Дело о «Медведовском»: в чем обвиняют и как преследует бывшего владельца предприятия

1233
6 минут
Дело о «Медведовском»: в чем обвиняют и как преследует бывшего владельца предприятия

Адвокат Ольга Селихова//фото Натальи Кажан
Адвокат осужденного за мошенничество бывшего владельца ГК «Медведовский мясокомбинат» рассказала о новых деталях дела и обвинила новых собственников его бизнеса в рейдерском захвате активов предприятия.

В Краснодаре состоялась пресс-конференция, посвященная делу бывшего владельца ГК «Медведовский мясокомбинат» Николая Озерова. Ранее кубанский бизнесмен обвинялся в мошенничестве с кредитом и был приговорен к восьми годам лишения свободы. Приговор вынесли в ноябре 2017 года. Осенью 2018 года на третий день после УДО он был арестован в связи с возбуждением в отношении него второго уголовного дела по ст. 193.1 УК РФ. В настоящее время Озеров находится под стражей, несмотря на истечение срока следствия. По мнению экспертов и адвоката обвиняемого, это может быть связано с попыткой завершить рейдерский захват группы предприятий.

Как сообщила Ольга Селихова, адвокат Ростовской областной коллегии адвокатов «Право на право», сейчас Николай Озеров находится под стражей. В рамках уголовного дела ему предъявлено обвинение в соответствии с п. «а» ч.3 ст.193.1 УК РФ (совершение валютных операций по переводу денежных средств в иностранной валюте на счета нерезидентов с использованием подложных документов в особо крупном размере). Однако, по мнению защиты, это уголовное преследование незаконно и необъективно, а «дело сфабриковано».

По версии обвинения, осенью 2015 года, отбывая заключение в СИЗО-1 ГУФСИН России по Ростовской области, Озеров «посредством сотового телефона» поручил генеральному директору ООО «Агрофирма Колос» (входит в ГК «Медведовский мясокомбинат») заключить фиктивный контракт на поставку сельхозоборудования с компанией Hettich An und Verkauf Import Export (Мюнхен, Германия). После этого на счет нерезидента было якобы перечислено 3,35 млн евро, что и явилось преступлением в особо крупном размере. Как заявила Ольга Селихова, обвинение противоречит фактам и имеет признаки заказного характера.

Согласно материалам дела, в 2011 году входящий в ГК «Медведовский мясокомбинат» Племзавод «Индустриальный» получил невозобновляемый кредит в размере около 2,5 млрд руб. Кредитную линию открыл Сбербанк России. В целях обеспечения были заключены договоры залога и поручительства между банком и другими предприятиями ГК. При этом рыночная стоимость объектов, переданных в качестве обеспечения по всем договорам, составляла более 5,2 млрд руб. В дальнейшем «Индустриальный» использовал 469,42 млн руб. кредита, чтобы построить свинокомплекс. Также были закуплены и поросята европейской породы. Однако в мае 2012 года кредитование было прекращено. По мнению Ольги Селиховой, это было связано с эпидемией африканской чумы свиней, которая в конце 2011 года разразилась на Юге России, и убытками, которые мог бы понести банк.
В результате последующего судебного разбирательства ПАО «Сбербанк России» взыскало с заемщика обеспечение на общую стоимость более 2 млрд руб. «В правовом государстве после этого все обязательства по договорам должны были быть прекращены. Но Озерову, наверное, не хватало юридической профессиональной поддержки. Поскольку, если бы это было сделано сразу, последующие события не наступили бы», — считает адвокат.

Однако в июне 2014 года Сбербанк уступил права требования по тому же кредитному договору аффилированной компании «СБК-Актив». Спустя два месяца права требования перешли к ООО «Рубеж безопасности», зарегистрированному в Краснодаре охранному холдингу. По словам Селиховой, вместо того, чтобы реализовать имущество должников, правопреемник «начинает банкротить и поручителей, и залогодателей». В итоге требования ООО «Рубеж безопасности» к различным компаниям, в том числе и входящим в ГК «Медведовский мясокомбинат», составили порядка 18,4 млрд руб.

