Массовая роботизация — следующий шаг агропрома Юга

629
12 минут

В 2020 году в применении беспилотных технологий на основе искусственного интеллекта секторов АПК произошёл прорыв, считает президент ГК Cognitive Technologies Ольга Ускова. Подробности — в интервью «Эксперту ЮГ»

Массовая роботизация — следующий шаг агропрома Юга

Президент ГК Cognitive Technologies и гендиректор Cognitive Pilot Ольга Ускова. // Фото пресс-службы компании

Группа компаний Cognitive Technologies — один из ведущих в мире разработчиков систем искусственного интеллекта для беспилотных транспортных средств. Была создана в середине 90-х по инициативе предпринимателя Ольги Усковой. В 2019 году ГК Cognitive Technologies и Сбербанк создали Cognitive Pilot — «компанию мирового уровня в области беспилотного транспорта». Она разработала российскую технологию в сфере искусственного интеллекта — Cognitive Agro Pilot, в основе которой конволюционные нейронные сети глубокого обучения: управляют движением и скоростью уборки, снижая потери урожая и в итоге повышая эффективность работы уборочной техники более чем на 20%. Это решение внедрено в России и прошло апробацию в США, Китае и Бразилии. В 2020 году оборудование запущено в серийное производство. Cognitive Factory в Томске выпускает вычислительный блок для беспилотной сельхозтехники («Агродроид»), а также инновационный радар, комплекс видеокамер и блоки управления для беспилотных локомотивов. 

По словам президента ГК Cognitive Technologies и гендиректора Cognitive Pilot г-жи Усковой, за минувший год спрос на электронные «мозги» для комбайнов и тракторов вырос многократно. Если производственный план на 2020 год составлял около 500 комплектов, то на 2021 год предприятию заказано уже 3 тыс. комплектов. Около трети оборудования уходит в сельхозпредприятия юга России. Помимо производства, в 2020 году Cognitive Pilot совместно с партнёрами построила сеть сервисных центров в 35 регионах России, в том числе и на Юге. С несколькими отечественными производителями тракторов и комбайнов компания ведёт переговоры об оснащении их «робототехникой» ещё на выходе с конвейера, рассказала Ольга Ускова «Эксперту ЮГ» в интервью в рамках спецпроекта «Устойчивый АПК: стимулы модернизации».

Время спроса на электронные «мозги»

— Можете оценить привлекательность сегодняшних условий для более масштабной модернизации в АПК?

— Мне трудно судить о техперевооружении предприятий АПК в широком смысле слова «модернизация», однако мы видим, что происходит в области внедрения беспилотных систем на основе искусственного интеллекта. И вот здесь в 2020 году произошёл настоящий прорыв. Мы это видим по росту объёмов заказов на наши «умные» комплекты для беспилотного вождения комбайнов и тракторов. Если на старте нашего производственного проекта мы планировали выпускать от 100 до 500 комплектов в год, то, судя по объёмам поступивших к нам крупных заказов (каждый — на оснащение 100 и более машин), понимаем: в 2021 году выпустим не менее трёх тысяч комплектов. Более половины от этого объёма — беспилотные системы на основе искусственного интеллекта (мы называем их «мозги») для тракторов и комбайнов. Согласно нашей стратегии, через два года мы должны выйти на производственный уровень 30 тысяч комплектов в год.

— Сколько средств вы инвестировали в разработки ваших систем и их производство?

— В общей сложности в развитие беспилотных технологий мы вложили уже порядка 30 миллионов долларов, около трёх миллионов из них потратили на запуск в Томске первой в России роботофабрики. Она заработала в 2020 году. Здесь налажено серийное производство «начинки» для беспилотного транспорта, в том числе сельхозмашин. Сначала мы рассматривали варианты размещения производства в Малайзии и в Китае. Но, взвесив все «за» и «против», в феврале 2020 года открыли фабрику в Томске, и это нас спасло от задержек поставок готовых систем, позволило выполнять первые крупные заказы. Потому что у нас не было проблем, связанных с ограничениями из-за пандемии, с закрытыми границами.

