73 86
«ЭКСПЕРТ ЮГ» в соцсетях:

Дорожная карта в направлении к «умному» АПК

4539
13 минут

Южные предприятия АПК страдают от низкой рентабельности и дефицита кадров, недовооружены сельхозтехникой, «цифра» пока внедрена лишь на отдельных участках. Стимулирование модернизации в таких условиях требует нового подхода

Дорожная карта в направлении к «умному» АПК

«Эксперт ЮГ» провёл исследование «“Умный” АПК: потенциал и южные практики» при поддержке Донского государственного технического университета. Оно проходило в форме анкетирования топ-менеджеров южнороссийских компаний, с рядом экспертов отрасли были проведены интервью. Исследование проводилось с августа по октябрь 2020 года, в нём участвовали 104 респондента, которые работают в АПК, либо ведут разработки для этой сферы или реализуют стартапы.

Нас интересовало мнение двух категорий респондентов — активных потребителей инноваций в АПК и их разработчиков и поставщиков. Цель — увидеть резервы эффективности, в том числе долгосрочные. В целом мы их увидели. Наибольшее значение для эффективности предприятий в секторе будут иметь сельхозтехника, вооружённая беспилотными технологиями, ГМО и «цифра». Но технологии требуют новых кадров. «За последние годы отечественный АПК шагнул далеко вперёд, — говорит руководитель южного дивизиона ГК “АФГ Националь” Алексей Попов. — Сегодня это одна из самых инновационных и быстроразвивающихся отраслей экономики, от специалистов которой требуется готовность постоянно совершенствоваться в своём мастерстве».

«Узких» мест в АПК слишком много, и одна проблема тянет за собой другую. Сегодня с ними справляются только лидеры, многие компании накапливают изношенные фонды и неэффективность. Респонденты в своих ответах указывают направления, на которых им нужна помощь. На первом месте неожиданно оказалась необходимость поддержки собственных исследований и разработок. На втором — помощь в обеспечении человеческим капиталом. На третьем — помощь в цифровизации. В принципе, это готовая «дорожная карта».

Что нужно знать о респондентах

Участники опроса работают в самых разных нишах сферы АПК, многие — сразу в нескольких. Это переработка сельхозпродукции (34% от общего количества респондентов), производство овощей (30%), растениеводство (24%); присутствуют также садоводство, мясное (21%) и молочное (14%) животноводство, птицеводство (16,3%), селекция и семеноводство (15%).

Для 40% опрошенных юг России является одним из приоритетных регионов. Почти треть признались, что действуют на отдельных территориях Юга. Около 19% заявили, что представлены в южных регионах слабо, но намерены расширять своё присутствие. И только 9,6% участников опроса сообщили нам, что для них юг России — главный регион.

Около 40% опрошенных занимаются исключительно потреблением инноваций, а 37% заявили, что ведут разработки. Собственные готовые инновационные решения есть у 17% опрошенных. Среди тех, кто ведёт разработки, выделяются прежде всего холдинги и стартапы. Так, в «АФГ Националь» занимаются селекцией — выводят собственные сорта риса. А гендиректор краснодарской «Летай и смотри агро» Василий Птицын рассказал «Эксперту ЮГ», что они придумали и запатентовали два устройства — дозаторы для внесения яиц и куколок энтомофагов. «Эти устройства позволяют не только точечно наносить “биопрепарат”, но и экономить средства в среднем на 50 процентов», — утверждает г-н Птицын.

Потенциально интересны зерно, овощи и мясо

Мы попросили южных аграриев оценить привлекательность сегодняшних условий для внедрения новых технологий в АПК. Почти 65% считают, что нынешние условия «скорее привлекательны» (график 1). Ещё около 17% подчёркивают, что нынешние условия «привлекательны как никогда». В сумме получается абсолютное большинство.

30-1.JPG

Почти 45% респондентов уверены, что уровень инвестиций в новые технологии в 2020 году останется на прежнем уровне. В росте объёмов инвестирования уверены в общей сложности около 39%.

«Сейчас время чётких корректировок профессионализма, время дальнейшего развития и углубления компетенций, — считает Михаил Шаповалов, член совета директоров, акционера АО “Богородицкое” (“Песчанокопская аграрная группа”) — Даже умный, опытный агроном в одиночку не может знать всё, что необходимо. Информации много, технологии совершенствуются. Надо постоянно учиться самим или принимать на работу тех, кто обладает новыми знаниями. Ошибки в агробизнесе — потерянный год».

