Кризис — время для взгляда внутрь себя

75
9 минут
Кризис — время для взгляда внутрь себя

Автор: Людмила Шаповалова

Один из крупнейших банков юга России, кубанский Крайинвестбанк, обновил внешний вид и освоил розницу и новый регион — Крым. Однако кризис ликвидности в банковской сфере вынуждает пристально присматриваться к внутренней организации бизнеса: новая стратегия банка будет направлена на повышение эффективности за счёт внутренних ресурсов.

Крайинвестбанк стабильно входит в Топ-3 нашего рейтинга региональных банков ЮФО и СКФО. Не показывая существенного прироста активов, банк, тем не менее, имеет серьёзные достижения — прежде всего в работе над собой. Задавшись два года назад целью войти в массовый розничный сегмент, Крайинвестбанк претерпел серьёзные изменения как во внешности, так и в организации бизнес-процессов. Имея одну из самых внушительных сетей в Краснодарском крае, эта финансовая организация не была особенно заметна на фоне других своих коллег, так как работала преимущественно с сектором малого бизнеса и ИП. Сегодня более полусотни отделений дают о себе знать, и розничный портфель банка вырос почти в 2 раза (4,3 млрд рублей по состоянию на 1 октября).
Второе следствие перестройки внутренних процессов — выход банка в Крым и активная работа в этом регионе, что называется, «с колёс». Присутствие Крайинвестбанка на новой российской территории — отнюдь не имиджевое: там работают отделения, банкоматы, обслуживаются клиенты, и летом 2014 года Крайинвестбанк, по отзывам многих отдыхающих, порой был единственной возможностью получить банковское обслуживание, снять деньги с карты и т. д. Генеральный директор банка Сергей Бритвин говорит, что работа над повышением эффективности становится одной из важнейших задач в сложившейся ситуации, когда показатели рентабельности и прибыли драматически снижаются и, похоже, нижняя точка спада ещё не пройдена.

Ликвидность ограничивает аппетит
— Как с точки зрения банка выглядит сегодняшняя ситуация в экономике края? Насколько на ней сказалась неблагоприятная внешнеполитическая и макроэкономическая обстановка?
— Конечно, региональная экономика проходит те же испытания, которые провоцируются внешнеполитическими и макроэкономическими факторами и проецируются на экономику страны. Однако я не склонен характеризовать их как исключительно негативные. Особенности экономики Краснодарского края позволяют извлекать и определённые выгоды из сложившейся ситуации. Ограничения на импорт продуктов питания делают более востребованной продукцию предприятий региона, высокий курс иностранной валюты уменьшает выездной туризм и повышает спрос на внутрироссийский (и это уже видно по подведённым итогам курортного сезона). Помимо этого, растущий курс доллара даёт дополнительную прибыль АПК региона за счёт высокой экспортной составляющей зерновых. Но есть, конечно, и другая сторона медали: существенный рост процентных ставок в банковском секторе. А тот же высокий курс иностранной валюты сводит на нет возможности и перспективы модернизации, инвестиций и, соответственно, перспектив успешного развития в будущем.
— В нашем недавнем рейтинге региональных банков по итогам первого полугодия 2014 года мы заметили, что активы трёх крупнейших банков Юга («Центр-инвест», «Кубань Кредит» и Крайинвестбанк) приросли всего на 0,9 процента. Это всё-таки свидетельство торможения экономики в целом или же усиления консервативной политики крупных банков?
— Я хочу назвать два момента, которые заставляют региональные банки сегодня лишний раз взвешивать свои риски и более пристально смотреть на каждого клиента. Сейчас уже не наблюдается прежней борьбы за новых клиентов, переманивания их из других банков, поскольку, к сожалению, банковский рынок испытывает серьёзные проблемы с фондированием. Ведь посмотрите: прирост основного ресурса для фондирования — вкладов населения — составляет всего два процента. Это говорит о том, что у банков-то денег не так много. Если ты работаешь при недостатке ликвидности, значит, приходится выбирать, сотрудничать с теми клиентами, которых знаешь, которые имеют кредитную историю. Таким клиентам отдаётся приоритет. Межбанковский бизнес тоже не работает, поскольку банки, напуганные отзывом лицензий и сжатием рынка, предпочитают перестраховаться, и уже нет активного обмена ликвидностью. Вдобавок крупные банки, отрезанные от западного фондирования, стали привлекать его на внутреннем рынке, что усилило конкуренцию за средства. Будет денег в полтора раза больше — банкиры начнут бегать за клиентами в полтора раза быстрее.
Другой момент — это общее настроение в бизнесе. Бесконечные разговоры о том, что у нас стагнация, вторая волна кризиса — эти факторы тоже заставляют лишний раз перестраховаться, посмотреть, что будет с клиентом, да и сам бизнес осторожнее инициирует новые проекты.
— Вы видите какой-то инструментарий, который регулятор мог бы использовать для того, чтобы уравновесить фактор дефицита ликвидности?
— Разумеется, прежде всего необходимы структурные сдвиги в экономике страны, и кое-какие инструменты уже заявлены правительством. Из действующего инструментария можно назвать Внешэкономбанк, который может выступать как агентство развития экономики, есть и инструментарий для рефинансирования, помимо Центрального Банка, который сегодня, к сожалению, не производит рефинансирования на длительные сроки. Но, по большому счёту, нет необходимости придумывать что-то кардинально новое: нужно просто поработать с уже имеющимся. Те программы, которые реализует МСП Банк, хорошо работают: для региональных банков это, пожалуй, самый живой и реальный инструмент получения фондирования, причём на длительные сроки и при комфортной ставке и для нас как для партнёров, и для реального бизнеса. Другой вопрос в том, что этот ресурс тоже исчерпаем, и всех проблем развития экономики не решит.

