Сербский взгляд на украинский кризис

83
8 минут
Сербский взгляд на украинский кризис

Автор: Николай Проценко

Политический кризис на Украине вызвал оживленную реакцию в Сербии - стране, которая полтора десятилетия назад подверглась «гуманитарной интервенции», затем стала ареной одной из первых «цветных» революций, а после этого взяла курс на «евроинтеграцию». Аналогий между деталями новейшей политической истории Сербии и Украины достаточно, и это дает сербам достаточное основание выступать с развернутыми комментариями украинских событий. В ходе недавней поездки в Сербию корреспондент «Эксперта ЮГ» взял интервью у политической партии «Двери», которая открыто заявляет о своей пророссийской позиции в украинском конфликте и выступает за вступление Сербии в Таможенный Союз. По мнению члена совета партии Срджана Ного, украинский кризис может стать окончательным решением вопроса об историческом пути Сербии.


- Какую оценку ваша партия дает событиям на Украине и чем она отличается от позиции других политических сил Сербии?

-Мы считаем, что из всех сербских политических сил только «Двери» смогли как следует разобраться в ситуации на Украине. В Сербии существуют политические силы, которые поддерживают Россию, но они ведут себя очень сдержанно в вопросе конфликта на Украине, поскольку считают, что здесь существует противоречие, связанное с вопросом о Косово. Мы же считаем, что крымский случай скорее говорит в пользу Сербии в вопросе о Косово, хотя эти ситуации во многом отличаются. Победа права и свободы в Крыму и Новороссии является залогом того, что и сербский народ сможет со временем добиться победы права и вернуть свои потерянные территории. Поэтому партия «Двери» поддержала референдум в Крыму и присоединение Крыма к России, а также волю народа в Донецкой и Луганской республиках. «Двери» направили своих наблюдателей на референдум в Крыму, а также мы поддерживаем и будем поддерживать руководство Новороссии. У нас уже были определённые контакты с властями Крыма; с властями Луганской и Донецкой республик в данный момент у нас нет никаких официальных контактов, но мы ищем пути для их установления.

-Знаете ли вы что-нибудь о сербских добровольцах, которые сейчас сражаются на территории Донецкой и Луганской республик?


-У нас нет личных контактов с этими людьми, и я думаю, что их там немного – возможно, единицы, никаких больших формирований. Возможно, существуют люди, которые знакомы еще со времен войны в бывшей Югославии, где воевали русские добровольцы. Они могли почувствовать, что должны помочь своим русским братьям, как те в свое время помогли сербам. Кроме того, в окрестностях Славянска еще в 18 веке поселилось множество сербов, которые ушли туда от наступления турок и были в этих землях преобладающим населением.

-Как вы оцениваете позицию России в конфликте на Украине?

-Мы 25 лет ждали того часа, когда Россия сможет сказать свое слово, и сегодняшние события в Крыму, Донецке и Луганске показывают, что наконец международное право показывает свою силу. За эти четверть века мы видели в основном силу без права, бессовестную агрессию, которую ничто не могло остановить, и наконец мы являемся свидетелями того, что кто-то способен стать на пути этой агрессии и остановить ее. Как представитель сербского народа я сочувствую людям в Донецке и Луганске - я хорошо понимаю, что с ними сейчас происходит, потому что мы все это уже пережили. Самая большая трагедия, которая происходит на востоке Украины, в том, что народ воюет против иностранных наемников из частных военных компаний. С другой стороны, я должен сказать, что все население Украины является жертвами НАТО, ЕС и США, поскольку они используют людей как пешек.

-Сейчас Россия столкнулась с еще одной ситуацией, хорошо знакомой сербам по истории последних 25 лет, - большим потоком русских беженцев из восточных регионов Украины. Как вы считаете, какой опыт Сербии Россия могла бы использовать в решении их проблем?

-Это было большим испытанием для нашей страны. Полмиллиона сербов было изгнано из Хорватии, несколько десятков тысяч – из Боснии и около 230 тысяч – из Косова. Для сравнения, во всей Сербии проживает 7,5 миллионов человек, а в бывшей Югославии – около 20 миллионов, так что 800 тысяч беженцев - это очень большая цифра. Мы до сих пор помним огромные колонны беженцев, когда люди уходили в Сербию, и все, что они могли взять с собой, умещалось в небольшом автомобиле или тракторе. Этим людям надо было где-то и на что-то жить, становиться на ноги. Это огромные проблемы и в социально-экономическом, и в политическом смысле. По опыту Сербии России было бы разумно учредить министерство или какую-либо государственную организацию, которая занималась бы судьбой беженцев, сотрудничала с властями тех регионов, куда эти люди попали. Это особенно необходимо, если представить сложность и величину государственной структуры России. Если эти люди останутся в России на постоянной основе, организовать им нормальную жизнь будет большой проблемой. Если же, не дай бог, случится так, что киевская хунта победит на востоке Украины, то можно ожидать новую огромную волну беженцев, которые смогут спасти только свою жизнь – и ничего больше. Это была бы гуманитарная катастрофа.

