Самые малые определились с финансовым размером

130
11 минут
Самые малые определились с финансовым размером

Людмила Шаповалова
Столкнувшись с ужесточением банковских требований, малый бизнес обнаружил новый канал получения денежных средств – микрофинансовые организации. Некоторые из них уже отмечают двукратное увеличение обращений со стороны небольших региональных предприятий.

По данным агентства «Эксперт РА», по итогам 9 месяцев этого года банковский портфель кредитов в сегменте МСБ сократился на 1% против роста на 17% за аналогичный период прошлого года. В отличие от ситуации 2008-2009 годов, когда сокращение объёмов кредитования небольших компаний объяснялось серьёзным кризисом ликвидности, в этот раз многим крупным банкам попросту не до малого бизнеса – они восполняют крупным предприятиям доступ к западному фондированию, утраченный в результате санкций. А некоторые банки и вовсе не хотят связываться с малым бизнесом, поясняя, что их больше интересуют предприятия среднего звена (в связи с чем есть смысл ввести новый термин – малый и микробизнес, или ММБ, поскольку средний бизнес уверенно становится обособленным сегментом).

В результате «малыши», о необходимости поддержки которых в последние годы не говорил только ленивый, на глазах теряют возможность получить средства не то что на развитие – на само существование, поскольку даже традиционные для этого сегмента кредиты на пополнение оборотных средств стали труднодоступными. Тем не менее, временный выход пока есть: всё больше предприятий ММБ выживают, обращаясь за кредитами в микрофинансовые организации (МФО). Эти структуры охотно расширяют аудиторию заёмщиков, их ставки лишь немногим выше (а в отдельных случаях – ниже) банковских, они менее придирчивы в оценке риска, да и законодательство пока позволяет им рисковать чуть больше, чем дозволено банкам.

Бизнес non grata


Ещё совсем недавно собственники малого бизнеса и ИП считались желанными клиентами практически в любом банке. Для крупных банков это был относительно лёгкий заработок, для банков мелких – вообще стратегический сегмент. Но в первой половине нынешнего года ситуация резко изменилась.

Как отмечает президент коллекторского агентства «Секвойя кредит консолидейшн» Елена Докучаева , сегодня некрупный бизнес относится банками к категории высокорисковых заёмщиков с непрозрачной отчётностью и слабым или отсутствующим залоговым обеспечением. По словам г-жи Докучаевой, многие банки стали существенно ужесточать условия выдачи кредитов малому и среднему бизнесу (включая индивидуальных предпринимателей), а то и вовсе сворачивать данные программы. Например, объём кредитов для МСБ, выданных с начала года в ЮФО, сократился более чем на 9,7% против роста за аналогичный период прошлого года на 15,7%.

Отчасти сокращению кредитования способствуют рыночные условия: банки планомерно, вместе с повышением ставки рефинансирования, повышают и стоимость кредитов. По данным ЦБ РФ, в 1 полугодии 45% банков ужесточили условия, в том числе 41% банков увеличили ставку. По мнению руководителя аналитического центра МСП Банка Натальи Литянской , эти факторы в совокупности с падением спроса на финансовые ресурсы негативно влияют на рост кредитного портфеля. «По итогам первого полугодия банки сообщали, что ставки составляют 15-17 процентов годовых, и прогнозировали их увеличение на 1-2 процента годовых в 2014 году и на столько же в первом квартале-полугодии 2015 года», — сообщает г-жа Литянская.

Но дело не только в «заградительных» ставках: даже если бизнесмены готовы брать дорогие деньги, банки далеко не каждому готовы их выдавать. Своими наблюдениями по этому поводу с «Экспертом ЮГ» поделился руководитель одного из региональных банков, попросивший не называть его имя: «Сама структура программ кредитования МСБ не поменялась. Однако существенно изменился подход к отбору заёмщиков: малейшие подозрения в рыночной оценке залогов, неверных балансовых показателях, проблемы в кредитной истории, судебные тяжбы становятся причиной для отказа в кредитовании». По мнению банкира, с одной стороны, это всё же связано с повальным ухудшением финансового состояния предприятий-заёмщиков (снижение валовой выручки и рентабельности, увеличение оборачиваемости). Но, с другой стороны, причина кроется и в нежелании банков расходовать свою денежную ликвидность из-за проблем с рефинансированием.

Директор ростовского Стелла-Банка Денис Бурыгин соглашается, что требования к заёмщикам не просто повысились – ужесточились: «Эта тенденция наметилась ещё в 2013 году и усилилась с лета 2014-го. Банки, работающие по скоринговой модели, перенастраивают её. Происходит переформатирование самих кредитных продуктов, и, как следствие, увеличивается доля тех, кому отказали. Идёт рост процентных ставок, наметилась тенденция к сокращению сроков предоставления кредитов. Продуктов, предполагающих длительное кредитование, на рынке практически не осталось».

