Избыточная мера: к каким последствиям приведет запрет на экспорт зерна

2681
6 минут
Избыточная мера: к каким последствиям приведет запрет на экспорт зерна

Фермер Николай Попивненко уверен: введенные ограничения плохо скажутся на экономике агропредприятий

До 1 июля 2020 года Россия не будет экспортировать зерно: выбрана квота, установленная правительством. Из-за этого на Юге могут нарушиться логистические цепочки, сорваться контракты и упасть рентабельность агропроизводства, уверены эксперты

«26 апреля 2020 года нетарифная квота на экспорт зерна из России в размере 7 млн тонн, которая была установлена с 1 апреля текущего года, выбрана в полном объеме», — сообщает пресс-службе Министерства сельского хозяйства РФ. Здесь уточняют, что в соответствии с постановлением российского Правительства от 31 марта 2020 г. № 385 после вывоза всего задекларированного в рамках квоты зерна экспорт пшеницы, меслина, ржи, ячменя и кукурузы в государства, не являющиеся членами Евразийского экономического союза (ЕАЭС), будет остановлен до 1 июля 2020 года. «Федеральной таможенной службой (ФТС) прекращен выпуск новых деклараций для целей экспорта», — отмечается в сообщении. 

Ограничить экспорт зерновых за пределы ЕАЭС минсельхоз РФ предлагал дважды в этом году. Сначала, по данным РБК, в середине января, министерство подготовило проект постановления правительства, в котором предполагало с 1 января по 30 июня 2020 года ограничить вывоз зерновых в государства, не являющиеся членами союза. За указанные полгода экспорт пшеницы и меслина (смесь пшеницы и ржи), ржи, ячменя, овса и кукурузы не должен превышать 20 млн тонн. Исключение делалось только для семян указанных культур. Затем, 27 марта, минсельхоз предложил установить временную квоту на экспорт зерна: с 1 апреля до 30 июня можно вывезти не более 7 млн тонн. По данным РБК, «механизм квот», которые ограничивают экспорт наиболее важных для России зерновых культур, министерство разработало «при участии крупнейших экспортеров». Прежде всего, тех, что входят в Союз экспортеров зерна, созданный год назад при поддержке федерального минсельхоза, крупнейшими участниками рынка: ОЗК, ТД «РИФ», «Астон» и Glencore. Затем к ним присоединились Cargill, Gemcorp, «Артис-Агро», «Зерно-Трейд», «Агроленд», «Мирогрупп Ресурсы» и «Юг Руси». Сейчас организация объединяет 16 компаний, экспортировавших в первой половине сезона 2019/2020 порядка 70% зерновых.

В конце марта министр сельского хозяйства РФ Дмитрий Патрушев необходимость ограничения экспорта объяснял так: в текущей ситуации вопросы продовольственной безопасности выходят на первый план. «Комплекс предлагаемых мер позволит гарантировать необходимый объем зерна на внутреннем рынке, не допустить скачка цен на основные культуры, а также потребительских цен на конечную продукцию мукомольной, крупяной, хлебопекарной и мясомолочной отраслей для населения России», — цитирует главу минсельхоза его пресс-служба.

По оценкам министерства, на РФ приходится более 80% производства и порядка 79% внутреннего потребления зерна в ЕАЭС, квота станет важным инструментом для рынков России и государств Евразийского экономического союза. В аграрном ведомстве уверены, что ограничительные меры не повлияют на достижение целей государственных программ Российской Федерации, а также показателя экспорта продукции АПК в 2020 году. Изучив предложенный министерством проект и услышав все доводы в его пользу, 3 апреля правительство РФ одобрило предложения минсельхоза о введении квоты на экспорт зерна.