Впрочем, деятельность «охранников» этим не ограничивается, поскольку по заявлению компании проводилась проверка, итогом которой и стало возбуждение против Николая Озерова второго уголовного дела по ст.196 УК РФ (Преднамеренное банкротство) и ч.4 ст.159 УК РФ (Мошенничество). Как считает Ольга Селихова, это могло понадобиться рейдерам, чтобы владелец «Медведовского» не мог сопротивляться противоправным действиям: «Получается, что Озеров так хотел украсть 469 млн рублей, что предоставил на 5 млрд живых залогов и еще пять компаний-поручителей».

По решению суд  Озеров получил 8 лет лишения свободы. Из них к октябрю 2018 года он отбыл половину срока (был зачтен срок в СИЗО) и по ходатайству был освобожден условно-досрочно. При этом ущерб от преступления не обозначен, хотя судили его не за покушение, а за реальный состав. Уникальность дела также и в том, что по ст.193.1 Озерова арестовали на третий день после его освобождения. Как выяснилось, дело было возбуждено еще в мае 2018 года, а сам «обвиняемый» был объявлен в розыск. «Если бы указание о переводе денег произошло по звонку из СИЗО, должны были бы «закрыть» и начальника изолятора, поскольку это нарушение условий содержания, однако этого не произошло», — считает старший юрист CLEVER consulting Владимир Барышев.

23 мая 2019 года истек 12-месячный срок следствия по второму уголовному делу. Его продление возможно только при наличии подписи председателя СК РФ Александра Бастрыкина или его заместителя. Однако в настоящее время Николай Озеров находится под стражей.

«Дело расследует центральный аппарат Следственного комитета России. Оперативное сопровождение проводит УФСБ России. Впечатление такое, что сейчас просто все наблюдают, что происходит», — считает Ольга Селихова. Сейчас защита обвиняемого пытается отменить приговор и получить компенсации, связанные с незаконным уголовным преследованием.

Как рассказал управляющий партнер Адвокатского бюро «Юг» Юрий Пустовит, в настоящее время практика, когда кредиторы переводят гражданско-правовые отношения в уголовную плоскость, является распространенной: «Это заставляет их быть более сговорчивыми и соглашаться на все условия». Он также добавил, что в целом ситуация, которая сложилась вокруг «Медведовского мясокомбината», является абсурдной, поскольку предоставление активов в счет погашения по кредитному договору в качестве отступного ведет к прекращению обязательств, а значит, и уступать было нечего. Пустовит также полагает, что в сложившейся ситуации есть признаки рейдерства.

Мнение руководства ООО «Рубеж Безопасности» узнать не удалось. Не отвечал ни один из телефонов компании.

В пресс-службе Сбербанка отметили, что не располагают актуальными данными об этом деле в связи с передачей долга в «СБК-Актив» в 2014 году.

Адвокат Ирина Кунаева, представлявшая интересы Озерова в делах о банкротстве в 2018-2019 годах, отмечает, что имущество ГК «Медведовский мясокомбинат» весной 2019 года было реализовано с торгов. По ее словам, сказать, в каком состоянии сейчас находится объект, сложно, поскольку доступа на территорию у нее нет. До торгов рыночная стоимость оборудования одного из цехов составляла более 1,5 млрд руб. Сам объект был продан с торгов за сумму около 300 млн руб. «"Медведовский" был целым технологичным комплексом. Что касается предприятий которые выбыли из владений Озерова путем переписывания их на других, то они сейчас активно работают, при этом они не находятся в конкурсном производстве», — отмечает Кунаева. По ее словам, это ООО «Агрофирма "Колос"» и ОАО «Агрофирма "Нива"».

В настоящее время конкурсная масса находится в стадии формирования, кроме того, вышли из стадии банкротства ООО «Батуринское» (ныне ООО «Победа») и ОАО «Агрофирма "Нива"» (ныне ПАО «Степь»).


  • Комментарии
Загрузка комментариев...