Параллельно мы развивали в России сеть сервисных центров, которые действуют сейчас в 35 регионах, в том числе и на Юге. Здесь важный показатель для нас — доступность к клиентам. До любого из них наш специалист должен доехать в течение трёх часов. Решение такой задачи предполагает создание широкой сервисной сети. Эту работу мы ведём совместно с нашими партнёрами — производителями отечественной техники и дилерами техники зарубежной. В частности, в Краснодарском и Ставропольском краях мы сотрудничаем со «Ставхолдингом» — дилером John Deere, на комбайнах которого в России работают наши системы.

— В чём уникальность разработки?

— Это первая система в мире, которая видит и «понимает» ситуацию на поле. Cognitive Agro Pilot позволяет механизатору доверить управление техникой роботу-помощнику, а самому сконцентрироваться на контроле качества процесса уборки урожая. Система анализирует поступающие изображения всего лишь с одной видеокамеры и с помощью нейронной сети определяет типы и положения объектов по ходу движения, передавая необходимые команды для выполнения манёвров. Захват кромки при управлении у нас стабильно составляет порядка 10 сантиметров. Это исключает лишние проходы, экономится топливо. Система способна обнаруживать и отслеживать положение кромки скошенной культуры, валков, рядков (это кукуруза, подсолнечник), обнаруживать зону окончания поля, препятствия, технику и людей. Возможности нашей системы позволяют стабильно работать на любой культуре, даже на полегшей, и в любое время суток. Уборку можно проводить круглосуточно. Человеку такое не под силу. Даже днём после четырёх часов монотонного и напряжённого труда в поле подавляющее большинство механизаторов начинает «косячить», тогда как робот работает стабильно качественно днём и ночью. Он не болеет и не устаёт. В ряде хозяйств мы запускали ночную уборку кукурузы. Прошло на ура.

И если сегодня ещё необходимо присутствие механизатора в кабине комбайна или трактора, оборудованного нашими системами, то уже лет через десять (не позже) поля России будут бороздить бескабинные беспилотники, управляемые на расстоянии. Те темпы развития агротеха, которые мы наблюдаем сегодня, неминуемо приведут к этому. Мы вступаем в эру смешанного общества людей и роботов. Роботов, как объектов, наделённых искусственным разумом. Сейчас в ходе четвёртой промышленной революции происходят радикальные изменения в мировой экономике. Человек выводится из средств производства, они роботизируются. Комбайн — это не транспортное средство, а средство производства, фабрика. Поэтому, механизатор и должен отвечать только за технологический процесс, а функцию вождения комбайна передать роботу.

Вообще, в течение следующих 10 лет процесс роботизации затронет все сферы деятельности человека.

Главные мотиваторы модернизации

— На ваш взгляд, что сегодня мотивирует аграриев заниматься модернизацией?

— Я вижу три мотиватора. Первый — замена ручного труда на машинный. Это позволяет решить сразу две задачи – снизить влияние человеческого фактора на производственный процесс и решить проблему дефицита кадров. Причем, речь не только о квалифицированных работниках (комбайнёрах, механизаторах). Пандемия показала, что проблемы у аграриев могут быть из-за недостатка сезонных рабочих. В Европе, например, на многих фермах урожай остался неубранным из-за того, что мигранты, которые традиционно приезжали на эти плантации, в условиях локдауна не могли выехать из своих стран по причине закрытых границ. Возможно в России (в том числе и на Юге) ситуация с работниками и не была столь жесткой, но есть другая беда – не редкие случаи пьянства, прогулов и воровства среди работников. Современные технологии позволяют с такими проблемами бороться. Второй мотиватор — экономика. Я уже говорила, что как бы не был совершенен комбайнёр, но со временем он устает и качество его работы заметно снижается. Человек допускает лишние проходы, оставляет зазоры и непрокосы. Беспилотники на основе искусственного интеллекта позволяют таких «косяков» избегать. Третий мотиватор, который тесно связан со вторым, это время. В агропроме оно, пожалуй, самый критичный параметр. Взять, скажем, уборку. На неё в России, как правило, отводится не более трех недель. Любой лишний день — осыпание, прорастание зерна, убытки. А это сотни миллионов рублей.