Гендиректор Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Дмитрий Рылько принятые меры считает избыточными. «В стране уже очень небольшие объемы зерна на экспорт, — уверен эксперт. — В оставшееся до 30 июня время экспортеры вряд ли смогли бы вывезти более 7 млн тонн. Девальвация рубля подстегнула рост внутренних цен на зерно, а постепенное снижение мировых цен делал экспорт неконкурентоспособным. В конце апреля тонна экспортной пшеницы четвертого класса в Новороссийске стоила рекордные 16300-16500 тысяч рублей без НДС, «тройка» — еще дороже. При весьма скудных объемах».

«Ограничительная квота не нужна, так как темпы экспорта зерна в ближайшее время и так упали бы, — уверен директор консалтинговой компании "Совэкон" Андрей Сизов. — Внутренние цены на пшеницу растут и скоро достигнут такого уровня, при котором экспорт сельхозпродукции становится нерентабельным». По мнению эксперта, принципиально квоты на рынок пшеницы не повлияли — вывезли примерно столько же, сколько и было определено. «А вот кукурузы и ячменя могли бы, вероятно, экспортировать больше, если бы не квота. Для бизнеса, сельхозпроизводителей и трейдеров квота — это, конечно, плохо. Кто-то что-то не сможет продать и понесет убытки, кто-то меньше заработает. Вмешательство в рынок повышает риски для всех его участников и ухудшает долгосрочные перспективы развития сектора», — полагает Сизов.

«Традиционно в мае-июне темпы экспорта намного ниже, чем в первой половине сезона, но поставки все равно есть, — говорит Аким Талибов, вице-президент ГК "Астра Альянс", в структуре которой есть собственный экспортер сельхозпродукции — ООО "Агро Зерно Юг". — Ограничения экспорта зерновых из-за того, что квота исчерпана, могут привезти к сбоям в работе всей необходимой логистической инфраструктуры: простоям автомобильного и железнодорожного транспорта, погрузки на терминалах и в портах».

Николай Попивненко, директор ООО «Аврора» (фермерское хозяйство в Матвеево-Курганском районе Ростовской области) считает, что введенные ограничения плохо скажутся на экономике агропредприятий. «У нас более 750 га пашни, из которых 60% занято под озимую пшеницу. И аналогичная картина, когда пшеница занимает 50-60% в севообороте, характерна для большинства мелких и средних хозяйств Юга. У многих нет возможности хранить зерно. Поэтому стараются прямо с поля отвозить в порты и продавать экспортерам. В этом году, судя по прогнозам погоды, уборка начнется уже 20-21 июня, когда ограничения еще будут действовать. Но мы, и другие наши коллеги, не сможет отвезти зерно, например, в Таганрог и продать своим партнерам, так как все будет закрыто. Нам придется отвозить это на какой-нибудь частный элеватор и платить за хранение, нести дополнительные затраты. При этом, нет гарантии, что ограничения не продлят. По мере уборки урожая склады будут затовариваться. Когда снимут ограничения, зерна, с учетом переходящих остатков, будет столько, что это обрушит рынок — цены упадут. Для нас это плохо, поскольку затраты на производство зерна постоянно растут, из-за удорожания топлива, агрохимии, удобрений и т. д. Обрушение рынка в России уже было 10 лет назад, когда правительство вводило эмбарго. Рынок потом долго восстанавливался до того уровня цен, при котором агробизнес становится рентабельным. Кроме того, из-за введенных сейчас ограничений могут нарушиться связи наших экспортеров с их зарубежными партнерами — отношения, которые складывались годами».

По мнению фермера, для того, чтобы поддержать предприятия мукомольной, крупяной и хлебопекарной промышленности, государству надо не ограничивать экспорт, а делать централизованные закупки у сельхозпроизводителей пшеницы, ячменя, кукурузы и др. необходимого сырья.

Подпишитесь на каналы «Эксперта Юг», в которых Вам удобнее нас находить и проще общаться: наша группа в Facebook, формат «без галстука» в канале Telegram, наш канал на Youtube, наш Instagram, наш Яндекс.Дзен. Теперь наши дайджесты и интервью можно не только читать, но и слушать в нашем подкасте на SoundCloud