Обувь из Пролетарска покоряет покупателей из Канады и Новой Зеландии

557
12 минут
Обувь из Пролетарска покоряет покупателей из Канады и Новой Зеландии

Инна Яцко //фото из личного архива И.Яцко

Инна Яцко открыла обувную фабрику в небольшом городе Пролетарске, и сегодня у нее – свой бренд и отлаженная система производства и онлайн-продаж по всему миру. Интервью с Инной Яцко мы провели в рамках совместного проекта Аналитического центра «Эксперт Юг» и «Ростовского регионального агентства поддержки предпринимательства»: к публикации сейчас готовится книга, где будут собраны материалы о 100 компаниях МСП Ростовской области.

Предприниматель Инна Яцко вместе с мужем пять лет жила и занималась бизнесом в США, а потом в Молдавии. Получив опыт в сфере производства обуви, семья решила вернуться в родной город Инны Пролетарск в Ростовской области и открыть здесь обувную фабрику. В предприятие семейная пара с 2014 года уже инвестировала более 50 млн рублей, и за пять лет фабрика вышла на объем производства в 100-130 пар женской и мужской обуви в день. Обувь под брендом BASARAB предприниматели продают сами – в основном с помощью онлайн-каналов. Ставка на качество и сдерживание цены сработала – обувь, изготовленную в Пролетарске, покупают не только по всей России, но и заказывают из-за рубежа: среди покупателей уже были жители Канады и Новой Зеландии. 

 Инна, расскажите, какие направления работы вашей фабрики сейчас?

– Мы занимаемся производством женской и мужской обуви и продажами. Не работаем с оптовиками, только розница. Наша обувь – ручной работы. Иногда мы используем пресс для кроя кожи, решили, что так эстетичнее смотрится. Но все остальные процессы – ручной труд. Затягиваем обувь (это один из финальных процессов производства) тоже вручную и стараемся следовать этой стратегии. Были мысли уходить в автоматизацию, это могло бы повысить объемы производства, но именно ручная затяжка намного лучше для стопы человека: при изготовлении сапожник чувствует кожу, видит, где нужно затянуть больше или меньше, чтобы участки не деформировались со временем. Такая обувь не доставляет дискомфорта. Колодки, кстати, мы сами дорабатываем за производителями. К сожалению, мир бизнеса сейчас такой, что все хотят сделать быстрее, в больших объемах. Когда мы сталкиваемся с тем, что колодка не совсем подходит (а это может доставлять серьезный дискомфорт), то мы работаем с каждой из них. Мы меряем обувь на 10, на 20 человек, и если каждый из них мне скажет, что все хорошо, тогда мы эту колодку пускаем в производство. Подбором материалов занимаемся очень тщательно: у нас нет цели, как бывает у оптовых производителей, купить подешевле, сэкономить 10 рублей на стельке. Маржу мы всегда закладываем небольшую, за счет этого можем предложить хорошую цену. Да, себестоимость пары высокая, но за счет небольшой маржи и того, что выпадает звено оптового продавца (это может быть пятьсот рублей, может тысяча), мы можем держать цену.

 Сколько вы инвестировали в создание предприятия?

– Мы не очень-то считали эти затраты, поэтому сказать сложно. Больше 50 млн рублей – это точно. Все деньги, которые мы зарабатываем, вкладываем в развитие. Мы растем в плане объемов производства, запускаем много проектов, связанных с продажами, на все это нужно много средств. Выросли затраты на сам процесс организации продаж, сервис, работу сотрудников. Несмотря на это, мы старались не повышать цены на обувь. Но в следующем году, наверное, нам придется пересмотреть цены. Это повышение на 200-300 рублей не повлияет на спрос, но если мы не будем зарабатывать, то не сможем развиваться, а нам нужно строить новое здание, нам уже тесно в существующем. По производству мы растем на 100-120% в год. Мы бы могли производить и больше, но стены нас начинают ограничивать. Сейчас производим 100-130 пар в день. А начинали с 6-7 пар.

 Кто работает у вас на фабрике?

– Лекалами у нас занимается конструктор-модельер, который приезжает из Ростова каждую неделю. А дизайн разрабатываем мы с супругом. Всего на производстве и в отделе продаж у нас работают более 60 человек. Сотрудники в основном местные, есть несколько человек из Сальска, он в 30 километрах, а также из ближайших поселков. Когда открывались, мы привезли с собой специалиста из Молдавии. Именно там мы начинали, став партнерами производителя обуви. Это дало нам возможность узнать все детали производства. Мой супруг давно был знаком с обувным бизнесом, его мама 25 лет проработала на фабрике главным бухгалтером, и он изучал эту сферу. Но основные знания, конечно, мы получили в Молдавии – жили там около полугода. Фабрика, партнерами которой мы были, сотрудничала с итальянским производителем, это многое позволило нам узнать. Мой муж из Молдавии, а я из России, и мы решили в итоге открыть свое производство здесь, в моем родном Пролетарске. Мы привезли специалистов из Молдавии, а параллельно обучали сотрудников на месте. Фабрику открыли в 2014 году.

