92 100 13

ИТ-отрасль и государство: как прошло испытание на прочность

2449
9 минут

В том, как ИТ-сектор переживает период частичной мобилизации, есть парадокс — с одной стороны, никакому другому сектору федеральный центр не уделяет сегодня столько внимания, с другой — он наиболее чувствителен к изменениям условий для работы. По некоторым оценкам, до 10 % сотрудников ИТ-компаний в эти дни сменили место жительства

ИТ-отрасль и государство: как прошло испытание на прочность

Андрей Морозов из Firecode рассказывает, что в период частичной мобилизации компания перешла в режим жёсткого контроля информации в корпоративных чатах и офисе//Фото: "Эксперт Юг"
Поделиться
26 сентября, через пять дней после начала частичной мобилизации, появился приказ Минцифры со списком специальностей, которые получали льготу в рамках частичной мобилизации. Диалог с отраслью министерство и лично министр Максут Шадаев вели очень живо. Минцифры создал чат для руководителей компании, обмен идеями с федеральным центром происходил очень быстро. Но и здесь было ясно, что решение запаздывает: на момент объявления частичной мобилизации оказалось, что для представителей ИТ-отрасли ранее пробили отсрочку от срочной службы, но не от мобилизации. «За два дня после объявления мобилизации я потерял больше сотрудников, чем за предыдущие полгода», — заметил в разговоре один из руководителей ИТ-компании.

Выход приказа был существенным шагом вперёд, тем более что количество «защищённых» специальностей в нем оказалось немалым — 195. Но представители отрасли хотели большего — например, защитить сотрудников не только аккредитованных ИТ-компаний, сотрудников не только с профильным образованием, поскольку в ИТ-организациях работают не только программисты. Возникали и частные, но очень чувствительные темы. Например, в перечень специалистов, получивших отсрочку от мобилизации, не попали ИТ-преподаватели профильных учебных заведений и школьные учителя информатики. В связи с этим Фонд «Развитие ИТ-образования», созданный в Ростовской области, обратился к донскому губернатору с просьбой позаботиться об ИТ-преподавателях региона. «По данным Фонда, под частичную мобилизацию могут попасть от 150 до 200 ИТ-преподавателей только в профильных высших учебных заведениях. Мобилизация такого количества преподавателей может критически сказаться на подготовке нового поколения ИТ-специалистов», — сказано в обращении фонда. Нужно отметить, что эту инициативу мгновенно подхватило федеральное Минцифры.

Несмотря на то, что федеральный центр фактически своей заботой подтвердил стратегическое значение отрасли, неофициально один из руководителей ИТ-отрасли сказал «Эксперту ЮГ», что, по идее, приказ Минцифры должен был бы найти отражение в соответствующем ему указе Минобороны, но такого приказа не появилось. «То есть тот факт, что айтишников не трогают — это своеобразное джентльменское соглашение на федеральном уровне — и слава богу, что оно работает. Но уверенности в том, что эта защита надёжна, нет». Этот комментарий, на наш взгляд, говорит о том, насколько хрупко сегодня любое равновесие. Многие руководители живут с ощущением, что завтра всё может измениться.

Работники ИТ-индустрии в наибольшей степени ориентированы на глобальные рынки и ценности. Они, с одной стороны, гораздо легче меняют места размещения без ущерба для работы, с другой — чаще ассоциируют себя больше с «гражданами мира», чем с гражданами какой-либо страны. Поэтому для этой сферы мобилизация оказалась большим испытанием, чем для других.