Поэтому в успешных хозяйствах стремятся провести уборку как можно быстрее. Сделать это можно, внедряя современные технологии, модернизируя парки. Например, наши технологии позволяют сроки уборочных работ сократить до 25 процентов и на четверть повысить дневную выработку. Потому что механизаторы стали меньше уставать, сидя за штурвалом «умной» машины.

Все эти цифры эффективности мы получили во время уборочной прошлого года. У нас с июня по октябрь в автономном режиме работало более 350 комбайнов, оборудованных Cognitive Agro Pilot, в 35 регионах России обработали свыше 160 тысяч гектаров и собрали более 720 тысяч тонн. Юг в этом «эксперименте» представляли хозяйства Ростовской области, Кубани и Ставрополья. В общей сложности под управлением нашей системы техника проработала более 230 тысяч часов, преодолев свыше 950 тысяч километров. Эксперты посчитали, что совокупный объём экономии за счёт применения Cognitive Agro Pilot превысил 500 миллионов рублей. Это экономия на топливе, сопутствующих материалах, сокращении времени уборочной кампании, амортизации оборудования, продлении срока активной работы техники до капитальных инвестиций, снижении роли человеческого фактора, оптимизации бизнес-процессов и других параметров. Поскольку установка каждого нашего комплекса на каждый из 350 комбайнов стоила в среднем 800 тысяч рублей, то получается, что система окупилась уже за первый сезон и даже принесла прибыль — почти 600 тысяч рублей с каждого комбайна.

— Насколько хорошо ваши разработки внедряются на юге России?

— Ростовские аграрии стали первыми в России, кто провел сделку лизинга умной сельхозтехники с нашей системой, благодаря нашему сотрудничеству со «СберЛизингом». Это позволит сделать нашу разработку еще более доступной в регионе. Сельхозпредприятия смогут приобретать робототехнику в лизинг, на льготных условиях, для руководителей хозяйств это упростит процесс модернизации.

На Юге аграрии — богатые и эмоциональные. Умеют считать деньги и быстро принимать решения. Помню, как в Краснодарском крае мы в одно из хозяйств привезли комбайн, оборудованный нашей системой. Нас встретил собственник предприятия. Сам сел за штурвал сельхозмашины, сделал два круга, вылез из кабины и сказал: «Покупаю». И сегодня это — стандартная для Юга ситуация. Здесь очень важно, чтобы кто-то из аграриев сделал первый шаг, доказал эффективность.

Например, в Ростовской области продажи у нас пошли не после того, как приезжал президент Сбербанка Герман Греф, который вместе с губернатором Василием Голубевым прокатился на беспилотном комбайне, а после того, как в Песчанокопской аграрной группе, одной из крупнейших в регионе, оборудовали комбайны нашими системами и пустили в поле во время уборочной страды. Подчёркиваю, это была настоящая реальная уборка, а не демонстрационные показы. Владельцы Песчанокопской группы поделились впечатлениями с коллегами-соседями, а те тоже захотели модернизировать свои парки. Так Cognitive Agro Pilot получил на Дону «зелёный» свет. Сегодня примерно треть общих продаж нашей «начинки» для беспилотного агротранспорта приходится на крупные сельхозрегионы Юга. К тому же, нам с точки зрения разработок, было полезно посмотреть результаты своей работы на богатом наборе культур, которые возделывают южные аграрии. Помимо традиционных пшеницы и подсолнечника, здесь выращивают кукурузу, рожь, ячмень, рапс. Мы развиваем свой «продуктовый портфель» с учётом особенностей каждой культуры.

