«Модный» протест поколения «сытых тиктокеров»

7891
8 минут

Аполитичная молодежь стала главной движущей силой протестов «за Навального», прокатившихся по крупным городам страны неделю назад. 31 января многие обещают вернуться. Эксперты анализируют мотивы этого поколения и реакцию власти на него

«Модный» протест поколения «сытых тиктокеров»

«Мы не за Навального, мы против того, что власть не меняется», — говорит юноша лет 18, отвечая на вопрос корреспондента под Донской государственной публичной библиотекой неделю назад. Он пришел сюда с друзьями, которые что-то оживленно ищут в своих смартфонах, периодически поднимая гаджет вверх над толпой, собравшейся на площади. «Трансляцию ведем в «ТикТоке»», — поясняет юноша и машет рукой своему приятелю.

Примерно так в крупных российских городах 23 января начались несогласованные митинги, поводом к которым послужили призывы штаба оппозиционного политика Алексея Навального выйти на улицу и требовать его освобождения из-под стражи. Еще 18 января Навального посадили в СИЗО «Матросская тишина» по так называемому «делу Ив Роше».

Полиция на шествии сторонников Навального 23 января сайт.jpg

Полиция на шествии сторонников Навального 23 января//Фото: «Эксперт Юг»

Для южных городов призывы обернулись выходом на улицу большого, по местным меркам, количества людей. Они прошествовали по центральным улицам городов, иногда вступая в столкновения с полицией. Всего на Юге было задержано более ста человек. Например, в Ростове, в день протестов 23 января, по данным адвоката Дмитрия Петрова, который на добровольных началах представлял интересы протестующих, задержали свыше 20 человек. По данным портала «ОВД-инфо», примерно столько же было задержано в Волгограде, а в Ставрополе и Краснодаре – свыше 40 человек. Люди были задержаны под различными предлогами, в основном за мелкое хулиганство, а в Ростове в отношении несовершеннолетнего юноши, по данным Петрова, было возбуждено уголовное дело по ч. 3 ст. 212 УК РФ (призывы к массовым беспорядкам). Интересно, что по данным властей, задержанных оказалось гораздо больше. Возможно, имелись в виду также и аресты, которые состоялись как накануне акции, так и после нее. 

В преддверии несанкционированных акций 31 января Генпрокуратура и МВД напомнили об ответственности по уголовной статье о массовых беспорядках (до 15 лет колонии), а Роскомнадзор направил в адрес руководства представительств социальных сетей, работающих в России, письма с требованием прибыть для «разъяснения ответственности за неудаление призывов к участию в незаконных массовых акциях».

Акции «за Навального» входят в моду

Акции в поддержку «оппозиционера Навального» — отражение моды, продвигаемой через социальные сети, считает волгоградский политолог Андрей Серенко.

Протесты в Москве reuters.jpg

Протесты 23 января в Москве//Фото: Reuters

«Навальный в данной случае – это бренд. Важнейший фактор формирования групп молодежи, которая выходит на улицы – мода на протесты. При этом важное место в этой работе занимают и призывы «тружеников культуры», например, группы «Каста», которая накануне протестов призывала поддержать акцию. Так что штаб Навального был прав, когда говорил, что их задача – вывести Навального из политического интернета в неполитический. Туда, где живут властители молодежных дум, селебрити, «лидеры мнений», которые задают стандарты жизни. И задача тут даже не, условно говоря, снести путинский режим или бороться с коррупцией, а попытаться оседлать волну интереса к персоне со стороны неполитических групп. С этой задачей, похоже, штаб Навального справляется», — говорит Андрей Серенко.

«В Ростове в акции в основном участвовали именно студенты, причем из вполне благополучных семей и престижных вузов, — утверждает ростовский политолог Роман Базиков. — Это молодые люди 20-25 лет».

«По итогам акций это было открытие —молодежь в политике, — считает руководитель ростовского регионального отделения партии «РОСТа» Игорь Симаков. — Молодых людей точно нельзя выключать из политического процесса. Всякие симулякры типа «Молодой гвардии «Единой России»» остались в прошлом».

«Поколение сытых» сменило «креативный класс»

По словам Базикова, представителей так называемого «креативного класса», который в 2012 году был главным двигателем акций на Болотной площади в Москве, было немного на прошедших 23 января акциях — примерно 15 процентов от всех пришедших. «Молодые «креаклы» — это вчерашние студенты, а сегодняшние студенты, которые выходят на митинги — это, в основной массе своей, завтрашние креаклы», — думает Базиков.

