Цифровые технологии причалили в Ростовском порту

267
15 минут
Цифровые технологии причалили в Ростовском порту

Специалисты АО «Ростовский порт» разработали и внедрили собственную информационную систему, запуск которой позволил оцифровать все бизнес-процессы и удвоить объём обрабатываемых грузов.

На создание и внедрение в АО «Ростовский порт» собственной информационной системы ушло несколько лет работы программистов и миллионы рублей. В итоге в единую информационную сеть были связаны четыре грузовых района гавани на разных берегах Дона (см. справку) и абсолютно все службы. Деятельность предприятия стала более прозрачной для его сотрудников и партнёров, эффективность бизнеса стала в несколько раз выше и положительно повлияла на рост грузооборота. С 2015 года по 2018-й он вырос более чем вдвое: с 1,2 млн тонн до 3 млн тонн.

В интервью «Эксперту ЮГ» коммерческий директор АО «Ростовский порт» Николай Булатников рассказал, что на новом этапе реализации проекта будет разработано приложение, позволяющее управлять портовым хозяйством с любого мобильного устройства, а также состоится интеграция портовой системы с аналогичными системами РЖД, таможенной службы и компаний-клиентов.

Лучшая программа— своя

— Можете оценить стадию цифровизации, которую проходит ваша компания?

Завершён самый главный, первый этап цифровой трансформации порта, который длился с конца 2015 года по начало 2019-го: разработка системы, внедрение, корректировка. Наш специалист по информационным технологиям Пётр Попиченко, в сотрудничестве с коллегами из Ижевска, разработал и запустил программу «Грузовой порт», по которой не просто можно отследить движение груза на всех этапах: от захода вагонов (и другого гружёного транспорта) в порт до погрузки на теплоход (либо — в обратном направлении). В единую систему соединены все службы и районы АО «Ростовский порт», оцифрованы все основные процессы и весь документооборот внутри компании. Раньше все данные заносились ручкой в гроссбухи, а управление службами и взаимодействие между ними осуществлялось с помощью телефона, электронной почты и личного посещения руководством удалённых от офиса объектов: причалов, доков, складов. Теперь же все процессы, объекты и узкие места начальство видит, не покидая рабочего места, на экране монитора, и оперативно принимает решения. Все документы надёжно хранятся в системе и находятся в считанные минуты. Ремонтные бригады оперативно реагируют на неисправности кранов, сетей и др..

Но, главное, создана основа для дальнейшей цифровизации не только «Ростовского порта», но и всей одноимённой группы, в структуре которой около десяти предприятий.

— На какие структурные подразделения в компании возложены процессы развития цифровизации?

На отдел информационных технологий под руководством Петра Попиченко. Работу отдела непосредственно контролирует председатель совета директоров АО «Ростовский порт» Олег Грызлов.

— Какие решения применяются в сфере информационной инфраструктуры компании (ERP-система, «облачные» решения, цифровой документооборот)?

Последние четыре года у нас шло поэтапное внедрение всех современных решений. Наши специалисты очень внимательно изучают все передовые технологии. Не все из них, скажем прямо, подходят для довольно специфичной портовой деятельности. Но те, что подходят, были адаптированы и внедрены. При этом ядро системы (программа «Грузовой порт»), как отмечал выше, это наша собственная разработка, на рынке таких систем, учитывающих специфику устьевых и речных портов, просто нет.

Переход от бумажного документо­оборота к электронному — обязательное условие эффективной работы нашей информационной системы. Всю документацию внутри компании мы уже перевели «в цифру». В среднесрочной перспективе мы оцифруем документарные отношения с контрагентами и другими предприятиями группы компаний «Ростовский порт».

— Как компания использует CRM-систему?

Не используем. В нашей сети у нас действуют собственные системы, учитывающие специфику портового бизнеса, а не универсальные стандартные системы, которые такую специфику, естественно, не учитывают.

— Какие работы в рамках диджитализации отдаёте на аутсорсинг?

Мы сотрудничаем с ижевской компанией «Быстрые информационные системы» (БИС). Её специалисты выполняли для нас часть работ, связанных, например, с программированием процессов, разработкой основной базы данных порта. Изначально мы привлекали БИС для разработки единой базы данных, складского учёта. Затем стали расширять наше сотрудничество.

У «Ростовского порта» нет возможности содержать штат из 15 программистов, а Ижевск выручает. Работа с таким подрядчиком позволяет нам экономить до 70 процентов средств.

— С помощью каких инструментов вы отслеживаете эффективность внедрённых решений?