Затем мы спросили у участников исследования: «На каких направлениях вы видите сегодня наибольший потенциал для роста эффективности?» (график 2). Ответ предполагал, что каждый участник укажет не один, а несколько вариантов. Наибольшее количество «голосов» набрали сразу производство зерновых и производство овощей: у них по 36,5% от общего числа ответов. На втором месте — мясное животноводство (34,6%), уже с заметным отставанием — переработка сельхозпродукции (почти 29%).

30-2.JPG

О большом потенциале в растениеводстве мы не раз слышали во время интервью. Особенно большие резервы эксперты связывают с «цифрой» и ГМО. «Думаю, рано или поздно мы придём к тому, чтобы применять ГМО, — говорит президент холдинга “Урал Дон” Александр Ярошенко. — Я был в Аргентине, там сеют только такие сорта. Например, кукурузы они собирают по 100 центнеров с гектара. Это — очень высокая урожайность. 40 центнеров в Аргентине даёт соя. Для сравнения, лучший показатель на Юге по сое — 20 центнеров. ГМО-сорта — сумасшедший резерв. Можно на одной и той же площади и при тех же затратах получать в полтора раза больше урожая». «Растение­водство — одно из ключевых направлений агробизнеса и, безусловно, здесь есть резервы для повышения эффективности, — уверен Вячеслав Холодченко, создатель цифрового сервиса для АПК Magrotech. — С одной стороны, это резерв повышения урожайности. Сегодня, используя цифровые инструменты, разумно сочетая традиционные методы с новейшими, можно повышать урожайность на 10–30 процентов. С другой стороны, есть резерв в экономии.

Почему рентабельность — главный мотиватор

Затем мы спросили респондентов о том, что сегодня в наибольшей степени мотивирует их внедрять новые технологии. Обнаружился большой отрыв у ответа «Перспективы более высокой рентабельности» — за него «проголосовала» почти половина опрошенных (47,1%; график №3). На втором и третьем местах перспективы выхода на новые сегменты рынка (26%), перспективы повышения урожайности / производительности (25%).

30-3.JPG

Актуальность борьбы за рентабельность очень понятна — она налицо даже у крупных игроков. Александр Ярошенко рассказывает, что за последние 20 лет рентабельность агробизнеса упала очень сильно — в его холдинге она сегодня составляет 13%.

В 2018 году «Эксперт ЮГ» совместно с АО «Байер» проводил исследование «Южное растениеводство» — в нём приняли участие 60 компаний АПК Ростовской области и Краснодарского края, для которых растениеводство — основной вид деятельности. По их ответам выяснилось, что у 48% компаний рентабельность на уровне от нуля до 10%. Это уровень, который фактически не даёт возможности инвестировать в развитие, то есть в повышение рентабельности. Такой вот замкнутый круг.

30-4.JPG

Впрочем, снижение рентабельности в отрасли — долгосрочный тренд. В последние два–три года на рентабельность больше влияли собственные усилия компаний и текущая рыночная конъюнктура. Около 60% респондентов сообщили о повышении рентабельности в этот период, причём у 21% рост был высоким (график 4).

Где кратчайший путь к эффективности АПК

«Умный» АПК — это АПК эффективный. Нам было важно понять, в каких направлениях «умного» АПК компании видят для себя наибольший потенциал. В этом вопросе можно было выбрать несколько вариантов ответа.

30-5.JPG

Больше всего «голосов» (45%) набрал достаточно традиционный пункт «модернизация сельхозоборудования» (график 5). На второй позиции цифровизация предприятия (40%). По сравнению с темой обновления сельхозтехники тема цифровизации достаточно нова, однако, как видим, она всё же проигрывает в актуальности. Впрочем, здесь нужно понимать, что сельхозтехника активно прогрессирует и начинает, например, включать беспилотные технологии. Третья позиция тоже не из области футурологии — проблема профессиональных кадров (36%).

