - «Росснефть», «Русьнефть», «Луксойл», «Укойл» и пр.

Борьба за контроль над энергоносителями сегодня вышла на новую орбиту, и вероятнее всего в руководстве Дагестана в противостоянии с «Газпромом» на свою сторону будут пытаться перетащить столь мощные структуры, как «Роснефть» и «ЛУКойл».

  • Комментарии
Загрузка комментариев...