Плюс сто за внешний вид
— Крайинвестбанк сильно изменился за последнее время: и внешний вид, и внутренние процессы просто не узнать. Что подтолкнуло к таким масштабным преобразованиям?
— Действительно, мы проработали логотип банка, но это было сделано не в первую очередь, а только после того, как мы пересмотрели и перестроили целый ряд внутренних бизнес-процессов, преобразовали продуктовую линейку, настроили сервис.
— Вы хотели этим в том числе и утвердить своё присутствие в рознице?
— Ещё года два назад в интервью «Эксперту ЮГ» я говорил, что нашей основной целью можно назвать намерение стать более розничным банком. По сути, мы им и стали: по рознице в отдельных показателях приросли в несколько раз, хотя стартовая база была достаточно внушительной. Сегодня розница занимает существенный объём бизнеса внутри банка. Те новые продукты и технологии, которые мы освоили, позволяют достаточно успешно работать, в том числе и в Крыму. Банк стал более клиентоориентированным: год назад в рейтинге портала Banki.ru мы занимали 147 место, а сегодня находимся на 48-м.
— Какова стратегия развития вашей сети на ближайшие два года: вы будете оптимизировать её, приучая клиентов к дистанционному обслуживанию, или, напротив, станете развивать физическое присутствие банка?
— Будем делать и то, и другое. Помимо сети дополнительных офисов, мы активно развиваем другие каналы обслуживания, запущен интернет-банк, растёт сеть банкоматов и терминалов. Выход банка на другие территории ставит перед нами и задачи открытия новых подразделений. Об эффективности же надо думать в любое время, всегда есть что-то, что можно делать лучше. Кто-то производит хирургические вмешательства, сокращая сеть и сотрудников, а мы идём другим путём: повышаем загрузку подразделений и сотрудников за счёт увеличения клиентской базы. Мы не планируем снижение клиентского потока, совершенно осознанно нацелены на его существенное увеличение. Другой вопрос в том, что маржинальность однозначно будет снижаться. И это серьёзный повод задуматься.
— Как развивалось ваше сотрудничество с консалтинговой фирмой, внедряющей в банке технологии бережливого производства?
— Предысторией этого сотрудничества был выход Крайинвестбанка на Крымский полуостров. В кратчайшие сроки у нас произошло скачкообразное увеличение числа клиентов, количества операций, транзакций. Перед банком возникли задачи совершенно иного уровня, и в тех бизнес-процессах, которые казались хорошо отлаженными в привычном ритме жизни, выявились слабые места, которые надо было срочно укреплять. Мы стали искать правильных помощников, и одним из них оказалась консалтинговая компания «Мак» из Петербурга, их внедрения дали хороший эффект.
Помимо этого, сегодня в банке проходят мероприятия, посвящённые формированию новой стратегии развития на следующие три года. Можно было заказать её у кого-то, но мы не стали этого делать, проводя ряд процедур, посвящённых формированию стратегии изнутри банка. Одной из стратегических задач станет как раз увеличение производительности труда за счёт оптимизации бизнес-процессов, активного внедрения дистанционных каналов обслуживания и так далее.
— Нередко крупные консалтеры сетуют, что региональные компании предпочитают сами писать стратегии вместо того, чтобы обратиться к специалистам. Почему вы это делаете собственными силами?
— Во-первых, из теории менеджмента хорошо известно, что успешность развития компании зависит от степени вовлечённости сотрудников в это развитие. Как можно вовлечь людей и заставить их поверить в то, к чему они не прилагали никаких усилий? Во-вторых, я ничего не хочу сказать плохого в адрес консалтеров, но все мы порой многие вещи делаем по сложившимся шаблонам. А мы не можем примерить на себя стратегию, пусть и слегка модернизированную, но написанную для другого банка, работающего, к примеру, в Сибири или в Приморье. У нас совершенно другая экономика, другие клиенты, и все эти особенности сможем оценить только мы сами.

