Проверка на прочность для хрупкой отрасли

59
8 минут
Проверка на прочность для хрупкой отрасли

Николай Проценко

Генеральный директор и основной собственник новочеркасского стекольного завода «Актис» Владимир Базиян – один из немногих предпринимателей Ростовской области, кто готов во всех подробностях рассказывать, с какими проблемами столкнулся его бизнес в связи с новым кризисом. По словам г-на Базияна, только на обвале курса рубля его предприятие потеряло более миллиарда рублей.

Однако среднесрочные перспективы руководитель «Актиса» оценивает весьма оптимистично, поскольку у его завода есть достаточный запас прочности на рынке. На этот год «Актис» ставит задачу сохранить свои рыночные позиции, но уже через пару лет предприятие может начать быстрый рост, поскольку, по мнению Владимира Базияна, многим его конкурентам из-за нехватки средств на модернизацию производства просто придется сворачивать свои мощности.




Катастрофа где-то рядом


– Вам удалось по итогам прошлого года удержаться хотя бы на уровне 2013-го? Насколько отличаются ваши результаты в сравнении с другими предприятиями отрасли?
– Пока точные цифры мы озвучивать не готовы, но динамика рынка однозначно отрицательная, значительного прорыва в сравнении с 2013 годом нет. Ситуация одинаковая у всех, потому что каждый имел свою долю рынка и свои ниши, очерченные в основном логистикой. Например, нам тяжело конкурировать с Сибирью после того, как там появились собственные мощности – сегодня стеклозаводы покрывают практически всю Россию. Поэтому падение пережили все, и нельзя сказать, что кто-то оказался в привилегированном положении. Только те компании, которые полагают, что все мощности должны быть загружены, не ушли в минус, но обратной стороной этого является демпинг. В этом случае падение, возможно, не было сильным, но тогда логично задать вопрос: где здесь экономика? Предприятие работает, а КПД – ноль, прибыли нет, при этом необходимо учитывать амортизацию и износ основных средств. Поэтому ситуация на рынке близка к катастрофической. Новые заводы не строятся, есть масса проблемных активов с просроченными кредитами – банки уже начинают останавливать такие производства, когда видят, что других вариантов нет.

– Какое воздействие на стекольную отрасль оказали девальвация рубля и повышение ключевой ставки ЦБ?
– Заемные средства подорожали, а оборудование в производстве стеклотары, в основном, все импортное. Например, стоимость нашего завода из-за девальвации возросла почти в два раза – построить такое предприятие сегодня будет стоить 14-15 миллиардов рублей. Поэтому в течение как минимум десяти ближайших лет я вообще не вижу ни одного крупного проекта в нашей отрасли. Выдержать все это смогут только новые предприятия, как наше, либо те, у кого есть доступ к дешевым зарубежным деньгам, например, компания «РусДжам». А что делать остальным?

– Вы ожидали, что падение рубля в прошлом году будет настолько значительным?
– В таком масштабе, конечно, нет. Но то, что ослабление рубля будет, мы догадывались. Мы ожидали девальвацию на 20-30 процентов в связи с политическими событиями и санкциями, падением цен на нефть. Но нужно учитывать еще и спекулятивную составляющую, которая, в конечном итоге, и определила глубину падения курса.

– Как изменились валютные обязательства «Актиса» в связи с недавними событиями на валютном рынке?
– Мы уже потеряли на курсе огромные деньги – возможно, больше миллиарда рублей. По одному валютному кредиту мы изменить ничего не можем – его выдавал Чешский экспортный банк, на чьи средства построены многие стеклозаводы в России. В 2007 году, когда мы брали этот кредит, никто в России не мог предоставить нам нужную сумму в рублях. Но для российских банков этот кредит стал сигналом, что наше предприятие можно кредитовать. Тогда мы оформили здесь кредитные линии на расширение строительства, хотя российские банки тоже хеджируют риски: мы готовы были взять кредит только в рублях, но получили лишь частично. Один из этих валютных кредитов был по хорошей инвестиционной ставке 6,5 процентов годовых, но прошлой осенью, когда курс евро перешел за 50 рублей, мы обратились в банк с просьбой конвертировать этот кредит в рубли. К сожалению, банк подошел к нашей просьбе неоперативно, и ответ мы получили только в середине декабря, когда вы сами знаете, что творилось с курсом. В этой ситуации поступать надо было по классической схеме: если не знаешь, что делать, лучше ничего не делать. Поэтому мы до сих пор не определились, как поступить с этим кредитом. С одной стороны, с точки зрения процентов, он дает существенную экономию, порядка 200 с лишним миллионов рублей. Сейчас мы платим по нему 8 миллионов рублей в месяц, а если переоформить его под 24 процента годовых, то будем платить в четыре раза больше. Но, с другой стороны, если курс упадет еще на 10-15 рублей, то эта разница исчезнет. Хотя, честно говоря, я не вижу фундаментальных предпосылок для дальнейшего обвала рубля.