-Каков ваш прогноз дальнейшего развития этой ситуации?


-Сейчас, по мере эскалации конфликта на Украине, это давление будет все более увеличиваться и становиться тяжелым для властей Сербии. Наши национальные интересы не совместимы с вступлением в ЕС, наши интересы – это поворот к России и тесные контакты с ней. Но, к сожалению, наша элита полностью подконтрольна Западу, отсюда и раздвоенность сербской политики, которая сейчас существует. Так может продолжаться еще некоторое время, но не слишком долго. В конце концов Сербии придется или более тесно сблизиться с Россией, или вступить в ЕС и тем самым отказаться от собственных национальных интересов.

-Как вы формулируете собственную политическую программу с учетом этих обстоятельств?


-«Двери» видят смысл своей политической деятельности в том, чтобы вернуть людям веру в себя и в собственное достоинство, потому что люди потеряли надежду. Мы хотим донести идею, что Сербия может сама решать свои проблемы и должна бороться за свои национальные интересы. Мы стремимся к тому, чтобы вернуть Сербии суверенитет. В отличие от представителей старой политической элиты, наша партия не куплена, мы свободные люди, свободно выражающие свое мнение и следующие указаниям своей совести.

-Как вы предпочитаете называть свою идеологическую ориентацию? «Двери» - это правая, левая, националистическая партия или эти определения для вас не принципиальны?


-Эти разделения были актуальны для 20 века - 21 век требует нового способа политического определения. Мы видим себя как свободолюбивую партию, которая стремится к возвращению сербского суверенитета, национального достоинства и спасению сербского народа от неоколониального статуса, в котором он сейчас находится. Наша политическая позиция имеет корни в моральных традициях нашего народа и православной вере. Мы единственное политическое движение, которое поставило семью во главу угла политической программы.

-А какова ваша экономическая программа? Вы признаете, что реальный суверенитет у государства может быть только при наличии сильной промышленности?


-На наш взгляд, правительство должно остановить системное разрушение сербской экономики и промышленности, которое продолжалось 14 лет. Мы предложили целый ряд пакетных мер, начиная с реформы банковской системы и возвращения таможенных пошлин, которые защищали бы отечественное производство, вплоть до государственной политики по восстановления больших индустриальных комплексов, когда-то бывших двигателем развития страны. Все мы знаем, что сербская промышленность в свое время была ориентирована на рынок Советского Союза, и сегодня мы являемся сторонниками вступления Сербии в Евразийский Союз и ОДКБ.

-Что Россия, со своей стороны, должна предпринять для усиления связей с Сербией?


-Мы много раз говорили и подчеркивали, когда были с визитами в России, что прежде всего необходимо основать в Сербии российские средства массовой информации, которые могли бы работать на установление этой коммуникации. Существует реальная потребность в том, чтобы был телеканал, который бы вещал на Сербию и был предназначен именно для сербов. Канал RussiaTodayэтому не очень поможет – он не вещает на сербском языке, мало кто может его смотреть. К тому же во главе самого крупного сербского оператора кабельного телевидения стоит бывший агент ЦРУ.

-Может быть, такой канал вообще должен вещать на всю территорию бывшей Югославии?


-Югославии и югославов теперь уже нет, новое поколение не помнит Югославию, а этот канал должен обращаться, наверное, прежде всего к нему. К тому же вряд ли Хорватия будет заинтересована в общем канале с Сербией, есть большие противоречия между нашими странами – язык общий, но акцент другой, и хорваты бы никогда не согласились, чтобы офис такого канала был не в Загребе. Хотя для Сербии, Черногории, Боснии-Герцеговины и Македонии действительно можно было бы создать общий канал. Но все же этот канал должен иметь в большей степени сербскую коннотацию, поскольку он, вероятно, пользовался бы наибольшим успехом у сербов.
  • Комментарии
Загрузка комментариев...