Поколение ТикТок.jpg

Представители «поколения ТикТок» больше ориентируются на «лидеров мнений»//Фото: onedio.ru

«Но даже тот протест «креативного класса», что выходил на Болотную площадь, был протестом сытого класса, — говорит Серенко. — Нужно разделить протесты в Москве и протесты вне Москвы. Это два разных движения, хотя лозунги звучат одни и те же. Московский протест – это традиционно протест сытых. В регионах, же помимо моды на Навального среди совсем юных людей, более заметно присутствие людей, которые пытаются обратить внимание властей на свои социально-экономические проблемы. Это люди старших возрастов. Именно они добавляют «веса» протестам Навального».

При этом, по словам Серенко, для основной массы акции «за Навального» — это своего рода поколенческий протест, который виден в тезисе «деды захапали все ништяки», артикулируемый особенно агрессивной молодежью. «Это конфликт отцов и детей, демонстрация взросления, — утверждает Серенко. — «Мы здесь власть» – это кричалка созревающей в половом отношении особи, которая требует к себе уже другого внимания».

«Предполагаю, что подобные акции будут проводиться еще либо до появления сакральных жертв, либо до проявления каких-то действий властей в сторону требований людей, — считает Симаков. — Спрос на перемены присутствует, поэтому ситуация так накаляется».  

Перспективы протестов: белорусский или русский сценарии

«Вероятность, что волна протестов будет нарастать, есть, — говорит Базиков. — Специально отслеживал реакцию на акции официальных изданий и каналов — этим акциям уделяется самое пристальное внимание. Да, официальные СМИ действуют в ключе критики этой ситуации, но, как говорил кто-то из великих, любая статья кроме некролога — это реклама. Пристальное внимание к Навальному и его окружению со стороны официальных СМИ подогрело интерес общественности к этой теме. К тому же, молодежи лестно, что о ней все и так много говорят. Ведь что молодым обиднее всего? Когда на них не обращают внимания. Если бы власть информационно проигнорировала эти протесты, то мне кажется, это было бы более эффективно и привело бы к постепенному их затуханию.

«Русский человек сегодня по своей натуре нереволюционен, — говорит Серенко. — Еще лет 7-8 назад, когда были опросы молодежи на тему политики, основные ответы ее представителей сводились к тому, что у них есть желание встроиться в систему. То есть система была скорее привлекательной, ее не хотелось разрушать. А сейчас из-за кризиса система перестала быть привлекательной».

Серенко считает, что, в отличие от Белоруссии, где каждые выходные в течение нескольких месяцев люди выходили на улицы, чтобы протестовать против выборов президента Александра Лукашенко, в России такой сценарий невозможен в силу менталитета. «Белорусский народ более упрямый. Он будет месяцами ходить на какие-то акции. Русский народ, если что-то не получается сразу, как правило, машет рукой и переключается на другое», — уверен Серенко.

В любом случае, по его мнению, студенчество и молодежь «никакой революции сделать не смогут и никаких проблем властям создать тоже». «Это тренировочный материал для полиции», — говорит Серенко.

Если Навальный получит реальный срок и у него не будет возможности выходить в эфир, то это приведет к затуханию протестов и через месяц о нем многие забудут. Ведь протест этот сильно персонифицирован, — считает Базиков. —Но если у Навального есть сильные покровители, в Кремле, то он вряд ли получит реальный срок и будет продолжать свои кампании в сети, а его сторонники — на улицах России».

Власти пока только наблюдают за молодежью

Эксперты и очевидцы протестных акций отмечают, что жесткой реакции на протесты власти пока не демонстрируют. «На выборах в Мосгордуму в 2019 году, когда не пускали в здание сторонников Навального, было жестче», — вспоминает Базиков.

Петров говорит, что 23 января полиция была вполне лояльна к протестующим. Однако, по его мнению, это связано с тем, что власти не ожидали такого большого количества манифестантов. 31 января все может быть иначе.

«Конечно, определенные столкновения были, — говорит Базиков. — Но это понятно: когда происходят акции такого масштаба, избежать этого совсем невозможно. Впрочем, особой силовой жести сейчас нет», — подтверждает Базиков.

«В любом случае, проблему молодежи решать необходимо. Получается, что в ковидный год молодые люди 17-27 лет оказались той немногочисленной группой, которую власть обделила вниманием. Там есть разные слои, но с ними надо работать, выстраивать молодежную политику», — говорит Серенко.

По его словам, Кремлю, который сейчас озабочен проблемой транзита власти, выгодно, чтобы протесты сошли на нет и ушли в резервации «как в 2011 году». «Это позволяет выпускать пар недовольства. Думаю, что история с «митингами за Навального» так и закончится. Именно так и заканчиваются такие истории. А молодежь впоследствии просто вырастает и погружается в другие проблемы, которые не предполагают наличие свободного времени, чтобы ходить на митинги», — резюмирует Серенко.

Подпишитесь на каналы «Эксперта Юг», в которых Вам удобнее нас находить и проще общаться: наши группы в Facebook и Одноклассниках, каналы в Telegram и на YouTube, наш Instagram, наше сообщество ВКонтакте.