Прежде всего при помощи аналитики. Такая опция «зашита» в нашу информационную систему. Причём по всем направлениям портовой деятельности: движение груза, грузооборот (рост/снижение), внешнеторговые операции (импорт/экспорт), прохождение флота, фрахт судов, выполнение планов различных подразделений и так далее. Есть также статистика за месяц, квартал, полгода и год. Отчёты составляются в автоматическом режиме. Программа сводит данные за считанные минуты.

Помимо этого, проводятся еженедельные совещания со всеми службами в кабинете у председателя совета директоров. На совещании подводим итоги, анализируем всё, в том числе и качество работы нашей информационной системы. Разработчики системы фиксируют эти замечания и, при необходимости, вносят корректировки.

— Как в компании построена система обучения сотрудников работе с цифровыми нововведениями?

Главное, что она построена. Сейчас каждого нового сотрудника обучать легче, чем было в начале реализации проекта. Тогда большинство работников (особенно люди в возрасте) вообще не понимало, что происходит. Многих даже приходилось отправлять на курсы компьютерной грамотности, чтобы у них были базовые навыки работы с современной техникой и новой программой. Кстати, перед запуском в АО «Ростовский порт» был полностью обновлён компьютерный парк: за сутки наши «айтишники» произвели замену всех 67 рабочих станций.

В первые полгода обучение работе в системе превратилось в ежедневный (а порой и в ежесуточный) процесс. К программистам постоянно поступали звонки от всех служб: от рядовых специалистов, руководителей подразделений и топ-менеджеров. Интересовало всё: поиск необходимых разделов, аналитики или документов; запуск той или иной функции; данные о грузах; работа конкретных компьютеров и так далее. Если вопросов было слишком много, специалисты ИТ-службы собирали пользователей системы в обеденный перерыв и этот час посвящали обучению.

Сейчас обучать новичков намного проще. С одной стороны, у сотрудников на местах накопился опыт работы в нашей системе «Грузовой порт», и они сами могут передавать свои знания и опыт, не прибегая к помощи наших компьютерщиков. С другой стороны, люди на бытовом уровне пользуются компьютерами и другой аналогичной электроникой и могут довольно быстро схватывать суть и ориентироваться в виртуальном мире. Наконец, для новых работников у нас есть памятки, в которых прописан основной алгоритм работы с программой «Грузовой порт».

Стратегия как главный мотиватор

— Что сегодня в наибольшей степени мотивирует вас заниматься диджитализацией?

Прежде всего оптимизация процессов. Её обязательно надо было провести, чтобы «Ростовский порт» работал более эффективно. У нас есть задачи по увеличению грузооборота минимум на 15 процентов в год. В ближайшее десятилетие наши обороты должны вырасти в полтора-два раза. А добиться этого, работая по-старому, невозможно.

— Насколько сильно сегодня реализованы ваши планы, связанные с диджитализацией?

Сам порт, с его нынешней инфраструктурой, диджитализирован уже на 90 процентов. Нерешённой пока остаётся только задача по разработке мобильного приложения, позволяющего работать в системе с любого смартфона или планшета. Пока нас останавливает высокая стоимость обновления лицензий (одно рабочее место — до 900 тысяч рублей). Плюс затраты на разработку и запуск. Мы ищем решение более оптимальное и наименее затратное.

Далее, в наших планах есть развитие портовой инфраструктуры — строительство зданий, причалов, совершенствование кранового хозяйства, внедрение современных систем весогабаритного контроля, с применением соответствующих датчиков, подключением их к системе (пока информация о весе и размерах, например, вагона заносится в систему вручную). Понятно, что дальнейшее развитие порта потребует от наших специалистов внесения изменений в существующую единую систему, а от учредителей — дополнительных инвестиций в диджитализацию, размер которых пока трудно оценить.

Отдельный блок задач по цифровизации связан со взаимодействием АО «Ростовский порт» с различными сторонними структурами, службами и контрагентами. В частности, сейчас ведём переговоры об интеграции нашей информационной системы с системами РЖД, таможни и автоперевозчиков. Это позволит сократить время на обработку грузов, их учёт и прохождение по всей цепочке, экономить время и повышать эффективность всех участников. Но пока мы не смогли договориться ни с РЖД, ни с таможенниками.

— Почему?