«Чтобы я мог платить людям достойную зарплату, а бизнес при этом оставался рентабельным, я должен увеличить нагрузку на работника до 100 гектаров. Но резервы человека ограничены. Ему нужна “умная” техника, потому что на обычном тракторе или комбайне невозможно делать больше за то же время, — говорит Александр Ярошенко. — Мы ежегодно на 10 процентов обновляем парк — это 300 миллионов рублей в год. Но так поступают далеко не все аграрии. Например, у многих малых фермеров и экономически слабых СПК износ технических парков составляет 70 процентов и выше».

Вариация на тему предыдущего вопроса: «На каких направлениях «умного» АПК вы видите наибольший потенциал для отрасли в целом?» Вот здесь большинство респондентов проголосовали за «цифровизацию предприятий» (более 46%, график 6). Равное количество ответов (по 34%) набрали «модернизация сельхозоборудования», «биотехнологии в сельском хозяйстве» и «профессиональные кадры».

30-6.JPG

«Цифровизация на Юге пока носит фрагментарный характер, — замечает проректор ДГТУ по НИР и инновационной деятельности Олег Полушкин. — В основном активно внедряют “цифру” агрохолдинги, у которых есть средства и соответствующая команда. Такие службы возглавляют в агрохолдингах люди из других сфер, в частности, телекоммуникационой, что вполне логично. Однако помимо цифровых технологий есть и другие, позволяющие также повышать эффективность в АПК. Например, широкое применение находят сейчас так называемые “антиудобрения”. Это комплекс технологических решений, которые позволяет аграриям вносить удобрений намного меньше, чем при традиционных схемах использования, повышая количество, качество и уровень безопасности продукции».

«Цифровые решения всё активнее проникают во все отрасли экономики, в том числе и в АПК, — соглашается Светлана Белова, директор филиала ООО “Балтийский лизинг” в Ростове-на-Дону. — Сейчас аграрный сектор выступает в роли одного из драйверов экономического роста страны. Однако не все сельхозпредприятия с лёгкостью могут обновить парк техники, оборудования и транспорта по последнему слову. Чтобы продуктивно составить стратегический план развития бизнеса, фермерские хозяйства могут обратиться к такому эффективному финансовому инструменту технической и технологической модернизации АПК, как лизинг».

На каком уровне технологии и цифровизация АПК

Далее мы спросили у участников исследования, как они оценивают уровень внедрения передовых технологий на своих предприятиях. Подавляющее большинство опрошенных (65,4%) оценивает технологический уровень своих агропредприятий как средний (график 7). Лишь 16% уверены в том, что уровень — высокий. Почти столько же (14%), полагают, что уровень внедрения современных технологий в их компаниях «ниже среднего».

30-7.JPG

Более половины опрошенных считает, что у них на предприятиях автоматизация не комплексная, а частичная. При этом почти треть (31%) подчёркивают, что это автоматизация отдельных участков, а 21,2% — ключевых отделов. Только чуть более 22% считают, что в их компании создана единая система управления процессами. 14,4% респондентов указали на то, что у них через единую платформу осуществляется «управление отношениями с партнёрами и клиентами». При этом 8% сообщили о запуске у них новой цифровой бизнес-модели и только 3% — о внедрении систем точного земледелия.

«На селе произошло переоснащение — пришла современная техника, хорошие агротехнологии, появилось программное обеспечение, которое позволяет контролировать процессы предприятия. Но этого недостаточно, — говорил “Эксперту ЮГ” Виктор Ерёменко, директор сельскохозяйственного направления BDO Unicon. — Давайте дадим определение “цифры”. Это не просто данные ради данных, а данные, которые задействованы в работе предприятия. В России пока есть только элементы реализации цифрового предприятия в АПК. Процесс, который начался ещё пятнадцать лет назад: создание системы управления предприятием. Но сельское хозяйство — не простое предприятие. Это удалённо расположенная, слабо контролируемая производственная площадка. А как контролировать, если есть предприятия, где связи нет, где дефицит специалистов? Иногда на момент проведения технологических операций 50 процентов персонала — приглашённые специалисты».

«”Умным” АПК делают не технологии, а люди, которые знают, как правильно их применять, — уверен Олег Ной, директор ООО “Ростагросервис”. — Мы, как разработчики систем точного земледелия, ездим по хозяйствам и довольно часто сталкиваемся с тем, что многие аграрии, готовые цифровизироваться, не знают, сколько надо, например, минудобрений вносить на гектар, как именно расходовать средства защиты. А ведь такие данные, нормативы надо заносить в приборы, агронавигаторы, которые в том числе делаем и мы. Иначе эти “игрушки” по-умному не будут работать».