Спрос на кредиты при этом снизился совсем незначительно, ведь большинству предприятий нужны краткосрочные средства на поддержание операционной деятельности. При этом, как отмечает анонимный источник в региональном банке, в настоящий момент конкуренция на рынке кредитования не только МСБ, но и крупного бизнеса на самом деле достаточно благоприятная: «Предприятий, желающих получить кредит, существенно больше, чем банков, которые могли бы их кредитовать. Банку достаточно громко объявить о готовности предоставить кредит – очередь из представителей МСБ у офисов банка образуется достаточно быстро».

Но проблема состоит в том, что в этой очереди будет не так много компаний с устойчивым финансовым положением. В частности, по данным «Секвойя кредит консолидейшн», просроченная задолженность в сегменте МСБ в уходящем году растёт агрессивными темпами. «За год в ЮФО этот показатель вырос более чем на 9,2 процента против 1,2 процента в прошлом году, — отмечает Елена Докучаева. — Увеличилось количество предпринимателей, у которых заметно снизилась выручка, и обслуживать кредит стало сложнее, так как население тоже выжидает, придерживает деньги и менее охотно покупает товары не первой необходимости».

Под крылом МФО


Однако под общую гребёнку отказов попадают и нормально функционирующие небольшие предприятия. Поэтому многие из них уже нашли выход из положения, обращаясь за кредитами в микрофинансовые организации, работающие с малым бизнесом. Надо сказать, что это не совсем новый канал получения займов: учреждённые госорганами микрофинансовые организации, планомерно выдающие средства на развитие бизнеса, существуют уже давно. Например, в Ростовском региональном агентстве поддержки предпринимательства (РРАПП), созданном по инициативе региональной администрации, отмечают, что по вопросам получения микрозаймов с начала года до настоящего времени поступило 727 обращений, а за аналогичный период 2013 года – 621 обращение.

А коммерческие микрофинансовые организации вообще испытывают настоящий бум заявок со стороны ММБ. По словам генерального директора ОАО «Городская сберегательная касса» Андрея Демченко , с начала года в его компании наблюдается увеличение количества поступающих заявок на займы для малого и микробизнеса почти в два раза, и показатели продолжают расти. «Значительный поток обращений идёт со стороны некогда банковских заёмщиков: количество запросов увеличилось примерно на 50 процентов, а средняя сумма займа на предпринимательские цели в регионах составляет 300-400 тысяч рублей», — рассказывает г-н Демченко. В числе основных целей кредитования он называет проекты по расширению бизнеса и пополнение оборотных средств: чаще всего это займы на срок до 1 года с аннуитетным погашением.

Ксения Хорьякова , директор по маркетингу и связям с общественностью ООО «Микрофинанс», тоже говорит о положительной динамике обращений собственников бизнеса: «За последние три месяца мы ощутили существенный приток запросов – в частности, это клиенты банков, которые не смогли получить кредит в силу сокращения объёмов кредитования в банковском секторе. Средняя сумма займа в регионах составляет 459 тысяч рублей – это деньги на пополнение оборотных средств, покупку оборудования, расширение бизнеса».

Правда, представители некоторых МФО не считают, что в увеличивающемся потоке клиентов много тех, кому отказали банки. «К нам обращаются предприниматели, которые могут получить кредит в банке, но делают ставку на скорость и удобство в обслуживании, — убеждена Ксения Хорьякова. — Да и ставки иногда мы предлагаем ниже, чем в банках. К примеру, для предприятий, чей бизнес относится к приоритетным видам деятельности, ставка составляет 12,5 процента годовых». А директор РРАПП Наталья Крайнова вообще убеждена, что некоммерческие микрофинансовые организации, предоставляющие займы субъектам малого и среднего предпринимательства, не конкурируют с региональными и федеральными банками, так как максимальная стоимость займов составляет 10% в год, что значительно ниже банковских процентных ставок.

Действительно, хотя микрофинансовые организации принято демонизировать, поминая сотни и тысячи процентов годовых, когда дело идёт о краткосрочных займах физлицам, в работе с бизнесом их условия более гуманны, чем в банках. Средневзвешенная номинальная процентная ставка по микрокредитам и микрозаймам партнёров МСП Банка составляет порядка 15,5% годовых (для банков-партнёров МСП Банка устанавливается предельная ставка, по которой может быть выдан кредит). «По результатам наших опросов на открытом рынке, ставка по займам составляет 25-30 процентов годовых», — говорит Наталья Литянская.