Смена пивной ориентации


– Как ситуация в финансовой сфере изменила производственную политику «Актиса»?
– Во-первых, мы расширяем ассортимент: увеличиваем предложение в таких сегментах, как вино, шампанское, минеральная вода, медицинское стекло. Во-вторых, мы пытаемся компенсировать валютные риски, прежде всего усиливая экспортное направление, которое раньше в основном ограничивалось странами СНГ. Теперь мы стали выходить на рынок стран Средиземноморья, например, Сербии и Черногории. По цене мы сегодня очень конкурентны, и через пару лет хотели бы поставлять на экспорт 100-200 миллионов бутылок, сейчас этот объем пока измеряется сотнями тысяч единиц. Но процесс этот небыстрый: есть много факторов, которые надо учитывать, в том числе политические риски России, механизмы гарантий качества и доставки, а главное, устоявшийся баланс рынка. Чтобы европейский производитель напитков отказался от своего партнера-производителя стеклотары и пришел к нам, должна быть очень большая разница по стоимости бутылки.



– А как обстоит ситуация в пивной отрасли? Вы смогли как-то компенсировать падение рынка в связи с сокращением потребления пива в стране?
– Мы переориентировались на средние пивоваренные предприятия и не настроены работать с большими пивными компаниями. Местные производители пива, особенно в южных регионах, стабильны и, скорее всего, не будут менять стекло на пластик. Сегодня они становятся очень сильным конкурентом мейджорам, динамика у них сумасшедшая. По объемам они вряд ли обгонят ту же «Балтику», но по долям на рынке потеснят ее однозначно, это заметно с каждым годом. Они более гибкие по цене, потому что логистика это позволяет, скрупулезны с точки зрения качества, у них гораздо лучше налажен маркетинг в сравнении с большими холдингами, а поэтому они лучше планируют свою деятельность.

– Как изменилась доля крупных пивных компаний в вашем портфеле?
– В этом году у нас их уже нет. Кто-то скажет, что это неправильно, но, если условия компании вредят нашему заводу, работать с ней мы не хотим, у нас всегда есть альтернативные варианты. Например, мы стали выпускать флаконы для медицинских препаратов. Раньше об этом даже не думали, а сейчас делаем десятками миллионов штук. Это очень специфичный сегмент. В России медицинское стекло выпускали два-три завода, но их техническое состояние просто плачевно. Поэтому их клиенты сейчас идут к нам.

– А кому в таком случае достаются заказы пивных мейджоров?
– Тем заводам, у которых нет выхода, которые не могут конкурировать по качеству и цене. Они работают себе в убыток, хотя при этом идет оборот денег, не стоит производство. Но прибыли у завода нет, и когда настанет момент ремонта, это конец. Возможно, кто-то ждет, что рынок рванет вверх, но мое мнение: до этого момента многие просто не доживут. Поэтому я думаю, что через два-три года транснационалы сами к нам придут обратно, мы не закрыли для них дверь полностью.

«За бутылку будет драка»


– Как сказалось на ценовой политике «Актиса» ускорение инфляции? Вы будете повышать отпускные цены на бутылку?
– Мы сейчас пытаемся увеличить отпускную цену на 10 процентов, но если сравнивать это с потерями на процентной ставке и курсе – это просто ничто. И я не знаю, что будет летом – ожидается рост тарифов, процентных ставок. Поэтому у нас сегодня нет контрактов с постоянной ценой. У нас есть возможность регулировать цены, и клиенты это понимают. Но они также знают, что я не буду это делать бездумно. Пока у нас объективное подорожание, а в дальнейшем для тех клиентов, которые работают с нами много лет, подорожание будет меньше, чем для остальных.

– Означает ли это, что вы не будете в этом году повышать зарплату сотрудникам?
– Мы уже год не поднимали зарплату, и в этом году, наверное, тоже не поднимем. Раньше каждый год мы индексировали зарплаты, как минимум, на 7-8 процентов, хотя за последние годы рост себестоимости у нас составлял 20-30 процентов, а бутылка дорожала всего на 3-5 процентов. Но сейчас нам просто не за что это делать, даже с учетом недавнего увеличения отпускных цен.

– Каковы основные задачи «Актиса» на этот год? Можно ли считать, что оптимистичным результатом будет сохранение показателей прошлого года?
– Главная задача – в первую очередь на рынке сохранить место надежного поставщика. Ведь завтра встанет вопрос не о цене бутылки, а о том, сможет ли тот или иной завод ее выпускать. Еще год-два – и мы увидим падение производства бутылки на 20-40 процентов, возникнет огромный дефицит, за бутылку будет драка, потому что при таком курсе и стоимости логистики бутылку в Россию завезти невозможно. Кроме того, многим нашим конкурентам в ближайшем будущем предстоит ремонт оборудования, а это потребует огромных средств, десятки миллионов евро для одного предприятия. Это неподъемные деньги, и как они будут держаться, мне непонятно. Скорее всего, будут просто выводить мощности. Вторая задача – расширить ассортимент и географию поставок. Третье – переориентироваться на среднего клиента, уйдя от транснационалов, которые убивают рынок демпингом.
  • Комментарии
Загрузка комментариев...