– Был ли у вас опыт в бизнесе до того, как вы начали сотрудничать с фабрикой в Молдавии?

 До этого мы пять лет жили в США. Изначально мой супруг ехал в Америку, чтобы заработать денег и открыть обувной цех, это была его мечта. В США у нас был свой бизнес, связанный с продуктами, там мы и заработали капитал. Но хотелось на родину. У нас было несколько идей своего бизнеса, даже не связанных с обувью, потому что это непростое дело. Но обстоятельства так сложились, что нам предложила партнерство молдавская фабрика. Кто не рискует – тот не выигрывает, это точно! И мы выиграли, сейчас уже могу с уверенностью это сказать.

– Почему вы решили заняться бизнесом?

– Мы с супругом очень идейные. К сожалению, сейчас у многих такая позиция – чтобы было хорошо мне. Есть машина, квартира, шуба – классно. Если я зарабатываю больше, то нужно еще что-то покупать для себя. Когда мы жили в Америке, хорошо зарабатывали. Но мы не были зациклены на материальных ценностях, главное – закрыть свои первичные потребности. Например, к нам в магазин в Америке (мы жили в городе Аспен, там находится дорогой горнолыжный курорт) часто заходили миллиардеры. И единственный фактор, по которому можно было определить, сколько у человека денег, – это его кредитка. В остальном – глядя на человека, вы бы никогда не смогли понять, что он миллиардер: настолько он просто себя ведет, он открыт к диалогу, никаких понтов. Я не раз видела, как хозяин ресторана сам спокойно мог обслужить гостя, поболтать с ним. Это настолько отозвалось у меня в душе… И наша идея – в том, чтобы делать для кого-то, а не только для себя.

Инна Яцко 2 обувь Basarab.jpg

Инна Яцко //фото из личного архива И.Яцко

 А почему в итоге открыли фабрику в Пролетарске, а не в крупном городе?

– Это мой родной город. Вообще, когда мы вернулись из Америки, то купили квартиру в Ростове, пожили там и поняли, что это не наше. Я знаю, что такое жить в маленьком городе – это свобода, например, она в том, чтобы в семь лет ходить в школу одной. И живя в Ростове, я поняла, что говорить о какой-то самостоятельности своих детей я не могу. А у меня два мальчика. То есть мне нужно будет везде их водить, о каком моем бизнесе может идти речь? А я вовсе не домохозяйка по своей натуре. С 19 лет я уже занималась своим делом. Может, это громко звучит, но у меня тогда был первый бизнес, в котором я зарабатывала немалые деньги – я занималась наращиванием ногтей. При этом параллельно училась очно в мединституте. Это позволило мне заработать деньги и уехать в Америку. То есть даже не было такого варианта, что мы остаемся в Ростове, я вожу детей в школу, на секции. Я ведь тоже хочу себя реализовать. Да, мы понимали, что маленький город будет ограничивать, есть моменты, которых нам будет не хватать – например, в плане спорта. Но мы говорим так: «Нет сейчас, значит, нам нужно это сделать. Значит, наша цель – заработать денег и построить теннисный корт». Мы идем к этому. Сейчас главное – еще чуть-чуть подрасти, тогда уже будет возможность участвовать в каких-то серьезных городских проектах.

 Вы сделали ставку на розницу и онлайн-продажи, почему?

– Мы начали с опта, хотели открывать сеть магазинов. Сначала по области и дальше по всей территории России. Открыли первый магазин, потом быстро второй, третий. И поняли, что ничего не получается. Я думаю, у нас не было достаточного опыта тогда. Нас никто не знал, и наши конкуренты, экономя на этапах производства, могли предлагать цену ниже. Получается, у нас качественная обувь, но она дороже и ее никто не знает. У нас росли объемы, мы начали работать с оптовиками. Но столкнулись с проблемой: одни человек сделал заказ на 300 тысяч рублей без предоплаты, а потом отказался. И вся эта обувь осталась у нас. Нам пришлось продавать ее дешевле, и ничего на этом мы не заработали. Потом второй такой же человек попался. Когда я все это увидела, то сразу включилась в ситуацию, стала думать, что делать. Я в то время сидела дома с детьми, а «Инстаграм» был еще малоизведанной соцсетью. Я начала постить фото с производства, нашей обуви. Появились первые подписчики, я начала серьезно изучать вопрос. 