— А как вы взаимодействуете с отечественными производителями сельхозтехники? Каких действий, решений вы от них ждёте?

— Мы стремимся к такому партнёрству, чтобы комбайн или трактор комплектовался нашими системами ещё на этапе сборки на конвейере. Это получается у нас с Петербургским тракторным заводом, качество техники которого сегодня не уступает зарубежным аналогам. Кроме того, переговоры о подобном сотрудничестве ведём «Брянсксельмашем».

Сегодня мы плотно работаем с Минпромторгом России. В рамках такой работы готовится постановление, согласно которому комбайны и тракторы, которые выпускают в России, должны оснащаться «умными» системами оте­чественного производства.

Господдержка беспилотных систем

— Как вы оцениваете существующую государственную политику в сфере развития «умного» сельского хозяйства в России? Считаете ли вы, что у страны есть полноценная стратегия поддержки внедрения новых технологий?

— Думаю, как раз сейчас такая стратегия формируется. Мы тесно взаимодействуем с Минсельхозом России по такому вопросу. Сейчас есть программа субсидирования фермеров при закупке отечественной техники, эта поддержка будет усиливаться. Например, обсуждается вопрос предоставления субсидий аграриям, которые приобретают беспилотную технику с искусственным интеллектом. В ряде регионов такая поддержка оказывается на местном уровне. Например, в Тульской области планируется выделить 50 миллионов рублей — субсидии хозяйствам на закупку «умных» комплексов для оснащения ими парков сельхозтехники. Другие регионы смотрят на Тулу и тоже подтягиваются. Это ведь очень важно, потому что проекты перевооружения, модернизации АПК работают и на благо региона, который становится лучше и богаче. Когда субъект дотационный, это плохо для всех: управленческой команды, бизнеса, жителей.

И, конечно, надо пересмотреть федеральное законодательство в части получения разрешений на использование в АПК беспилотных летательных аппаратов. В России пока с этим большие трудности. Сегодня это требует получения большого количества разрешений, есть масса ограничений. В частности, со стороны силовиков. А ведь дроны в агропроме России уже не являются чем-то из области фантастики или такой занимательной футурологии. Это становится типичным явлением. С каждым годом количество беспилотников и хозяйств, использующих их, например, для обработки посевов или биологической защиты, растёт. Разрешительные процедуры надо упрощать.

— Как «умные» системы помогут в решении одной из глобальных проблем — обеспечении продовольственной безопасности?

— Прежде всего, они помогут в освоении труднодоступных земель и больших необжитых территорий, которых в России много. Например, есть Курганская область, где очень хорошая плодородная земля. При её качественной обработке можно получать урожаи пшеницы в 30 и более центнеров с гектара — почти как на более благоприятном по природным факторам Юге. Во время реформы Петра Столыпина это понимали и свозили сюда крестьян, чтобы работали. До октябрьской революции 1917 года в губернии был ряд очень сильных крупных хозяйств. Но коллективизация, раскулачивание и репрессии убили здесь крестьянство как класс. Советские колхозы были не столь успешны и не обладали большой устойчивостью, как те, «столыпинские». В итоге с наступлением рынка хозяйства развалились. Сегодня вряд ли получится согнать большую армию «комсомольцев» для подъёма этой целины. Времена не те. Но привезти несколько десятков специалистов, вооружённых роботизированной техникой для АПК, можно. Они будут использовать эту землю «по-умному» и разовьют бизнес. Без армии штатных и сезонных работников. Чисто технологически.

Подпишитесь на каналы «Эксперта Юг», в которых Вам удобнее нас находить и проще общаться: наши группы в Facebook и Одноклассниках, каналы в Telegram и на YouTube, наш Instagram, наше сообщество ВКонтакте.