«Частичная мобилизация, начатая с 21 сентября, существенно изменила информационно-психологическую повестку для ИТ-сообщества, — считает гендиректор RndSoft Роман Забродин. — Несмотря на героическую поддержку Минцифры РФ и лично Максуда Шадаева, правительство не смогло учесть опыт предыдущих событий, заранее подготовиться, четко информировать и своевременно запустить отсрочку от мобилизации. Это сильно ударило по компаниям. 24 февраля не так отразилось на их работе, как 21 сентября. Многие компании не досчитались персонала на рабочих местах уже в первые дни. Некоторые компании, запустившие ранее переезд персонала в офисы в иных странах, ускоренно запустили этот процесс. Пока мы в Ростовской области еще не можем оценить весь масштаб оттока специалистов и компаний, я прогнозирую до 30-40% компаний. К середине 2023 года мы только сможем дать реальную оценку в числовом значении, подкрепленных данными. Рядовые сотрудники не верят уже никому. Руководителям ИТ-компаний и HR службам стоит огромного труда удерживать персонал и сохранять бизнес. Нашу компанию тоже коснулся отток специалистов, небольшой, но чувствительный. К слову, после 24 февраля нас не покинул ни один сотрудник».

 «Общаюсь примерно со 100 разными руководителями ИТ-компаний, и у всех абсолютно разная ситуация, — рассказывает Андрей Морозов, генеральный директор компании Firecode. — Мы запретили все сообщения в корпоративных чатах, которые были связаны с мобилизацией, также пресекали все неформальные дискуссии в офисе. Все официальные новости перепроверяли, пропускали через наших юристов и доносили до коллектива, это позволило не сеять панику и не верить разным слухам и фейкам. Благодаря этим мероприятиям сотрудники чувствуют себя спокойно, они уверены, что компания максимально заинтересована в них и прилагает все усилия по обеспечению их безопасности».

«В нашей компании после объявления частичной мобилизации были проведены мероприятия по успокоению людей, — рассказывает Иван Усачёв, гендиректор ростовской компании Zuzex. — Но по итогам первой недели два человека сбежали — фактически они сами добровольно вышли из аккредитованной компании и теперь подлежат мобилизации. И один человек уволился по политическим причинам в связи с тем, что руководитель компании, в которой он работает, — патриот. Вообще, в силу бездарности некоторых руководителей компаний, мобилизация произвела серьёзный эффект — я думаю, что в некоторых компаниях до 10 процентов сотрудников поменяли место жительства. И среди айтишников практически нет добровольцев. Это говорит о том, что руководители не могут пересилить общий либеральный фон, в котором оказались сотрудники, и не до конца понимают, что на самом деле они как сыр в масле. Конечно, у Минцифры получилось быстро вывести этот сектор из-под удара. Но некоторых стоило бы и мобилизовать, потому что на рынке много людей, которые привыкли тупо осваивать американские напечатанные деньги. А так я считаю, что предложенные критерии отбора ИТ-специалистов — наличие ИТ-образования и аккредитация у компании — вполне достаточны для отделения ИТ-специалистов от всех остальных».

Нужно отметить, что мобилизация позволила создать почву для изменений условий аккредитации ИТ-компаний, их смысл — исключить возможность создания фирм специально для получения отсрочек. Новые правила ввели понятие средней зарплаты по отрасли и требуют платить сотрудникам не ниже. Руководители ИТ-компаний, которые платят сотрудникам меньше, теперь рискуют вылететь из списка аккредитованных. Фантастическая ситуация, если смотреть на неё из других отраслей.

Меры поддержки ИТ-бизнеса глазами ИТ-бизнеса

Для ИТ-компаний в России на сегодняшний день действуют различные преференции — это освобождение от уплаты налога на прибыль, льготные кредиты до 3%, отмена выездных налоговых проверок и льготная ипотека для сотрудников компаний. «Эксперт ЮГ» попросил руководителей ИТ-компаний оценить реальное влияние мер господдержки, а также указать на незакрытые потребности отрасли. Главная мысль — временные меры поддержки для реального развития отрасли должны были бы стать, с одной стороны, более долгосрочными, с другой — более целевыми, точными.

«Государство активно включилось в поддержку ИТ-отрасли, и все эти программы нам сильно помогают, — говорит гендиректор “Вэбпрактик” Александр Букуров. — Ростовская область была одним из первых регионов, где для малого и среднего бизнеса были приняты налоговые льготы для компаний на упрощённой системе налогообложения и снижена ставка налога с шести процентов до одного. Но эти льгота действуют только один год. Бизнесу надо больше времени, чтобы адаптироваться к новым условиям, перестроиться на внутренний рынок, обучить новых сотрудников, которых взяли в связи с ростом спроса на ИТ-разработки. Для дальнейшего развития отрасли эти льготные условия должны быть продлены до 2030 года, чтобы увидеть стабильный качественный рост».