Еще был один знаковый момент: я писала многим знаменитостям, что-то в таком духе: «Мы классные производители обуви, но нас не знают, расскажите о нас». Денег на рекламу тогда не было, все средства были в обороте, буквально каждые десять тысяч. Никто мне не отвечал. В «Перископе» я была подписана на Эвелину Бледанс, я писала ей комментарии, и она обратила на них внимание, попросила меня еще раз прислать ей письмо. Мы отправили ей две пары обуви, и она сделала пост о нас. Это был фурор: посыпались подписчики – 1300 человек, заказы. На тот момент это было много – около 150 заказов. Благодаря этому, у нас появились деньги, которые я вложила в рекламу. Сейчас мы принимаем заказы через наш сайт и соцсети, у нас остался только один розничный магазин в Пролетарске.

– Кто покупает вашу обувь, как устроена доставка?

– Заказывает вся страна – от Калининграда до Сахалина. Если обувь не подошла, ее можно обменять или вернуть. Мы предлагаем различные способы доставки: курьером, в пункт выдачи заказов, почтой по России и за границу, EMS доставка за границу. Мы отправляли заказы в Великобританию, Новую Зеландию, Канаду, Данию. Но нас ограничивает доставка, за границу она дорогая. Пара стоит пять тысяч рублей, а доставка будет 2500. Это не очень выгодно для самого клиента. Если бы доставка была хотя бы тысячу рублей, тогда, я уверена, мы бы много отправляли за границу.

 Каковы ваши конкурентные преимущества?

– Качество, цена. Еще очень важный момент – мы щепетильно относимся ко всему: никогда не отправляю пару, если знаю, что она подведет человека. Я сама могу позвонить покупателю, если возникает какое-то недопонимание. Для человека это очень важно. Я стараюсь быть искренней и откровенной, а в бизнесе часто пытаются что-то скрыть, вот это неправильно. Я всегда говорю своим сотрудникам, когда они спрашивают, как поступить: «Поступите правильно».

 Где точки роста вашего бизнеса?

– На женской обуви мы хорошо растем. Потенциал – у мужской и подростковой обуви, последнюю мы планируем начать выпускать, уже давно поступают такие запросы, потому что это огромная проблема. Мы сами с этим столкнулись: на рынке хорошей кожаной обуви для подростков практически не представлено. Это колоссальный дефицит: производители боятся браться за этот сегмент, потому что по себестоимость эта обувь сопоставима со взрослой, но не каждый может себе позволить покупать обувь по такой цене, учитывая, как быстро растут дети, – всего на полгода или один год. Мы готовы экспериментировать здесь, пусть это будет небольшой объем, но хотим начать производство. Проблема в том, что нас ограничивает помещение, нужно новое. В планах еще – более глобальная тема, чтобы строить жилье и привлекать кадры в город. Люди продолжают уезжать. А нам нужны люди везде, я не люблю работать с аутсорсингом, максимум, что могу отдать на аутсорс – это бухгалтерия. В остальном с людьми очень тяжело работать удаленно. Поэтому наша задача – хорошо зарабатывать и вкладывать эти деньги в инфраструктуру в том числе. Опять же, проблема в том, что производство – это не высокомаржинальный бизнес. Но если поставим цену за туфли в восемь тысяч рублей (и это было бы обоснованно), то потеряем клиентов, а мы этого не хотим.

 Как, на ваш взгляд, популяризировать предпринимательство?

– Мы только через четыре года работы стабилизировались, но не всем так везет. Многие хотят заниматься бизнесом, но нужна поддержка в виде налоговых каникул, в виде отмены проверок. Но тут палка о двух концах – некоторые предприниматели ведут нечестную игру. Так как мы работаем честно, то можем сказать: главное – не мешать нам. При этом мы не отказываемся от квалифицированной помощи. Когда мы получали сертификат «Сделано на Дону», к нам на фабрику приехал специалист для аудита и провел его на высоком уровне. Нам подробно рассказали, что нужно подправить. Мы это сделали и получили сертификат. Если бы в таком формате все госструктуры у нас работали, было бы отлично. И надо мотивировать людей на то, чтобы они тратили время на свое развитие, чтобы себя пробовали, не боялись экспериментировать и верили в себя – тогда это принесет успех.

  • Комментарии
Загрузка комментариев...