У каждой сторонней организации есть свои собственные программы, с которыми пока не получается синхронизировать нашу. Они написаны на разных программных языках. Сейчас появились технологии, которые позволяют обеспечивать такую синхронизацию, с единым кодом, что повысит эффективность работы с транспортом РЖД на 15–20 процентов. Однако подобные разработки требуют времени и денег. Мы вроде бы договорились с железной дорогой, что её специалисты разработают решение на своей базе. Но проблема в том, что у железнодорожников все закрыто, в частности, все ip-адреса, поскольку всё завязано с внутренней сетью РЖД, где все данные зашифрованы. При этом наша система для наших партнёров совершенно открыта и прозрачна. Сейчас программисты РЖД настаивают, чтобы мы сами разработали такой вариант интеграции систем, который устроил бы обе стороны. Пока взаимодействие с железной дорогой и другими сторонними структурами осуществляется в ручном режиме, а об автоматизации приходится лишь мечтать.

Исчезли очереди и выросли обороты

— Каков главный результат, который «Ростовский порт» получил в ходе диджитализации?

Если кратко, то мы избавились от очередей, повысили прозрачность и увеличили грузооборот. Изначально не было речи о единой информационной системе. Мы просто хотели упорядочить работу с приёмом грузовиков, доставляющих грузы в порт. Ситуация была критической. Ежедневно у проходной первого грузового района на улице Береговой выстраивалось около 200 грузовиков, хвост очереди растягивался на километры — выходил к Театральной площади. Хотели просто решить эту проблему, а о цифровизации всего портового хозяйства не думали. Когда же стали вникать, поняли: качественно наладить работу с обслуживанием грузовиков и фур (например, просто внедрив электронную очередь) невозможно без изменения всей системы. Груз надо принять, перегрузить, разместить на складе, погрузить на судно. Его мы должны видеть на всех звеньях этой цепи. Таким образом, мы добились оптимизации работы всех служб, что позволяет нам сейчас экономить время и ресурсы, более эффективно вести бизнес. Это в итоге повлияло и на рост грузооборота. За пять лет он вырос более чем вдвое. Конечно, произошло это не только за счёт диджитализации, но и благодаря работе коммерческих служб. Однако без автоматизации процессов рост не был бы столь ощутимым: с 1,2 миллиона тонн в 2014 году до почти 3 миллионов тонн в 2018-м.

Кстати, если раньше на получение ответа на вопрос «что с моим грузом?» у нас уходило до 24 часов, то сейчас — не более 30 секунд. Вот и считайте эффективность (улыбается. — «Эксперт ЮГ»).

Кроме того, в группе компаний «Ростовский порт» есть и другие предприятия (судостроительно-судоремонтный завод АО «Риф», ООО «ТЭК Нефть», аренда автодомов «Яхты на колёсах» и др. — «Эксперт ЮГ»), на которых также  должны быть запущены аналогичные системы. Сейчас наши программисты работают над тем, как успешный опыт порта применить и в этих компаниях, а затем связать в единую сеть все структуры группы.

— Какой главный результат от диджитализации ваша компания ожидает в перспективе?

Дальнейшее увеличение объёмов, в среднем на 20–25 процентов в год. Это станет возможным после решения перспективных задач, о которых я уже говорил. В частности, через интеграцию с сельхозпроизводителями, автопредприятиями, РЖД. Мы должны сделать так, чтобы водитель, например, зерновоза, не бегал от нашей проходной в бухгалтерию с бумажной накладной, а приложил на входе карточку, с помощью которой вся информация о машине и грузе (вес, вид и так далее) сразу же отобразилась бы в нашей системе. И не надо специально ехать на весовую. Это позволит нам ещё быстрее обслуживать каждую машину, обрабатывать все поступающие в порт грузы.

Сейчас мы ежесуточно можем, например, принимать до двух тысяч тонн зерна. Дальнейшая цифровизация позволит увеличить объёмы до трёх тысяч тонн в сутки. Я уже говорил, что согласно стратегии развития к 2030 году грузооборот АО «Ростовский порт» должен превышать 4,3 миллиона тонн. И мы должны сделать всё для достижения этой цели.

— Какие каналы в сфере интернет-маркетинга для компании являются главными?

Главный канал — сайт предприятия. Два года назад мы заменили старый сайт на новый, адаптированный к работе с единой информационной системой «Грузовой порт», более функциональный. Здесь, в частности, можно разместить заявку на отправку груза, отследить его движение, зафрахтовать судно, посмотреть аналитику по грузам и рынкам, задать вопросы, оставить мнение о работе порта и так далее. Наши специалисты разработали и запустили сайт в рекордно короткие сроки — за одну неделю.

— А социальные сети используете?

