«Создавая производство, нужно быть в 10 раз эффективнее»

45
5 минут
«Создавая производство, нужно быть в 10 раз эффективнее»

Автор: Сергей Семенов



Сергей Никитин спустя три года после ухода с поста гендиректора «Эмпилса» открыл собственное производство лакокрасочной продукции в Новоалександровской промзоне - "Ростовский лакокрасочный завод". Для своего предприятия он нашел инвестора в Швейцарии и уже готов тиражировать концепцию небольшого завода европейского типа, нацеленного на определенный локальный рынок. Основой успеха такого производства является высочайшая энергоэффективность и производительность труда.

-Как у вас возникла идея построить завод лакокрасочной продукции под боком у такого гиганта как «Эмпилс»?

-Я сам 12 лет проработал генеральным директором «Эмпилса» и прекрасно знал все тонкости производственного процесса, сильные и слабые стороны существующих предприятий. В основном все они строились еще в советское время и крайне неэффективны в сегодняшних условиях. Я часто бывал в Европе, видел, как все устроено там и понимал, что модернизировать любое крупное предприятие в России будет слишком трудно и затратно. Я подготовил бизнес-план и начал искать инвестора, готового вложить деньги в небольшой по российским меркам завод, который будет нацелен на локальный рынок Юга России и будет в 10 раз эффективнее существующих производителей.

-За счет чего удалось достичь такого превосходства над конкурентами?

-Мы не изобретали ничего нового, наше производство построено по европейским лекалам. Во-первых, мы автоматизировали все процессы, которые только можно автоматизировать. Еще когда только искали участок под строительство, заказали оборудование польской Пропак – оптимальный промежуточный вариант между китайским дешевым и немецким дорогим оборудованием. Во-вторых, максимально оптимизировали логистику: у нас и производственные линии, и склад, и административные помещения находятся в одном здании. Для хранения сухого сырья заказали специальные силосы, откуда оно напрямую поступает на производственную линию. Точно так же напрямую на линию из специальных металлических емкостей поступает дисперсия для жидких компонентов. Таким образом, нам не нужен большой склад и оборудование по внутренней транспортировке, в которых нуждаются заводы старого типа. Есть и еще ряд «фишек», которые мы подсмотрели у европейских коллег, но которые пока почти не применяются в России.

Всего на заводе работает 70 человек, которые производят продукции на 700-800 млн рублей в год. Аналогичного объема производства достигает завод советской модели, на котором занято 800-900 человек в год. К тому же у нас есть техническая возможность в течение нескольких дней нарастить объем производства в 2 раза, задействовав при этом дополнительно лишь 20 новых работников. Это сделает наше преимущество над конкурентами еще более значительным.

-Вы долго подыскивали место для завода?

-Около года, просмотрев за это время более 50 различных объектов недвижимости- старые заброшенные и действующие предприятия, участки земли в черте города и гринфилды. В итоге остановились на предложении Агентства инвестиционного развития обосноваться в Новоалександровской промзоне, где нам предложили привлекательные условия по подключениям к инженерным коммуникациям.

На этом участке планировал строиться другой инвестор, однако по каким-то причинам отказался от проекта и продал этот участок нам. Все коммуникации там были уже заведены, зарезервированы значительные мощности по электроэнергии.

-С момента подписания вами инвестиционного соглашения на экономическом форуме в Сочи до тестового запуска прошел ровно год. Как удалось так быстро построиться и начать работать с учетом того, что проект запускался с нуля?

-Это еще одно условие эффективности и быстрой окупаемости проекта- чем быстрее строишь, тем меньше издержки, тем раньше начнешь зарабатывать. Мы строили предприятие из быстровозводимых конструкций без массивного фундамента. Параллельно, не дожидаясь возведения стен, начали монтаж оборудования, и к моменту строительства крыши у нас уже была собрана линия, которую оставалось только подключить. Изначально мы планировали, что производство будет очень компактным, всего на 2 тыс. квадратных метров, причем, это и с офисными помещениями, и с лабораторией.

-Насколько энергоэффективно ваше производство?

-Энергопотребление у нас небольшое, всего 400 мегаватт в месяц. Дело в том, что пока мы будем производить только краски на водной основе, которые не требуют никаких процессов, связанных с варкой, нагреванием. В дальнейшем мы планируем наладить производство алкидных красок и лаков, дисперсий, которое потребует установки специального реактора для нагрева сырья. Это производство уже будет значительно более энергоемкое и сейчас мы продумываем решения, которые помогут нам значительно сократить эти издержки, и быть лучше конкурентов.

Что касается энергозатрат на внутреннюю логистику, то, как я уже говорил, наше производство очень компактно и необходимости в перемещениях больших объемов грузов внутри предприятия нет. Более того, небольшая площадь позволяет нам также экономить на обогреве помещений. Мы построили свою небольшую котельную рядом с заводом, чтобы не тратиться на транспортировку тепла. Она с избытком покрывает наши потребности, а в дальнейшем, когда промзона наполнится предприятиями, мы даже сможем зарабатывать на продаже тепла.

-Как налажен сбыт предприятия?

Подобные небольшие высокоэффективные производства в Европе обслуживают локальные рынки, чтобы экономить на логистике и предоставлять покупателю лучшую цену. Если мы говорим о бюджетных красках, то в этом сегменте потребитель не готов переплачивать за транспортировку товара. В сегменте среднем и премиальном возить краску можно хоть в Сибирь, потому что здесь большее значение имеет качество, а не цена. Мы на своем заводе производим продукцию всех ценовых сегментов, поэтому готовы присутствовать по всей стране, а также в странах ближнего зарубежья. У нас сейчас подписаны крупные контракты на поставки в Крым, на Урал, в Казахстан, страны Закавказья- география сбыта очень широкая.

С производственной точки зрения в России есть регионы совершенно неразвитые. Например, на Дальнем Востоке нет ни одного крупного производителя красок для бытовых нужд. Везти туда краску можно, но в конечной цене транспортировка составит 20-25%. Этот процент можно взять в качестве маржи, если построить там завод. Сейчас мы хотим посмотреть, насколько эффективным окажется ростовское производство в качестве локального производителя лакокрасочных изделий. И если эта модель покажет свою жизнеспособность, то мы готовы тиражировать этот проект по всей стране. Рынок только водных красок при общем объеме в 500-550 тыс тонн в год растет примерно на 5%, что соответствует ежегодному производству такого завода как наш. То есть только за счет роста спроса ежегодно на рынке безболезненно для существующих игроков может появляться новый производитель. Мы же рассчитываем, что после существенного снижения курса рубля и введения санкций против России со стороны западных стран процесс импортозамещения пойдет активнее и доля отечественных производителей будет расти быстрее. Сегодня на рынке лакокрасочной продукции доля импорта составляет 35%, и в ближайшие 3-4 года она должна сократиться в 2 раза- это шанс для российских производителей.

  • Комментарии
Загрузка комментариев...