«Эти меры поддержки на нас почти никак не отразились по одной простой причине — у нас и так были огромные льготы после ковидного пакета, — говорит гендиректор “Оджетто Вэб” Павел Седаков. — Он действительно был беспрецедентный и очень помог, в первую очередь благодаря суперважной для нас скидке на УСН. Новый пакет уже не так важен. Конечно, один процент на прибыль — это приятнее, чем три с половиной, но не так уж принципиально для бизнеса. Ипотека в нашей компании совсем не взлетела. Её предлагают только для квартир на первичке, в то время как люди хотят вторичку или дома. В частности, в Таганроге ребята говорят, что качественных предложений по новым квартирам почти нет, а цена за метр с начала года увеличилась вдвое».

«С начала СВО государство практически сразу запустило ряд инициатив и программ для создания условий устойчивого развития ИТ-отрасли в РФ, - говорит Роман Забродин. - Даже в регионы пришло распоряжение заняться мониторингом и работой с ИТ-сообществом, были введены федеральные льготы и отсрочки от призыва для студентов. На региональном уровне была принята всего одна, но важная льгота - по налогу на УСН, но, к сожалению, только до конца 2022 года. Это все дало свои плоды: из 8-10% ИТ-шников, покинувших РФ, больше половины вернулись и продолжили работу по специальности. Грантовая поддержка, к сожалению, как всегда прошла мимо субъектов МСП и в большинстве своем была освоена крупными федеральными компаниями. Успешной целевой поддержкой ИТ МСП предприятий продолжает заниматься только Фонд содействия инновациям».

«Высокая оценка ставится оперативности, с которой были приняты меры поддержки, и взаимодействию с бизнесом, которое власти смогли реализовать, — отмечает Алексей Тактаров, гендиректор “Юбитэк”. — Меры поддержки — это предложения ИТ-компаний, годами пытавшихся изменить ситуацию в отрасли. У высокой оценки есть минус: не все меры приняты, есть временные ограничения на преференции. Рынку необходима уверенность, постоянство. Господдержка должна быть на постоянной основе».

«Меры поддержки в последнее время такие, о каких и мечтать было невозможно, — считает Иван Усачёв. — ИТ-бизнес сам по себе высокомаржинальный, только предприниматель-тугодум там сейчас может терять деньги. Но руководитель, который не умеет управлять, в ответ на любой писк программиста тут же повышает ему зарплату — в результате зарплаты раздуты, а помощи такие управленцы начинают просить у государства. А с людьми можно работать, их можно мотивировать не только деньгами. Я думаю, что меры поддержки ИТ-отрасли не нужны — это и так самая жирующая отрасль. И то, что они, тем не менее, есть, — это уже очень круто».

«Те меры поддержки, которые были приняты, стали индикатором заинтересованности государства в этом секторе экономики, — говорит Максим Болотов, гендиректор “Иностудио Солюшинз”. — Они оказали определённый терапевтический эффект на сотрудников многих компаний. Что нужно ИТ-рынку для развития? Сделать так, чтобы меры поддержки распространялись на те компании, которым это необходимо. Есть компании, которые создают продукты, и компании, которые предлагают услуги. Продуктовым компаниям необходимы меры поддержки, связанные с защитой интеллектуальной собственности, выходом продукта на другие рынки, маркетингом. Экспортёры услуг нуждаются в упрощении валютного контроля, возможности просто и легко нанимать сотрудников за рубежом. Сложно представить, что поддержка будет одинаково эффективна для компаний с оборотом 100 миллионов и для какой-нибудь ИТ-“дочки” коммерческого банка. На мой взгляд, таргетирование помощи может дать положительный эффект».
0
0
0
0
0
Подпишитесь на каналы «Эксперта Юг», в которых Вам удобнее нас находить и проще общаться: наше сообщество ВКонтакте, каналы в Telegram и на YouTube, наша группа в Одноклассниках .
ссылка1