Без резких движений
— Крайинвестбанк одним из первых зашёл в Крым. Как сегодня там представлен банк? Как теперь выглядит финансовый рынок полуострова?
— Мы работаем в Крыму с 10 апреля. Сейчас у нас открыто десять подразделений, в ближайшее время планируем открыть ещё несколько. Финансовый рынок Крыма своеобразен, он постоянно изменяется, приходят новые игроки, и уже есть случаи, когда российские банки сворачивают там бизнес. Но мы пришли в Крым работать, обеспечивать бизнес и население региона качественным банковским сервисом, финансовыми услугами. Естественно, как и у любой коммерческой структуры, перед нами стоит задача зарабатывать, но мы не стремимся сделать это моментально, максимально быстро. Все ценовые параметры наших услуг в Крыму абсолютно идентичны, а местами даже ниже, чем в Краснодарском крае. У нас обслуживаются самые разные категории клиентов, но стратегически мы ориентированы на розничный бизнес и обслуживание малого и среднего бизнеса, то есть всё то, чем занимаемся на Кубани.
— Каковы основные риски работы в новом регионе?
— Риски в Крыму те же самые, что и в других регионах России. Другой вопрос, что не всегда понятно, как их оценивать и минимизировать. Идёт переформатирование бизнеса — и юридическое, и экономическое, нет информации о кредитной репутации заёмщиков, отсутствуют полноценные механизмы регистрации залогового имущества, прочие мелочи, которые необходимы для формирования качественного кредитного портфеля. Однако, несмотря на эти сложности, мы уже кредитуем крымчан.
— Что будет способствовать развитию банка в следующем году?
— Мы не делаем резких движений в сторону. Мы продолжим закрепляться в двух ключевых для себя сегментах: в розничном бизнесе и в малом и среднем бизнесе. У нас есть сложившиеся партнёрские отношения, которые позволяют закладывать определённые перспективы развития, есть инфраструктура, клиентская база. У нас появился новый регион, Крым, где мы можем получить существенный прирост. Мы с оптимизмом смотрим на инвестиционную и деловую активность в регионе, но не закладываем каких-то стремительных изменений, в том числе и в результатах деятельности банка.
  • Комментарии
Загрузка комментариев...