У нас есть страницы на Facebook, «ВКонтакте» и в Instagram. Считаем, что эти площадки лучше всего подходят для работы с различными группами целевой аудитории — владельцами бизнеса, руководителями госстрктур, специалистами, предпринимателями. В соцсетях мы продвигаем наши услуги, делаем репосты статей о деятельности порта и об отрасли в целом, проводим опросы о качестве наших услуг.

Планы есть, инвестиции будут

— Сколько средств вы инвестировали и сколько ещё намерены вложить в диджитализацию?

На внедрение системы мы потратили несколько миллионов рублей. Ещё сотни тысяч рублей вложили в её доработку. Дальнейшие инвестиции в цифровизацию порта мы приостановили.

Для нас сейчас в приоритете диджитализация других компаний группы, прежде всего завода «Риф», где сегодня осуществляется не только ремонт, но и строительство судов. Так, судостроительный завод «Риф» — это единственное в России предприятие, занимающиеся постройкой судов из инновационного материала (полиэтилена низкого давления). Он обеспечивает непотопляемость судна, снижает эксплуатационные расходы, так как не требует лакокрасочного покрытия, не обрастает микроорганизмами, не подвержен образованию осмоса. Гарантия на корпус из такого инновационного материала составляет не менее 30 лет, жизненный цикл судна увеличивается до 50 лет.

Сейчас уже готово техзадание для цифровой трансформации «Рифа». Прежде всего надо автоматизировать систему управления производством: от раскроя материала до конечной продукции. Например, сейчас графики ремонта рисуют вручную, все расчёты осуществляются тоже вручную, в том числе и расчёты зарплат. Как и в случае с портом, мы оцифруем на заводе все бизнес-процессы.

Планы по дальнейшей цифровизации самого Ростовского порта остаются в силе. Но точный объём средств, которые намерены вложить, ещё не определён. Новые задачи мы начнём решать в конце 2019 года.

— Какие препятствия для развития цифровизации в компании вы считаете главными?

Сейчас у нас никаких препятствий нет. Но когда только начинали внедрять систему, было много недовольных сотрудников. Люди в массе своей тяжело принимают изменения. Даже несмотря на то, что они, в итоге, делают более совершенным рабочий процесс.

Ситуация качественно изменилась. Уже второй год подряд наши люди не только позитивно воспринимают диджитализацию, но и заваливают предложениями нашу ИТ-службу: что, где и как надо улучшать. Все предложения рассматриваются и учитываются.

— Насколько остра проблема кадров для цифровизации?

С кадрами тяжело. Порты — очень специфическая сфера. Даже сотрудники профильных НИИ не смогли выполнить наше техзадание на разработку информационной системы. Мы только в Ижевске нашли команду программистов, которая смогла соответствовать нашим ожиданиям по качеству, срокам и стоимости работ. Да и то при тесной работе с нашим сотрудником, который, прежде чем приступить к разработке ПО, полгода вникал в то, как устроен организм порта. Без такого погружения невозможно было создать качественный продукт.

— Партнёрство с какими игроками вам более всего необходимо для развития процессов цифровизации в компании?

Возможно, с вузами. Но качество подготовки специалистов должно соответствовать нашим ожиданиям. В массе своей выпускники приходят неподготовленными даже к работе в новой, цифровой реальности. Не говоря уже о том, чтобы такую реальность создавать. Те же, кто может, давно уже работают на крупные столичные либо западные компании, зарабатывают по 200–300 тысяч рублей в месяц и в нашу сторону даже не смотрят.

Рассматриваем мы и возможность взаимодействия с другими аналогичными портами России. Например, интерес к нашей программе проявил порт Калининграда. Наши презентации, как горячие пирожки, разбирали представители ряда южных гаваней. С некоторыми из них мы общались, предлагали даже установить у них системы «под ключ» (подключение, пуско-наладка, обучение) всего за три миллиона рублей. Это дешевле, чем разрабатывать программу с нуля. Мы знаем, поскольку уже прошли этот путь и предлагаем рынку готовое решение. Коллеги интерес к программе подтверждают, но пока что никто из портовиков платить не хочет. Одни думают, прицениваются, другие боятся, что наша программа не справится с их задачами. В программе учтено главное — специфика отрасли, а эта база легко «подгоняется» под особенности каждого конкретного порта.

Кстати, в прошлом году нашей системой серьёзно интересовался и Новороссийский порт. Даже хотел её купить, но передумал. У крупнейшего на Юге порта появился иностранный инвестор, готовый вложить в разработку собственной портовой системы 20 миллионов долларов. В итоге наши черноморские коллеги наняли штат программистов и приступили к разработке.

  • Комментарии
Загрузка комментариев...