Почему господдержка не стимулирует модернизацию АПК

Подавляющее большинство респондентов (71%) считает, что существующая сегодня система поддержки практически не стимулирует внедрение передовых технологий в АПК (график 8). При этом 56% полагают, что инструменты поддержки стимулируют недостаточно хорошо, если судить по тому, что темпы модернизации низкие. Почти 15% категоричны в своей оценке: «поддержка не стимулирует вовсе». Впрочем, около 30% опрошенных вполне удовлетворены уровнем поддержки.

30-8.JPG

Затем мы спросили у представителей компаний, насколько актуальна для них проблема обеспеченности современной сельхозтехникой. Показательно, что почти 90% считают проблему актуальной, из них 34% — очень актуальной (график 9). Если судить по итогам нашего опроса, то эту проблему смогли для себя решить только около 12% компаний.

30-9.JPG

Мы предложили представителям отрасли указать на основные барьеры, мешающие более активной модернизации предприятий АПК. Наиболее популярным оказался вариант «Недостаточный уровень господдержки» (почти 40% «голосов», график 10). На втором месте — «дефицит доступных финансовых ресурсов» (30%). На третьем — «нестабильность спроса на продукцию» (чуть более 22%). Немногим меньше «голосов» у такого барьера, как «низкая рентабельность бизнеса» (20%).

30-10.JPG

По мнению Олега Полушкина, в стране действует несколько федеральных и региональных программ, позволяющих сельхозпредприятиям приобретать самую новую технику и оборудование со скидками до 30%. «Другое дело, что и в этом случае, например, современный комбайн с компьютерной и робототехникой стоит от 10 миллионов рублей и больше. Далеко не каждый фермер может купить такую машину по льготной цене. У фермера в этом случае три выхода: не обновлять парк, искать более дешёвые варианты, или арендовать технику и целые бригады для полевых работ. Такие услуги на рынке уже есть», — рассуждает эксперт.

«Несмотря на то, что ЮФО и Ростовская область, в частности, являются одними из лидеров по развитию сельского хозяйства в стране, серьёзной проблемой АПК Юга является недостаточная обеспеченность техникой и оборудования, высокий уровень износа основных фондов, — подчёркивает Светлана Белова. — Одним из барьеров обновления производственных мощностей остаётся недостаток инструментов финансирования. Как правило, годовой выручки малых фермерских хозяйств не хватает на обширную модернизацию и оптимизацию бизнеса. Поэтому здесь важно думать о создании большего числа программ поддержки для сельхозпроизводителей».

Мы спросили у участников исследования, какой должна быть поддержка государства, чтобы они более активно занимались разработками и цифровизацией. Больше всего «голосов» (около 40%) получил вариант «нужна поддержка на этапе проведения исследований» (график 11). На втором месте — «помощь в подготовке кадров» (почти 31%). Немногим меньше у такого варианта поддержки, как «помощь в создании инфраструктуры для цифровизации» (29%). Чуть меньше «голосов» отдано за вариант «нужна помощь в коммерциализации собственных разработок» (28%). Как мы видим, тема модернизации предприятий АПК требует гораздо более широкого инструментария поддержки, нежели тот, что сегодня имеется. Впрочем, есть мнение, что дело не только в видах поддержки.

30-11.JPG

«Сейчас заявлено очень много различных мер господдержки, — замечает Вячеслав Холодченко. — Например, в нашей сфере (технологии для АПК) мер столько, что мне впору отдельного человека нанимать, чтобы он в каждой из этих мер мог досконально разобраться. Под каждую из существующих программ господдержки надо собирать документы, писать обоснования. Это — горы бумажной работы. На каждую из программ надо потратить недели и даже месяцы. Так что дело не в количестве стимулирующих госпрограмм, а в сложности получения такой поддержки. На наш взгляд, надо не придумывать новые меры поддержки, а упростить процедуры получения и отчётности в рамках мер существующих».

Подпишитесь на каналы «Эксперта Юг», в которых Вам удобнее нас находить и проще общаться: наши группы в Facebook и Одноклассниках, каналы в Telegram и на YouTube, наш Instagram, наше сообщество ВКонтакте.