«Действительно, у МФО сегодня больше возможностей для маневра, — признаёт Денис Бурыгин. — Прежде всего это связано с меньшей зарегулированностью со стороны ЦБ. Фактически Центробанк стал регулятором для МФО только в сентябре прошлого года, и у ЦБ немного нормативных актов, принятых в отношении МФО, а также не столь жёсткие, как к банкам, требования». Как поясняет г-н Бурыгин, в работе с МФО основная задача для регулятора состояла в том, чтобы на базе той или иной микрофинансовой организации не выросла очередная пирамида, и только сейчас в отношении микрофинансистов начинает понемногу раскручиваться регуляторный механизм. Но рост количества обращений к ним заметили уже все.

Более того, на региональном рынке уже есть примеры, когда сами банки готовы «играть на понижение». Например, по данным Федеральной службы информации РФ, в октябре Махачкалинский городской банк перерегистрировался в ООО «Расчётная небанковская кредитная организация "МГБ"». Это вполне симптоматичный пример. Ситуация с банками Северного Кавказа хорошо известна: в последние два года ЦБ ведёт на них настоящую охоту, а у некоторых к тому же есть проблемы с увеличением уставного капитала до нового минимального требования (300 млн рублей с 1 января). В этой ситуации переход в сегмент МФО для игроков из зоны риска вполне оправдан.

Малые – не значит незаметные


Однако успокоиться тем, что малые предприятия прокредитуются в МФО и не разорятся, явно нельзя, поскольку показатели работы МФО пока не делают погоды ни на рынке кредитования, ни для малого бизнеса в целом. Операционный директор MoneyMan (онлайновая МФО) Александр Дунаев напоминает, что объёмы микрофинансирования в России составляют не более 0,2% от объёмов кредитования в банковском секторе: «Рост рынка микрофинансирования нельзя объяснить перетоком банковских заёмщиков в сегмент МФО. Даже если бы он был, микрофинансисты просто не имеют необходимого количества ликвидности, способной удовлетворить спрос на заёмные деньги со стороны всех банковских отказников».

Банкиры не считают МФО серьёзными конкурентами банковскому сектору – Денис Бурыгин, например, указывает, что весь кредитный портфель микрофинансовых организаций России на 1 октября 2014 года составляет всего 47,2 млрд рублей. К тому же многие предприниматели вообще стремятся снизить свою долговую нагрузку, а не увеличить ее, тем более по повышенной ставке. «С учётом отмеченных факторов, а также масштабов рынка микрозаймов (его размеры с учетом микрозаймов физлицам сопоставимы с банком, находящимся на сотом месте по активам), мы не ожидаем массового перехода клиентов из банков в микрофинансовые организации», — говорит заместитель руководителя отдела рейтингов кредитных институтов «Эксперт РА» Михаил Доронкин .

Действительно, средняя сумма займа (менее 500 тысяч рублей в регионах) свидетельствует о том, что в МФО обращается самый нижний сегмент малых предприятий, но это ведь не значит, что они не хотят и не могли бы развиваться. Что касается аргумента о рискованности этого сегмента, то сами МФО не жалуются на платёжную дисциплину таких заёмщиков. В ООО «Микрофинанс» поясняют, что уровень дефолта в сегменте малых предприятий находится в пределах 7-10%, у ОАО «Городская сберегательная касса» – порядка 12%, в MoneyMan – 14%. Показатели, конечно, двузначные, но не запредельные, и находятся под контролем регулятора.

В любом случае, в структуре займов МФО, по данным «Эксперт РА» (прогноз на конец 2 полугодия), микрозаймы бизнесу составляют 42% и продолжат расти. МСП Банк, проводивший опрос предпринимателей, выяснил, что 30% опрошенных заинтересованы в получении займа в МФО, если банк им откажет, а 6% вообще сразу пойдут в микрофинансовую организацию. Елена Докучаева отмечает, что во многом МФО играют для бизнеса социальную роль, поскольку достаточно либерально подходят к оценке финансового состояния заёмщика и кредитуют начинающих предпринимателей со стажем работы менее одного года.

Иными словами, жаловаться на падение спроса банки не могут, и многое в развитии сегмента ММБ зависит от воли самих кредиторов, хотя банковская система, конечно, вряд ли рискнёт существенно активизировать работу с этим сегментом. «Для ускорения рынка необходима адресная поддержка государства, которая сейчас реализуется через программы МСП Банка и систему гарантийных организаций. Тем не менее, масштабы данной поддержки сегодня недостаточны для роста объёмов выдачи», — говорит Михаил Доронкин. Со своей стороны, у МФО желание кредитовать бизнес есть, но ограничены запасы ликвидности. И в этой ситуации возникает серьёзный риск, что целый сегмент предприятий, имеющий системообразующее значение для небольших населённых пунктов, останется без средств к существованию.
  • Комментарии
Загрузка комментариев...